Поволжский Образовательный Портал

Финансирование вуза теперь будет зависеть от его места в рейтинге

Опубликовано 16 февраля 2005

Посетив Нижегородскую область, министр образования и науки сделал ряд важных заявлений, которые в эксклюзивном интервью прокомментировал корреспонденту "РГ".


Российская Газета: Андрей Александрович, в Нижнем Новгороде вы провели родительское собрание и призвали сделать школу инвестиционно привлекательной. Какие шаги для этого надо предпринять?

Андрей Фурсенко: Есть несколько абсолютно необходимых требований. Первое - должны быть законы, которые позволят тем, кто заинтересован, абсолютно легально вкладывать деньги в образование. В школу инвестируют неохотно, потому что деньги расходуются непонятно на что. Я думаю, что обсуждаемый сейчас закон о новых формах коммерческих организаций, в том числе и в образовании, такие возможности предоставит. Сегодня госучреждение не может заниматься предпринимательством, потому что это всегда риск. А если вы рискуете от имени госучреждения, то всю ответственность автоматически оставляете государству. Это нечестно.

Если школа или вуз считают, что они должны заниматься предпринимательской деятельностью, то надо установить четкую границу между ответственностью их и государства. Но этот переход должен осуществляться на добровольной основе. Не должно быть никакой обязаловки. Некоторые школы уже сегодня хотят больше свободы, и им мы такую возможность предоставим.

Второе условие - все механизмы финансирования школ и вузов должны быть прозрачны, поставлены под общественный контроль попечительских советов. Важно, как они будут взаимодействовать с директорами школ. И здесь есть проблема. Ведь сегодня он контролирует все и вся, а ему предстоит сотрудничать с обществом, искать с ним общий язык. И особо надо сказать, что в нынешних условиях директор должен быть еще и менеджером, а этому его предстоит обучить.

РГ: Многие школьные директора боятся новых возможностей, которые им сегодня уже предоставляют.

Фурсенко: И правильно, что боятся. Переход на новые формы работы - вещь очень сложная. Бояться - это в каком-то смысле ощущать ответственность.

РГ: На встрече с ректорами нижегородских вузов вы сделали важное заявление об отмене льгот для медалистов на вступительных экзаменах. Это произойдет уже в этом году?

Фурсенко: Число золотых медалей за последние десять лет увеличилось в 2,5 раза. Сегодня медаль - уже не знак качества. Ректоры ведущих вузов свидетельствуют: медалисты зачастую сдают экзамены хуже остальных абитуриентов. В одном из вузов Карачаево-Черкесии из 14 золотых медалистов смогли написать вступительное сочинение лишь двое. А тенденция такова, что школы выдают с каждым годом все больше и больше медалей.

Поэтому медалистов мы будем зачислять в вузы на общих основаниях. Вопрос об этом Госдума рассмотрит весной, внося поправки в Закон "Об образовании". Но одновременно мы существенно расширим систему зачисления по итогам олимпиад. Если их условия прозрачны, то не вижу причин, почему бы не зачислять победителей региональных олимпиад вне конкурса. Но менять правила уже в этом году я считаю преждевременным.

РГ: Многие ректоры выступают против двухуровневого образования. Они считают, что уровень бакалавра не обеспечивает достаточных знаний...

Сегодня медаль - уже не знак качества. Число золотых медалей за последние десять лет увеличилось в 2,5 раза.

Фурсенко: Опыт показывает, что после окончания даже лучших вузов их выпускники вынуждены доучиваться, а то и переучиваться на производстве или в научных центрах. Например, в известном научном ядерном центре в Сарове нам сказали: мы готовы взять бакалавра и доучить до магистра. Это ответ потребителей, заказчиков, что является для меня лучшим аргументом. А тем, кто после окончания вузов работает менеджерами по продажам в многочисленных фирмах, магистратура уж точно не нужна.

РГ: Нижегородская область, которую вы посетили, принципиально против введения у себя Единого госэкзамена. Вам не удалось переубедить министра образования области Сергея Наумова?

Фурсенко: Я считаю, что неучастие в ЕГЭ обедняет и отбрасывает назад Нижегородскую область. Но насильно вводить "единый" мы нигде не собираемся. Сама идея ЕГЭ правильная, правда, реализуя ее, мы наломали много дров. И одна из главных ошибок как раз и заключалась в том, что его стали навязывать. К тому же и сами тесты разрабатывались кулуарно. Сейчас к этой работе мы шире привлекаем научную и вузовскую общественность.

Но ЕГЭ не будет единственным способом поступления в вуз. А вот если вузы решат проводить свои дополнительные испытания, то и их условия надо сделать известными для всех - хотя бы за год до вступительных экзаменов. Здесь тоже не должно быть тайн Мадридского двора.

РГ: Вы говорили, что будут составляться новые рейтинги вузов, на основании которых серьезно изменится финансирование. Неудивительно, что эту "табель о рангах" с тревогой и нетерпением ждут прежде всего преподаватели. Когда она появится?

Фурсенко: Да, я действительно считаю, что должны быть 10-20 ведущих университетов, конкурентоспособных на мировом уровне. И кроме того - 100-200 вузов, которые являются системообразующими в России, задают планку образования. Все остальные войдут в "низшую" лигу. Но у рейтингов может оказаться и оборотная сторона: их составители получают возможность для различных манипуляций. И этот соблазн очень велик, ведь рейтинги напрямую будут связаны с финансированием.

Сейчас сразу несколько групп начинают над этим работать. Они представляют как частный бизнес, так и общественные организации. Но без тщательного анализа рейтингов обнародовать их не стоит. Беда в том, что многие хорошие нововведения были скомпрометированы недостаточно четкой проработкой. Не хотелось бы наступать опять на те же грабли.

РГ: Идея университетских комплексов сейчас как-то отошла на второй план. А ведь многие считают, что интеграция науки и образования вузов весьма перспективна.

Фурсенко: Нет, я не считаю, что мы забыли об этой идее. Думаю, что мы будем поощрять консолидацию усилий вузов и институтов. Потому что везде в мире более сильные научные центры и университеты подбирают под себя более слабые, поднимают их до своего уровня. Обновление в этих случаях происходит гораздо эффективнее. Один в поле не воин.

РГ: Но слабые вузы боятся потерять юридическое лицо в ходе такой кооперации.

Фурсенко: Кто-то его все-таки потеряет. Я не считаю, что ради сохранения чьих-то амбиций мы имеем право жертвовать уровнем образования и уровнем жизни людей, которые работают в таких вузах. Ставить под угрозу существование вуза в целом и ставить в очень тяжелое положение студентов и преподавателей - неправильно. Вот тут, если будет принято обоснованное решение, мы как раз готовы употребить власть.

Но все же я считаю, что инициаторами таких шагов должны быть работодатели, научное и педагогическое сообщество и сами студенты. Мы не имеем права на жесткие административные решения. Вообще жесткое управление образованием бессмысленно и невозможно. Ни в одной стране мира оно себя не оправдало. А вот создание разнообразных возможностей, удовлетворения всех потребностей личности - это нормально.

В то же время у образования есть и социальная задача. Ведь сегодня учеба - это еще и одна из форм социальной поддержки людей. При этом, естественно, надо исключить покупку дипломов.

РГ: Студенты сегодня очень озабочены низкими стипендиями, которые не позволяют им сводить концы с концами...

Фурсенко: Да, конечно, стипендии должны повышаться и мы этим постоянно занимаемся. В то же время хочу сказать, что, на мой взгляд, все-таки главным требованием студентов к вузу должен быть высокий уровень образования.

Большого греха в том, что многие студенты работают, я не вижу. Даже в самых благополучных странах они придумывают себе какие-то сложные задачи, например, едут волонтерами туда, где требуется помощь, обслуживают людей в больницах. Это характеризует студентов как взрослых и ответственных людей, которым потом можно доверить и другую серьезную работу.

Справка "РГ"

Как нам сообщили в Госдуме, пока суть одной из поправок к Закону "Об образовании", над которыми сейчас идет работа, состоит в следующем: вузы будут иметь право самостоятельно принимать решение, учитывать при поступлении медали или проводить для медалистов конкурс. Об однозначной отмене определенных льгот для обладателей серебряных и золотых медалей речь не идет. Пока поправки не прошли даже первого чтения. Напомним, что сегодня обладатели медалей принимаются в вузы на основании собеседования или успешной сдачи одного экзамена по профильному предмету.
В последние годы число медалистов составляет в среднем шесть процентов от всех выпускников школ, но есть регионы, где этот процент гораздо выше. Так, в Орловской области в прошлом году медали получили почти 11 процентов выпускников, а на Кавказе этот процент кое-где зашкалил за 15. Численность золотых медалистов на душу учащегося населения увеличивается по мере продвижения с севера на юг. По статистике последних лет, на Сахалине получить золотую медаль может каждый 596-й школьник, в Московской области - каждый 253-й, в Саратовской - каждый 158-й, в Ростовской - каждый 55-й, в Республике Ингушетия - каждый 39-й, в Краснодарском крае - каждый 38-й, в Ставропольском крае - каждый 29-й, в Кабардино-Балкарской Республике - каждый 18-й.

Об этом сообщает Российская газета.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь