Поволжский Образовательный Портал

Ярославские вузы примеряют реформу к своим возможностям

Опубликовано 06 апреля 2005

В числе самых горячих тем, интересующих практически каждого россиянина, – предстоящая реформа высшей школы. Детали грядущих преобразований еще не проработаны, но в ожесточенных дискуссиях уже сошлись сторонники и противники модернизации системы.

Хочешь жить – умей меняться

Считается, что в советское время в Ярославской области была создана самодостаточная система обеспечения квалифицированными кадрами всех основных отраслей и экономики, и культуры, и науки. Достаточно сказать, что сейчас в областном центре насчитывается 19 государственных высших учебных заведений (с филиалами других вузов) да еще с десяток – негосударственных. Традиционно известен сильной подготовкой физиков и математиков Ярославский государственный университет имени Демидова, психологической школой – педагогический вуз, химико-технологическим научным и практическим направлением – университет технологический. Все они  успешно преодолели трудные времена бюджетного безденежья, каждый по-своему приспособился к новым условиям, обрел стабильность.
И вот – новые перемены. Реакция на них у руководителей вузов неоднозначна.

Статус – дело наживное

Большинство университетских ректоров, с которыми удалось побеседовать корреспонденту «РГ»,  несмотря на все «но», согласны в одном – перемены необходимы, хотим мы этого или не хотим. Уж очень сильно изменился в последнее время мир вокруг, особенно экономика. Изменились и требования к кадрам. Следовательно и готовить их надо иначе.

Больше всего тревожит руководителей высшей школы на местах предполагаемое разделение вузов на категории по значимости – национальные, федеральные и местные, региональные. От этого в большой мере зависит вся дальнейшая деятельность конкретного учебного заведения, его финансирование, возможность сохранения  научной базы и уровень подготовки кадров.

И второй вопрос – разграничение подготовки выпускников по степеням: бакалавра, специалиста и магистра.

Попасть в двадцатку лучших, то бишь национальной значимости вузов, вполне вероятно, не светит ни одному вузу области. А вот за статус федерального, по мнению заместителя губернатора, курирующего эту сферу в областной администрации, Николая Воронина, есть реальная возможность побороться.

Если руководители ярославских университетов смогут на этот раз осознать важность предстоящих перемен и соотнести свои интересы с интересами своих партнеров, то в Ярославле вполне может быть сформирован крупный объединенный учебный  комплекс, который смог бы соответствовать требованиям системообразующего вуза. Это (в идее) был бы университет, сохранивший особенности и самобытность каждой вошедшей в него высшей школы, но с общей формой управления, перспективного планирования, финансовой и научной базой.

В принципе сейчас такую идею не отвергают ведущие вузы Ярославля, хотя когда-то, лет десять назад она уже выдвигалась (по другим мотивам), горячо обсуждалась,  но тогда центробежные силы оказались сильнее центростремительных. Сейчас ситуация другая, и что из этой идеи получится на сей раз – покажет время.

Что умеет бакалавр

Ректор госуниверситета имени Демидова Герман Миронов, к примеру, убежден, что для России это будет гибельно и что не стоит копировать чью-либо модель образования – немецкую ли, американскую. Нужно совершенствовать собственную систему.

– У нас всего 6,5 тысячи студентов, – размышляет вслух Герман Севирович. – И я не знаю, к какой категории нас отнесут – неизвестны пока критерии. А если к третьей? Между тем, благодаря созданному в университете Интернет-центру и квалифицированным педагогам мы готовим  специалистов по высоким технологиям, таким как компьютерная безопасность, программное обеспечение, телекоммуникации. Они востребованы экономикой. И что с этим будет? Остановимся на бакалаврах?

– Я не считаю неразумным предлагаемое разделение в обучении, – спорит с этой точкой зрения ректор ярославского технического университета Юрий Москвичев. – Цель у него благая – дать возможность российской высшей школе интегрироваться в мировую образовательную систему, и это необходимо. Весь вопрос только в том, чтобы не спешить с внедрением новшеств, – все же у нас есть свой, российский менталитет, и не учитывать этого нельзя.
Мнение ректора подкреплено практикой: университет уже более пяти лет занимается обучением бакалавров по девяти направлениям, состоялся первый выпуск магистров.
Москвичев убежден, что первоначальная ступенька высшего образования – бакалавр – ничуть не ущемляет интересов выпускника, и что у этого вопроса в целом есть два аспекта. Это прежде всего чисто психологическая проблема: нужно просто понять, что бакалавр – это необходимое базовое образование. Дающее возможность затем, может быть даже уже взрослому человеку, сознательно выбирающему профессию,  не переучиваться (сколько тому примеров!), а доучиваться, наращивая знания по той или иной специальности. Может быть всю жизнь. И второй момент – это необходимость прояснить правовую сторону вопроса. Четко прописать права и возможности выпускника каждой ступени. Пришел бакалавр на производство – на что он может претендовать, на какой спектр должностей, что ему может доверить руководство завода, фирмы? И, коли реформа уже поверяется практикой, эти вопросы, видимо, будут вставать все острее.

С большой долей опасения заглядывают в ближайшее реформенное будущее руководители государственных вузов, имея в виду возможные проблемы с финансированием. Как сообщили в университете имени Демидова, недавний 122-й закон отменил все льготы по налогам для российских вузов. Факт для них тревожный, поскольку, как пояснили мне, какой-либо компенсации в бюджет этого года не заложено.

В техническом вузе считают, что не стоит неоправданно жестко привязывать выделение ГИФО (государственных финансовых обязательств на обучение студента) к результатам единого государственного экзамена: уж очень большая ответственность тогда, считают специалисты, ложится на ЕГЭ.  Педагоги технического университета убеждены в том, что ЕГЭ не должно стать единственной формой приема в вузы.

А люди у нас понятливые

Есть и другие, менее объемные, но не менее важные вопросы к разработчикам программы. К примеру, ректорат ЯрГУ имени Демидова беспокоит роль ученых советов в новых условиях. Сейчас это активный, дееспособный, регулирующий основные стороны деятельности вуза орган, а как будет потом, с появлением попечительского совета, предусмотренного концепцией реформы? Что останется от функций ученого совета и нужен ли он будет вообще? И поскольку эта роль не прописана, это вызывает заранее негативную реакцию на новую форму – попечительские советы.

Вообще многие, с кем довелось беседовать, считают: реформе не хватает именно гласности, доступной разъяснительной работы смысла и форм преобразований. Примером то ли ненужной поспешности, то ли просто невнимания к мнению тех, кому проводить эту реформу в жизнь, стало, в частности, ознакомление участников российского совета ректоров с основной концепцией модернизации образования всего лишь за неделю до его проведения.

– Начальная стадия организации реформы принципиально важна, – считает вице-губернатор Ярославской области Николай Воронин. – Мы уже все убедились, что серьезная модернизация требует большой работы на старте, здесь важны и толковая пропаганда, и независимый анализ того, что апробируется в высшей школе. От этого зависит качество будущего образования. И уровень сопротивления новациям. Ведь по большому счету абсолютная масса людей,  занятых в образовательном процессе, понимает, что перемены необходимы.

Вуз-трансформер

Кострома определилась, какой должна стать базовая модель специального образования

Недавно Кострому облетела любопытная весть: в городе есть перспектива открытия пяти или семи институтов. Сейчас в областном центре действуют три высших учебных заведения – государственный и технологический университеты, сельскохозяйственная академия, а также несколько филиалов московских вузов.

В чем новшество? Как соотносится оно с предстоящей реформой системы высшего и среднего специального образования в стране, в результате которой часть учебных заведений вполне может лишиться государственных лицензий по причине низкого качества преподавания? Какое будущее ждет костромских студентов и их педагогов?

Об этом рассказал председатель совета ректоров вузов области, ректор Костромского государственного университета Николай Рассадин.

Все институты возникнут не на пустом месте, а именно в рамках госуниверситета.
К подобной модели стоит устремиться, если стараться соответствовать требованиям Болонского соглашения о введении единых европейских стандартов в сфере высшего образования. Они предусматривают двухуровневую модель: бакалавриат и магистратуру. По аналогичному пути идут сейчас не только костромичи, но и некоторые санкт-петербургские, белгородские, кировские вузы.

В Костроме предложение проверено временем. В структуре КГУ уже действуют два таких института – экономики, а также психологии и педагогики. Это наиболее современные учебные подразделения, которые ведут обучение специалистов соответственно по восьми и семи специальностям. При том и другом есть системы довузовской подготовки: молодежные профориентационные объединения, профильные классы и летние лагеря школьного актива, проводятся олимпиады по изучаемым предметам. Аспирантура, докторантура, советы по защите диссертаций, участие в специализированных, в том числе международных, изданиях стали составными частями работы ученых обоих институтов. Отличительная черта их выпускников – владение несколькими смежными специальностями, что дает простор для трудоустройства.

Такой опыт и решено тиражировать. Без нажима, но в соответствии с требованиями времени.

Не исключено, что из художественно-графического и музыкально-педагогического факультетов вырастет в Костроме специализированный институт искусств. На базе филфака и несколько более престижного факультета иностранных языков вполне можно создать институт филологии и лингвистики. На стыке психологии и журналистики тоже таится немало возможностей. А физмат и индустриально-педагогический факультеты объединятся, например, в институт физических и технических наук. До институтского статуса могут дорасти и отдельные наиболее мощные факультеты КГУ.

Логические предпосылки такого движения очевидны, считает ректор. Это так называемое блокирование смежных специальностей при переходе на получение образования по европейскому стандарту. Рассчитано оно на практическую пользу для выпускников. Представьте себе, например, такую ситуацию: специалист, окончивший университет, получит право преподавать родной русский язык еще и как иностранный. В кармане у него появится соответствующий документ. Само собой, перед ним откроется гораздо больше дорог, нежели перед традиционным филологом.

Конъюнктура рынка не может не влиять на наполняемость нынешних факультетов.  Новая институтская система позволит выровнять ситуацию. Эта мера сохранит в стенах вуза квалифицированные педагогические кадры. А студенты кроме общеобразовательных дисциплин получат некие универсальные наборы специальных знаний, на основе рассчитанных на полтора-два года динамичных прикладных профильных учебных программ. Как раз этого требует сегодня от высшей школы современный рынок труда, приспосабливаться к которому выпускникам уже не помогает давно отмененное пресловутое распределение. Запас сведений, полученных в университетских институтах, позволит молодым специалистам стать своеобразными трансформерами, умеющими адекватно отвечать быстро меняющимся конкретным общественным запросам.

Сегодня в Костромском государственном университете 13 факультетов. Недалек тот день, когда его основу составят созданные на их базе новые, более универсальные институты. Не так важно, сколько их будет. Гораздо большее значение имеет поиск тех точек соприкосновения отраслей знаний, которые дадут выпускникам творческий импульс на всю последующую профессиональную жизнь.

По материаллам газеты Российская газета.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь