Поволжский Образовательный Портал

Оценка качества деятельности вуза приобретает все большую актуальность

Опубликовано 23 мая 2005

Сегодня оценка качества деятельности вуза приобретает все большую актуальность. Поэтому на Федеральную службу надзора в области образования и науки возлагаются особые надежды. Кстати, сейчас она работает над созданием ОСОКО — Общероссийской системы оценки качества образования. Как это делается, каковы итоги проверок и планы работы в ближайшем будущем? На эти и другие вопросы отвечает заместитель руководителя Федеральной службы доктор экономических наук Елена Геворкян.

- Елена Николаевна, у Федеральной службы есть обязанности, которые перешли к ней по наследству от бывшего Минобразования? — Разумеется. Административная реформа предполагала перераспределение функций, и Федеральная служба сегодня выполняет задачи, в том числе решением которых раньше занимался Департамент лицензирования, аккредитации и аттестации бывшего Минобразования. В этой связи есть несколько направлений деятельности: плановые проверки (о них все хорошо знают) и комплексные оценки вузов; внеплановые проверки — то, что ваши коллеги окрестили «полицией качества», и создание совместных комиссий с органами управления образованием по контролю того, как высшие учебные заведения соблюдают лицензионные требования и нормативы. — Чем вызвано то, что вы проверяете не один вуз, а сразу все находяшиеся в регионе? — Это вызвано необходимостью. Сегодня много говорят о том, что качество высшего образования снижается, а выпускники не находят себе работу по специальности. На самом деле эти разговоры имеют под собой определенные основания. За последнее десятилетие после выхода в 1992 году Закона «Об образовании» число вузов и филиалов возросло в несколько раз — было чуть больше 600 государственных высших учебных заведений, сейчас 3000 образовательных точек. (Вузы и филиалы, где реализуются программы высшего профессионального образования). По числу докторов и кандидатов наук, имеющих высшую квалификацию, увеличение составляет всего 4%. И это дает основания для разговора о снижении качества высшего образования. — Вы проверяете все специальности высшей школы? — Во время плановых проверок — да, а во время внеплановых мы пока проверяем подготовку по специальностям в области юриспруденции, менеджмента и экономики. Эта цель была поставлена перед Минобразованием три года назад. Реализовывать задание мы начинали фактически с сентября 2004 года. Потребовалось время для создания и накопления тестовых материалов. В период плановых проверок, которые каждый вуз проходит раз в пять лет, идет апробация тестов для других специальностей. Видимо, в самом ближайшем будущем тестовые технологии будут применены и в целом ряде других специальностей и направлений подготовки.

Теперь во внеплановых проверках служба старается как можно меньше использовать экспертные оценки. Потому что, как только в вузе появляется эксперт, мы, к сожалению, не всегда можем получить объективную информацию. В одном из самарских вузов работала экспертная комиссия, и результаты проверки были положительными. Тем не менее мы вынуждены сегодня проводить вторую проверку — тратить государственные деньги, время, напрягать студентов, создавая ненормальную социальную атмосферу. Беда подчас не только в комиссии как таковой, а еще и в руководстве вуза. Оно не представило все необходимые документы экспертам, а тем в свою очередь не хватило времени рассмотреть все подробно. — Елена Николаевна, говорят, что процедуры лицензирования, аккредитации и аттестации обходятся вузам в кругленькую сумму. Например, ректор Смоленской медицинской академии говорил почти что о 500 тысячах рублей. Это правда? — Нет, это неправда. Дело в том, что по сравнению с другими европейскими странами в России самая дешевая процедура лицензирования, аттестации и аккредитации. Цена внешней экспертизы качества на европейском уровне по одному направлению подготовки оценивается примерно в полтора-два миллиона рублей. Мы оптимизируем расходы путем создания комплексных комиссий, которые проводят три вида работ: лицензирование, аттестацию и контроль выполнения аккредитационных показателей. Расценки представляются в официальных счетах за работу экспертов. В целом эта сумма для среднего вуза около 100 тысяч рублей, и вносится она один раз в пять лет. — Откуда берется полмиллиона? — Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Видимо, к стоимости экспертной оценки вузы прибавляют еще стоимость заключения санэпидемнадзора, госпожнадзора. Хочу заметить, что эти два документа должны быть постоянно действующими, а не только в период проведения контрольных мероприятий. Странно, что ректор Смоленской медицинской академии сообщил, что расходы на самоаттестацию у вуза составили 114 тысяч рублей. Я не очень понимаю, какие могут быть «накладные расходы» при самообследовании. — К числу накладных вузы нередко относят и расходы по «приему экспертных комиссий». Как вы относитесь к таким расходам? — Еще раз повторю, что работа экспертов оплачивается официально по счетам. А процедура лицензирования, аттестации и аккредитации не стоит полмиллиона, и я попросила бы ректоров такими цифрами публично не оперировать. Оплата всех расходов проводится только по договорам, и мы готовы дать ректору разъяснения на этот счет. К сожалению, есть случаи, когда вуз берет на себя труд развлекать комиссию, используя свои внебюджетные средства.

А вообще при оценке качества подготовки выпускников учитываются экспертные заключения. В то же время для оценки качества знаний студентов стали больше применяться тестовые технологии. — Были случаи, когда вузы вас обманывали? — Иногда выясняется, что по заявленным документам идет одно, а в результате приезжаем в вуз через два года и видим, что обязательства, взятые на себя, высшее учебное заведение не выполнило. В этом случае мы вынуждены закрывать эту специальность. — Елена Николаевна, вот уже довольно длительное время мы говорим о практике аттестации и аккредитации, по сути, пережевывая давно известные вещи. А что-нибудь новое появится в ближайшее время? — Да, конечно. Теперь будет даваться оценка воспитательной работы вуза. Это придумали не мы, это исходит из Закона «Об образовании», где главная роль отводится воспитанию и обучению. Мы не берем на себя труд оценивать воспитанность выпускников, а ставим перед собой вполне реальные цели. Задача состоит в определении, какие условия есть в вузе для развития личности. Уже проведены первые пилотные проекты, подготовлены две анкеты. Одна —  экспертные оценки. Эксперт фактически по бумагам, по беседам анализирует состояние воспитательной работы, а потом проводится анкетирование студентов: «Воспитательная работа глазами студентов». В десятках вузов эта работа уже проведена. При подведении первых итогов на одной из аккредитационных коллегий, выяснилось, что эксперты оценивают воспитательную работу в вузах значительно выше, чем сами студенты. — А студентов нельзя сделать экспертами? — Сейчас служба начинает привлекать к работе в экспертных комиссиях представителей студенческих объединений —  председателей студенческих советов, профсоюзных студенческих организаций и т.д. Эксперты общаются со студентами, задают им много вопросов. В европейской практике проведения оценочных процедур наибольшее внимание уделяется как раз таким интервью. Думаю, что нам следует воспользоваться этим опытом. — Не собираетесь ли вы ужесточать критерии оценки при аккредитации, уж коль скоро ставите такие высокие требования к качеству работы вузов? — Да, некоторые критериальные значения показателей госаккредитации возрастут. Особенно это будет касаться научно-исследовательской работы и университетов. Сегодня многие образовательные учреждения имеют в своем наименовании слово «университет», не соответствуя ему по сути. Поэтому первое, что планируется, — ввести абсолютный показатель, которого не было, — это объем научно-исследовательской работы в сумме за три года. Минимальный показатель для университета должен быть не менее 30 миллионов рублей. Эти цифры пока не приняты приказом, они сейчас находятся в стадии обсуждения образовательной общественностью. Как только будут получены критические замечания на этот счет, возможно, внесем какие-то изменения. Относительные показатели по науке увеличатся примерно в три раза. Есть предложение отказаться от показателя количества учебников и учебных пособий с грифами учебно-методических объединений или Минобрнауки. На наш взгляд, введение в свое время этого показателя привело не к написанию качественных учебников, а к погоне за грифами. При оценке учебно-методической работы теперь будет учитываться наличие учебно-методических комплексов по каждой из дисциплин учебного плана. Количество диссертационных советов как показатель станет носить информационный характер, поскольку идет реструктуризация сети диссертационных советов. При этом коллегия будет учитывать участие вузовских ученых в работе межвузовских диссертационных советов, в работе советов других вузов и так далее. Эффективность работы аспирантуры мы также введем в качестве одного из показателей.

Виктория Молодцова


Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь