Поволжский Образовательный Портал

Николай Платэ: "Учёный не должен торговать на рынке"

Опубликовано 26 мая 2005

Общее собрание Российской академии наук выдалось по-летнему жарким. Привычное, тихое и предсказуемое течение мероприятия взбудоражили планы реформирования отечественной науки, предложенные правительством: сокращение количества институтов, новый порядок финансирования, повышение реальной эффективности научных исследований.

Но у многих академиков, у Президиума РАН есть и свои представления о том, как нужно модернизировать российскую науку. Об этом вице-президент РАН, директор Института нефтехимического синтеза им. Топчиева Николай Платэ рассказал обозревателю "Известий" Татьяне Батневой.

известия: Николай Альфредович, так почему наши академики так болезненно встретили планы модернизации - все в стране меняется, а вы против перемен?

Николай Платэ: Никто не спорит с необходимостью реформирования! Но возникает философски-экономический вопрос: как? Экономика любой страны состоит из двух одинаково важных частей: экономики производящих сил и экономики распределения, рынка. Почти все представители нынешних властных структур пришли именно из второй - менеджеры, экономисты, юристы. Они рассматривают науку и научную информацию только как товар. И это их главная философская ошибка.

известия: А разве настоящий научный продукт не должен быть товаром, приносить доход?

Платэ: Наука сама по себе не может быть рыночной. Ценность нового, добытого ею знания никогда не определяется стоимостью затрат, как цена рыночного продукта. Это ценность абсолютная. Реформаторы впадают в системную ошибку, когда говорят, что наука должна сама себя содержать и продавать. Добывание нового знания - это не только создание конкретных технологий или товаров, но и удовлетворение извечного человеческого стремления к познанию, которое и само по себе идет во благо человеку. Нормальное государство должно науку поддерживать не только из-за ее практической пользы.

известия: Так ведь программа и предусматривает увеличение финансирования, но требует и реальной отдачи от ученых, коммерциализации научных открытий.

Платэ: И с этим мы согласны, только заниматься этим должны не ученые и не институты, а другие люди и другие структуры. Внедрение научной информации в производство - это самостоятельная, высокооплачиваемая и высокочтимая профессия. Весь мир давно идет по этому пути.

известия: А у нас внедренческих фирм почти нет. Как думаете, почему?

Платэ: Тут могу только взывать: дорогое государство, родное правительство! Сделайте внедрение научной информации, превращение ее в товар экономически выгодным! Я был бы счастлив, если бы ко мне раз в 3-4 месяца приходил директор такой отечественной фирмы и спрашивал: что новенького вы натворили за это время? А у меня в институте пасутся немцы, французы, австралийцы - но только не российский бизнес. Наш бизнес ориентирован на сырье, ему не нужны высокие технологии. Директор химического завода тридцать лет выпускает старый полиэтилен, вложил в оборудование тьму денег, и его мощности загружены на 70% - какой у него стимул взять мой новый полиэтилен, тратиться на его внедрение? А государство его не стимулирует.

известия: Зато за нашими учеными охотятся эмиссары западных фирм.

Платэ: Да, там умная фирма ищет будущих перспективных ученых уже на уровне студентов, платит им стипендию, теребит профессоров. Почему начал процветать наш софтвер, наше программирование - потому что производственникам это стало выгоднее, чем покупать импортное. А математическая школа в России феноменальная.

известия: Неужели наш бизнес совсем не интересуется нашей наукой?

Платэ: Нет, подвижки есть, очень обнадеживающие. Три недели назад президент РАН Юрий Осипов подписал соглашение о сотрудничестве с "Газпромом" - это событие в полном смысле историческое. Появилось некое движение и со стороны крупных нефтяных компаний, они хотят заниматься высокой нефтехимией.

известия: Значит, вы видите перспективы науки в поддержке со стороны государства и бизнеса?

Платэ: В своем проекте реформирования РАН предлагает создание инновационных поясов вокруг научных центров, где работали бы грамотные и дружественные науке менеджеры. Нужны особые формы кредитования научных проектов. Нужно внести изменения в законодательство по авторскому праву - разработчики должны иметь экономические стимулы. Финансирующее разработку министерство или ведомство должно получать свой доход после коммерциализации научного продукта. А государство будет получать свою долю в виде новых рабочих мест, налогов, отчислений, а не являться по существу единственным собственником научного открытия.

известия: Значит, пусть ученый творит без оглядки за государственный счет и без всякой ответственности за результат?

Платэ: Конечно, не так. Нередко ученый обижается, что никто не внедряет его гениальное изобретение, но не задумывается о реальных затратах на внедрение и экономических последствиях - это тоже неверно. Государство несомненно должно ориентировать науку, если не на конкретные технологии, то уж на приоритеты научного поиска.

известия: И все же на Общем собрании правительственная версия реформирования одобрена. Академия пошла на компромисс?

Платэ: С первого, сентябрьского варианта концепции не изменилась ее философия, но тем не менее внесено много изменений, найдено много точек соприкосновения. Польза от совместной работы налицо. Сказать, что документ уже абсолютно готов, пока нельзя, многое еще прописано плохо - к примеру, судьба отраслевой науки, государственных научных центров.

известия: А не получится так, что в результате согласований и уточнений все в нашей науке останется как было?

Платэ: Не думаю. Деваться нам некуда, реформироваться необходимо. И большинство ученых к этому готовы.

По материаллам Известия науки.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь