Поволжский Образовательный Портал

Изменения в науке и образовании назрели

Опубликовано 17 июня 2005

Изменения в науке и образовании назрели. Это понимают все: руководители государства и ученые, простые граждане и люди, формирующие общественное мнение. Но что делать дальше?


Здесь понимание необходимых шагов, представления и настроения расходятся. Объединяет всех только одно, что времени для таких шагов осталось совсем немного, всего несколько лет. Дальше проблема спасения и реорганизации науки исчезнет сама собой за отсутствием самого объекта этого спасения.

Система управления наукой сложилась в 30-е годы и отражала сложившиеся тогда формы управления сферами социальной жизни, в том числе и наукой. Бюрократическая система управления была достаточно эффективной и позволяла решить поставленные государством задачи в условиях распоряжения, контроля и управления государством всеми имеющимися в обществе ресурсами.

Сегодня изменяются принципы функционирования экономики, существенно изменяется положение и возможности самого Российского государства. Оно не может, как прежде, заниматься финансированием всех направлений научного поиска и внедрением их в производство.

А сфера науки во многом сохранилась в неизменном виде еще с советского времени. В каком-то смысле это и хорошо. Подходить к науке с революционными мерками реформаторства, может быть, не самый лучший способ решения проблемы. Но сохранение прошлого подошло к черте утраты Настоящего и Будущего.

Будущее за странами и корпорациями, производящими знания и технологии. Сегодня Россия постепенно становится страной вывозящей энергоресурсы и ввозящей технологии. Отечественная наука, производящая знания и технологии, оказалась во многом в стороне от развития страны. Можно ли упрекать за это само научное сообщество? Сейчас вопрос не в этом, а в том, как объединить сохранившийся потенциал науки и промышленности, найти эффективные инструменты государственного и частного инвестирования в науку для появления современного растущего наукоемкого сектора экономики.

В советское время Академия наук играла роль высшего органа государственного управления наукой. Ее статус и функции сформировались в ту эпоху, когда положение АН определялось прежде всего логикой "соревнования двух систем". В рамках этой логики академия была призвана обеспечивать конкурентоспособность страны в научно-техническом соперничестве с Западом - прежде всего в отраслях, связанных с военным производством. Она должна была доказывать превосходство централизованной, плановой экономики перед экономикой рыночной, не только участвуя в разработке алгоритмов управления экономическими и социальными процессами, но и освящая управленческие решения авторитетом науки. В том числе она должна была вести борьбу и с "буржуазной идеологией". Наконец, сами по себе достижения советской науки неизменно интерпретировались как свидетельства превосходства социалистического строя. Все это определяло чрезвычайно высокий социальный статус Академии наук.

В 1990-е годы Академия наук лишилась и прежней "сверхзадачи", и связанного с ней статуса; жесткий идеологический контроль со стороны государства исчез, но вместе с ним исчезла и "отеческая" забота последнего - финансирование АН РАН сократилось многократно. Однако, оценивая ее нынешнее положение в российском обществе и сознавая, что оно более чем существенно изменилось, пока мы не можем полностью отрешиться от представлений об этом институте, сложившихся в советскую эпоху. Эти представления во многом предопределяют критерии, которыми наши сограждане руководствуются в своих суждениях об АН РАН, ее состоянии и перспективах.

В 2001 году фондом "Общественное мнение" был проведен опрос о том, как оценивается значение РАН в общественном мнении. Высоко оценивая роль Академии наук в целом, о ее престиже в современном российском обществе респонденты отозвались весьма скептически: подавляющее большинство опрошенных граждан (88 процентов) отметили, что по сравнению с советскими временами авторитет нынешней Академии наук снизился.

Сегодня почти "не видно и не слышно" Российской академии наук. В обществе происходят радикальные перемены, которые затрагивают всю страну, решаются стратегические задачи будущего страны, определяется ее курс. А Академия наук исчезла в обществе как феномен его жизни. Еще выступают в СМИ отдельные академики, но вспомнить о какой-то важной социальной инициативе Академии или ее позиции по общественно важному вопросу сегодня довольно-таки затруднительно.

Конечно, РАН готовит документы, готовит оценки развития страны, но в обществе об этом почти ничего не известно. Мы знаем, что думают о важнейших проблемах развития страны артисты, пародисты, фотомодели и так называемые политологи, но практически ничего - об оценке Академии наук. Это проблема и Академии наук, и всего нашего общества. Обществу необходимо знать и понимать оценку научных экспертов высшей квалификации по важнейшим проблемам развития страны. "Национальная идея" начинается не с создания "мифа", а с понимания: с общего трезвого и научного понимания того, кто мы, чего достигли, куда хотим двигаться, какие пути и ресурсы для этого у нас существуют.

Основная проблема академической науки сегодня состоит в социальной востребованности новых знаний, технологий и невозможности существующей организации РАН ее осуществить. Выход видится в реорганизации, модернизации Академии наук, усилении ее роли в российском обществе и в новом ее качестве.

Можно выделить несколько направлений, которые требуют первоочередного решения: переход к полноценной системе конкурсного финансирования научных проектов; формирование государственной системы оценок эффективности научных учреждений и исследований; формирование механизма социализации новых знаний и технологий.

К сожалению, пока преобладающей формой финансирования было и остается разделение средств по организациям, хотя уже давно нужно переходить к финансированию проектов. Существуют фонды, экспертные советы, которые по каждому направлению проводят экспертизу заявок, потом управление фондов принимает решение о выделении грантов.

Каковы сегодня основные возражения против этой схемы, против ее расширения? Это маленькие деньги, это маленькие гранты, это короткие гранты. На основе таких грантов нельзя финансировать фундаментальные исследования. В лучшем случае можно поддерживать отдельные коллективы, делать что-то маленькое для себя. На самом деле никто не мешает, выделяя значительно большие объемы финансирования через конкурсную систему, поддерживать долгосрочные проекты, отбирать их, мониторить и таким образом поддерживать фундаментальную науку.

Но здесь проблема упирается в конечном счете в конфликт интересов. Основным препятствием для изменения финансирования по организациям в систему конкурсного распределения являются интересы организаций. Эти деньги необходимы им для собственного существования и самосохранения. К сожалению, в этом процессе роль Академии наук не очень конструктивна. Она сейчас выступает как структура, которая делит эти деньги. Государство их выделяет, а РАН делит. У РАН есть достаточно сильный стимул к тому, чтобы оставить все как есть. Какие-то возможные выходы из сложившейся ситуации помимо каких-то сдвигов в сторону конкурсного распределения могут сводиться к тому, чтобы интегрировать РАН с ведущими университетами, объединить механизм распределения и финансирования с механизмом социализации знаний, результатов деятельности науки и Академии наук.

Это все, конечно, относится прежде всего к реорганизации самой академической науки. Есть проблема, затрагивающая и деятельность самого государства в этой сфере. Это необходимость государственных общенациональных инвестиционных проектов создания технологий и типов техники новых поколений. Такие общенациональные проекты на практике могут быть реализованы только при объединении усилий промышленных предприятий, отраслевых и фундаментальных научных центров и привлечении различных источников финансирования. Примерами таких общенациональных проектов были космический и атомные проекты в СССР, создание аэробуса в объединенной Европе и др.

Обсуждение проблемы реформирования Академии наук ведется пока только с точки зрения изменения организации самой науки. Но в изменяющемся российском обществе у Академии наук может появиться и новая роль. Ведь наша политическая система основана на разделении и балансе различных ветвей власти. Система общественного контроля, обсуждения и влияния на политическую власть имеет достаточно узкие границы.

У новой Академии наук могла бы появиться важная общегосударственная роль: обязательная научная экспертиза всех социально важных стратегических и законодательных документов, готовящихся в органах власти, и обязательный учет результатов таких экспертиз.

В этом случае не только государство требовало бы эффективности науки, но и наука могла бы влиять на уровень качества принимаемых в государстве решений. Это был бы еще один дополнительный экспертный механизм влияния общества на власть, усиления ее устойчивости, профессионализма, сбалансированности и эффективности. У государства и Академии наук в этом случае появилась бы взаимная ответственность за результаты деятельности.

Конечно, все проблемы в статье не поставить и не решить. Это дело не статьи, а всего научного сообщества, проблема будущего нашего государства. Ясно только, что Академия наук больше не выполняет старой своей роли "министерства истины", сегодня это скорее уж "министерство тайны". Но именно сегодня всем нам, и не только ученым, очень важно, чтобы появился такой механизм, который сделает эти "тайны" достоянием всего общества - общественным капиталом.

По материаллам Российской газеты.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь