Поволжский Образовательный Портал

У сторонников и противников реформы появилась переговорная площадка

Опубликовано 28 сентября 2005

Только что созданный Федеральный институт развития образования, по мысли минобрнауки, станет переговорной площадкой для всех, кого так или иначе затрагивает реформа. Директором ФИРО назначен Евгений Гонтмахер. "РГ" стала первой, кому он рассказал о своих взглядах на развитие образования.

Российская газета | Евгений Шлемович, вы уже приступили к своим обязанностям?

Евгений Гонтмахер | Штатное расписание подписано, сейчас на 650 рабочих мест набираем людей.

РГ | Как вы думаете, почему именно вас назначили главным "переговорщиком"?

Гонтмахер | Раньше я наблюдал реформу образования со стороны, может быть, поэтому выбор пал на меня. Я не представляю ничьих интересов, никогда не "дружил" ни с одной группой образовательного сообщества против другой. Функция института, как я ее вижу - быть площадкой, где должно происходить столкновение мнений. Сейчас локомотив модернизаций - это министерство. А 90 процентов населения в реформы не втянуто, они являются скорее их жертвами. На них новации сваливаются, а люди их не принимают. Наша задача - сделать всех соучастниками реформ.

РГ | Вы лично согласны со всеми пунктами, которые на последнем заседании правительства озвучил министр образования и науки Андрей Фурсенко?

Гонтмахер | Конечно, иначе я бы не принял его предложение. Но думаю, что в реформе очень многое придется корректировать. С главным тезисом о том, что система образования должна стать более открытой для общества, я согласен. Ведь как считает большая часть преподавателей? Дайте нам денег и не трогайте нас - мы сами знаем, как учить. Это неверно. Профессиональное сообщество по своей природе консервативно. Оно не хочет изменений и живет в парадигме, что у нас в советское время было лучшее образование в мире.

РГ | Разве это не так?

Гонтмахер | Лишь отчасти. В Советском Союзе действительно было хорошее образование, но исключительно для тех условий, когда страна жила изолированно от мирового сообщества и в ней не было рынка. Сейчас все изменилось. Россия вовлечена в международные процессы, стала открытой, а образование как будто "закуклилось". Роль общества - тормошить его, подавать внешние импульсы к тому, чтобы оно менялось.

Образование должно обслуживать интересы общества, а не наоборот. Министр Фурсенко часто говорит неприятные вещи, которые многим режут слух. Например, что у нас слишком много вузов, торгующих дипломами. Или о том, что не надо всем поголовно поступать в университет.

РГ | А вы бы своих детей отправили в ПТУ?

Гонтмахер | В том виде, в каком они сегодня существуют, нет. Система профессионального образования в последние годы пришла в упадок. Большую часть техникумов передали в регионы. С моей точки зрения, это было ошибкой. Там не знают, что с ними делать. Либо закрывают, либо крайне неудачно профилируют. Через 2-3 года система начального и среднего профобразования может быть попросту ликвидирована.

На мой взгляд, властям надо не бояться отдавать их частным предприятиям либо приватизировать, но с условием, чтобы хозяин не менял профиля учебного заведения. Допустим, в городе есть крупное предприятие, которое нуждается в рабочих. Оно может включить техникум в свой состав. Созданную сеть негосударственных учреждений профобразования должно, разумеется, контролировать государство. Есть предложение часть техникумов, которые выпускают классных специалистов, сделать бакалавриатом. Степень технического бакалавра будут получать наиболее продвинутые, подготовленные кадры.

Одному министерству не под силу решить все эти сложные задачи. Необходимо социальное партнерство - с общественными организациями, родителями, работодателями. С теми же профсоюзами учителей министерство работает пока недостаточно. Должен быть постоянный процесс притирки по каждому вопросу.

РГ | А какие вопросы вы забрали бы у министерства и передоверили общественности?

Гонтмахер | Рейтинги вузов, например, должно составлять отнюдь не министерство, а выпускники, работодатели. Бизнесу надо быть более активным в составлении программ подготовки профессиональных кадров, входить в попечительские советы школ, техникумов, вузов. Работодатели должны заключать договора с учебными заведениями, чтобы выпускники приходили к ним работать.

РГ | Учительский корпус постарел, в школе преподают в основном женщины. Как поднять статус учителя? С чего начать - с зарплаты?

Гонтмахер | Даже если мы и поднимем зарплату всем учителям, это не поможет. Надо обновлять учительский корпус. Средний уровень школьного образования сейчас заметно снизился. Международное исследование PISA показало, что мы в третьем десятке по чтению, по математике. Реалиям нашей сложной конкурентной жизни школа абсолютно не учит. Идет какое-то механическое "заталкивание" в ребят определенной суммы знаний. А зачем?

Сейчас до школы не доходит 80 процентов выпускников педвузов. Было предложение: получил педобразование на государственные деньги, будь добр, отработай там, куда тебя пошлют. Может быть, здесь и выход. Если мы в разы поднимем зарплату всем подряд учителям, это не поможет поднять качество образования, надо действовать очень точечно.

РГ | А предложение президента дать гранты лучшим учителям вы одобряете?

Гонтмахер | Опасность в том, что чисто технические вопросы могут правильный, в общем-то, замысел свести "на нет". Как выбирать эти 10 тысяч учителей? И кто будет это делать? Надо, чтобы выбор происходил максимально гласно и публично. Я бы на месте министерства эту задачу тоже с себя снял. Есть профсоюз учителей, есть родительское сообщество, им и надо доверить выбор.

РГ | Финансирование школ с этого года передано в регионы. В некоторых оно идет по остаточному принципу и учителя буквально нищенствуют. Ваше мнение?

Гонтмахер | То, что регионы финансируются по-разному - в этом как раз ничего страшного я не вижу. Корень всех бед школы - в том, что муниципалитеты не имеют реальных полномочий. Школа, на мой взгляд, должна полностью финансироваться из муниципального бюджета. Работая в правительстве, я был против того, чтобы зарплата платилась из регионального бюджета, а школа при этом являлась муниципальной. По-моему, это нелогично.

У нас сейчас проводится муниципальная реформа. Но, сказав "А", приняв Закон о местном самоуправлении, мы не говорим "Б" - не меняем налоговую систему. Все больше доходов сегодня стягиваются в федеральный бюджет. В следующем году 60 процентов денег будет поступать туда.

Государство должно наконец начать доверять муниципалитетам. Большая часть налогов должна оставаться на местах. Тогда и работодатели будут охотно платить налоги.

РГ | Заплатил налоги и спокойно спишь?

Гонтмахер | Не просто спишь спокойно, но и твои дети ходят в отремонтированную школу по хорошей дороге. И зарплата педагогов тогда будет совсем иной. Сейчас в некоторых регионах учителя получают голую ставку, без губернаторских надбавок, без 13-й зарплаты. А если дать на местах свободу, то все поменяется на 180 градусов.

По материаллам газеты Российская газета.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь