Поволжский Образовательный Портал

Джахан Поллыева: Образование - это судьба

Опубликовано 07 ноября 2005

На прошлой неделе состоялось заседание Совета при президенте по науке, технологиям и образованию. Его итоги "РГ" прокомментировала помощник президента, секретарь Совета Джахан Поллыева.


Российская газета | Джахан Реджеповна, в прошлом году Совет обсудил модернизацию науки, а этой осенью - системные проблемы образования. Чем был обусловлен нынешний выбор?

Джахан Поллыева | Образование - это тема, которая не только волнует всех и каждого. Образование - это, ну, как судьба. В силу естественных причин его в нашей стране вообще никто обойти не может. Слава богу, не может и по-прежнему не хочет! И это, в общем, понятно: вы рожаете детей, носитесь с ними, как с "золотым яйцом", и пока они рядом, в люльке, контролируете ситуацию. Потом приходит час отдавать их в детский сад, а чуть погодя - в школу. И здесь вместе с видимыми приобретениями наступает долговременный цикл, когда в свои права вступает целая система новых для ребенка и родителя отношений. Школа - это вообще тотальная тема! Хорошая школа нужна всем, и только родители-"кукушки" могут не интересоваться теми, кто в одночасье становится "вторым контролером" судьбы их собственных детей. Любой здравомыслящий родитель обязательно держит здесь руку на пульсе. Вот почему, готовясь к заседанию Совета, мы прежде всего руководствовались "соображениями здравого смысла" - здравого смысла рядового российского гражданина, который желает жизненного успеха и себе, и своему потомству.

Напомню также, что образование вошло в перечень крупных национальных проектов. Они были заявлены президентом России еще в сентябре, и на образовательный проект выделены очень значительные средства. Президент к вопросам его реализации предметно и не раз на Совете возвращался. Кроме того, за последние два года федеральное правительство трижды заслушивало образовательную политику, что тоже говорит об особом внимании государства к этой теме. Собственно, этими факторами и определялся выбор темы.

РГ | В своем выступлении президент России сказал, что с системой образования так или иначе связаны 60% населения страны. И люди имеют полное право знать, как обстоят дела в той сфере, которая прямо связана с их жизненными перспективами. Однако еще многие люди в стране плохо разбираются и в новых возможностях образования, что пришли в связи с интеграцией в международные процессы, да и в самих этапах длинной "цепочки" образования...

Поллыева | Да, педагоги, учащиеся и студенты - это самая большая "референтная группа" в обществе. А образовательная политика - это наиболее долговременная по жизни вещь, и поэтому, конечно, она должна быть ясной всем, а не только бюрократам. Сейчас, когда государство из года в год наращивает свой политический и финансовый ресурс, наше обновленное образование должно наконец стать эффективной системой со стабильными "долгоиграющими" правилами. Столь же "долгоиграющими", как и сам образовательный цикл. Собственно, об этом говорилось и в документах рабочей группы, и на самом Совете. Это, пожалуй, специфика нынешнего этапа развития образования.

РГ | Выступающие на заседании Совета (пусть таким "крупным мазком") назвали ключевые проблемы по всей образовательной цепочке: от детского сада до вуза. Фактически вскрыли наиболее больные места в образовании. Вы на такую логику обсуждения рассчитывали?

Поллыева | В целом, да. Перед заседанием Совета решалась непростая дилемма: рассмотреть проблемы образования в комплексе (выделив системообразующие аспекты) или глубже обсудить только одну из тем. Президент утвердил первый подход. У нас не так часто проходят заседания Совета - два-три раза в год, и было важно знать независимое экспертное мнение о том, что уже сделано, на каком этапе находимся, выслушать голос профессиональной общественности и ее рекомендации. На первый взгляд это обзорное заседание. Но оно было необходимо, чтобы Совет увидел, в каком направлении развивается отрасль, какими темпами она движется и нужно ли еще что-то корректировать на самом высоком уровне. Должна сказать, что доклад рабочей группы был достаточно жестким и конкретным, открытым по своим выводам и недвусмысленным по рекомендациям.

РГ | За неделю до заседания президент подписал решение о ротации персонального состава Совета по науке, технологиям и образованию. С чем это связано?

Поллыева | Главная цель прошедшей ротации - наполнение Совета авторитетными представителями от всех звеньев образовательной системы. Фактически была завершена "достройка" педагогической части Совета (раз уж он стал не только Советом по науке, каким был еще 4 года назад, а объединенным представительным органом от науки, технологий и образования). Как сказал бы министр Андрей Фурсенко, ротация членов Совета была произведена в полном соответствии с "нашей кафедрой".

Вообще говоря, ротация почти всегда полезна. И особенно в структурах общественного свойства. Ведь их назначение - обновлять и расширять палитру подходов, уже представленных в обществе, но трудно пробивающих себе дорогу. Советы при президенте (как по культуре, так и наш научно-образовательный) - это такие "срезы" профессиональных сообществ, где присутствуют очень разные, порой противоречащие друг другу позиции. Но и конфликтность подходов - это, впрочем, вполне нормальная для фаз бурного развития ситуация. И полезная, если хотим двигаться вперед, имея "площадки" для разрешения противоречий продуктивным, а не разрушительным путем.

РГ | Как обычно проходят заседания Совета? И как они готовятся?

Поллыева | Как проходят, вы видели собственными глазами, а готовятся они следующим образом. Перед Советом президенту представляется доклад рабочей группы, в которую входят не только члены Совета, но и авторитетные эксперты, имеющие различные (в том числе и оппонирующие друг другу) подходы. Кстати сказать, доклад порой готовится месяцами, но "на выходе" мы имеем согласованный внутри рабочей группы текст. По завершении заседания Совет формирует свой список рекомендаций. Затем, в соответствии с законодательством и имеющимися финансовыми возможностями, формируются предложения для президента России. И впоследствии большинство из них становятся конкретными поручениями главы государства правительству и его администрации.

Вы помните, на Совете мы рассмотрели несколько крупных блоков проблем. Во-первых, вопросы, связанные с состоянием детских садов и с дошкольным обучением. Говорилось, что здесь должны активнее проявлять себя регионы и муниципалитеты, разговаривая между собой по существу и внедряя совместные схемы финансирования. Чаще всего Федерация им может что-либо рекомендовать, помогая при этом с недостающей правовой и методической базой. На заседании Совета выступила руководитель департамента образования Москвы Любовь Кезина, которая, например, считает, что сеть дошкольных учреждений необходимо "насыщать" педагогами, помогающими готовить детей к школе. Рынок ведь все равно свое дело делает, и родители вынуждены оплачивать услуги нянь и воспитателей по подготовке ребенка к школе. Однако не все (даже работающие) родители могут сегодня это себе позволить.

Во-вторых, говорили, что все школьное образование (до 11-го класса) должно стать обязательным. Важнейший вопрос! И он прямо связан с воспитанием подростков, которые в самый опасный возраст остаются порой и без внимания школы, и без опеки родителей. В-третьих, шла речь о разном качестве работы негосударственного и государственного секторов образования. Обсуждались и перспективы повышения зарплаты педагогов (вы знаете, что в рамках национального проекта уже запланирован ряд серьезных мер, включая ежегодные поощрения и вознаграждение за классное руководство). На Совете звучали также пожелания уравнять зарплаты педагогов в детских садах и учителей начальной школы. Были и другие довольно серьезные, "затратные" заявки. Но их надо будет серьезно прорабатывать. Власть в таких случаях должна быть крайне ответственной: взятые обязательства надо выполнять, а невыполнимое на данном этапе - не обещать. Очевидно, что приоритет сегодня - это реализация мер из национального проекта по образованию. Он прогарантирован и средствами, и конкретным планом действий. Между тем президентом России было сказано, что это - первые шаги, и вместе с правительством, отталкиваясь от реалий жизни, надо поэтапно двигаться дальше.

РГ | А не получится ли так, как со многими затеваемыми в России реформами - все ограничится выделением денег, а о проведении самих преобразований забудут?

Поллыева | Президент неоднократно говорил, что одна из целей заявленных национальных проектов, - дать дополнительный стимул для запуска комплексной, системной модернизации внутри самих отраслей. Ведь, помогая сегодня в решении самых острых проблем, дается возможность для глубоких преобразований в этих сферах. Но раньше у государства и таких возможностей не было! Практически целое десятилетие вопросам культуры, науки, образования такое пристальное внимание, как сейчас, не уделялось. И только в последние годы, причем - серьезными темпами, стали ими заниматься. Всем стало понятно, что человеческий капитал - это фундаментальный вопрос развития. И национальные проекты, и системные реформы создают условия для раскрытия потенциала каждого человека, дают толчок к его самореализации в самых тонких сферах: в приложении талантов и духовной энергии, раскрытии нетривиальных способностей и острого ума. Это не громкие слова. Это самый короткий путь к прорыву и в экономике, и в общественных отношениях.

РГ | Официальный лозунг образовательной политики, который, кстати, часто звучал на заседании Совета и который вы только что упомянули, - модернизация. Что это такое применительно к образованию?

Поллыева | Модернизация - это, говоря человеческим языком, приведение чего-либо в современный вид. В требуемый ровно в это время и ровно в этом месте. В нашем случае модернизация - это способ преодоления все еще остающейся архаики образования. Архаики - и в целях, и в конечных результатах. Ключевое звено здесь - цели. Если хотим, чтобы для личного успеха у граждан России были равные стартовые возможности, то главное, конечно, это доступность людям базового образования. Если же государству и гражданам надо быть, что называется, "на высоте", то другая задача - это наличие в стране современно мыслящих педагогов и адекватного эпохе учебного материала. То есть сегодня крайне важно: кто, чему и как учит. Важно - качество образования. Один только пример. Из 111 учебников для средней школы, прошедших экспертизу РАН, только 36 получили одобрение - причем это учебники практически по всем предметам: и биология, и математика, и история. Следующая цель - это так называемое непрерывное образование (в том числе - путем самообразования). Об этом стало реалистичным говорить тоже только сейчас. И, кстати, национальным проектом предусмотрено активное внедрение новых, дистанционных, форм обучения. Раз уж появились у нас такие возможности, значит, пора стимулировать людей учиться всю жизнь.

Идем дальше, к воспитанию. Школа или вуз должны не просто помогать родителям и государству формировать личность. Воспитание - это прежде всего удачная социализация, а значит, обучение "умениям жить". Жить, как и положено современным людям: ориентируясь в быстро меняющемся мире и в непростых жизненных ситуациях, различая плохое от хорошего, а достойное от того, что не пристало делать образованному и уважающему себя человеку. Разумеется, названные цели - далеко не полный перечень. Но это - база.

РГ | Так ли нам была необходима кардинальная реформа образования, ведь она встречала огромное сопротивление прежде всего в преподавательской среде? Советское образование всегда считалось качественным. Кстати, лучшее тому доказательство - наличие в структурах власти людей, далеких по своему образованию от сферы государственного строительства. Вы сами, кстати, некоторое время работали в журналистике...

Поллыева | Да, работала, но по образованию я - юрист, что, к счастью, дало возможность быть специалистом более или менее широкого профиля (среди моих коллег, между прочим, юристов много). Что касается реформ, то не забывайте: общественный запрос к образованию (как, впрочем, и вся наша страна) за прошедшие 15 лет очень сильно изменился. Из-за трудностей переходного периода мы многое потеряли, но произошли фундаментальные изменения в сознании, в образе жизни людей. И мы просто обязаны успешно интегрироваться в цивилизованное мировое пространство. Обязаны - чтобы с выгодой для себя обмениваться такими капиталоемкими продуктами, как знания и технологии, составляющие, между прочим, в развитом мире основу национального валового продукта. При этом у нас есть собственные и видимые национальные преимущества в образовании, их надо максимально наращивать. Однако это ведь досталось не от одного только советского периода. Почему мы все время забываем, что развитие наук и просвещения у нас начиналось еще в Петровские времена? Почему не помним, что исторически шли здесь "нога в ногу" с Европой, оказывая, кстати, и свое влияние на интеллектуальную и духовную жизнь целого континента?

РГ | Но ведь сейчас фактически вырабатываются обновленные "правила игры" на этом рынке, рынке образования?..

Поллыева | Вы сказали "рынок". И это - рынок услуг, с правилами которого нам также приходится считаться. Да, свободный выбор в образовании быть просто обязан. Однако он лежит не столько в плоскости обязательного и доступного всем образования (обеспеченного государством), сколько в услугах альтернативных и дополнительных, которые во всем мире прежде всего поставляет хорошо развитый и профессиональный частный сектор. Причем это рынок услуг конкурентных, и только потому - качественных.

По целому ряду параметров, мы исторически и фактически идем впереди многих государств мира. Наше государство обеспечивает довольно внушительный конституционный стандарт. Но приходится одновременно делать еще две вещи: первое - создавать условия для добросовестной конкуренции в этой сфере, и второе - жестко контролировать качество образования. Не только через выдачу лицензий, но и с помощью гражданского общества, вневедомственной экспертизы, включая широкую сеть независимых рейтинговых агентств. Об этом на заседании говорила и зам. председателя Совета, ректор Санкт-Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая. Гражданам нужны экспертные структуры, достоверно информирующие общество, что именно происходит в том или ином конкретном вузе или школе. И свои предложения на этот счет Совет президенту тоже представит.

Заседание, кстати, "высветило" еще два важных момента, связанных с модернизацией. Так, мы уже в состоянии корректировать не оправдавшие себя решения и честно признаваться в их неэффективности (например, отмена эксперимента по ГИФО или признание ряда издержек ЕГЭ). Кроме того, было прямо указано, что потребности образования в наши дни надо максимально точно прогнозировать. Сейчас, когда из-за демографических проблем мы "теряем" по миллиону учащихся в год, России, как воздух, нужны достоверные цифры востребуемых специалистов. И для госучреждений, и для рынка.

РГ | А кто-нибудь задавался вопросом, сколько и каких специалистов нужно рынку? Ведь, к примеру, в России число выпускников школ уже фактически сравнялось с количеством мест в вузах?..

Поллыева | В том, что люди хотят повысить свой образовательный уровень, нет ничего дурного. Это лишний раз говорит об огромном, практически неисчерпаемом потенциале отрасли. Но, получив высшее образование, еще очень многие работают не по специальности. Только треть выпускников, имеющих педагогическое образование, идут сегодня в школу, лицей или вуз. Почему? Видимо, желание повысить образовательный уровень у них мало связано с выбором будущей специальности. А государство (обучив за бюджетные деньги) не "облагает" выпускников обязательным контрактом. Как следствие, стремление получить диплом довольно часто "капитализируется" там, где молодые люди оказываются наиболее востребованными и хорошо оплачиваемыми. Это влияние рынка, и во многом стихийного. Но ведь и бизнесу должно быть выгоднее набирать людей, подготовленных под их конкретные задачи, чем заниматься дорогостоящим перепрофилированием. Да, деловые круги уже создают или поддерживают нужные их производству учебные заведения, однако это явление так и не приобрело массового характера. Не раз говорилось, что бизнес должен активнее давать "свои заявки", заранее ориентируя вузы на подбор нужных им профессионалов. И что не менее важно - загодя "вербовать" себе специалистов среднего звена. В этом сегменте профобразования - государству тоже есть чем еще заниматься.

РГ | Члены Совета просили повысить квоты для студентов из СНГ. Какие цели преследуются при таком увеличении?

Поллыева | Сейчас один процент всех бюджетных студентов приезжает к нам из СНГ. Президент на Совете сказал, что можно было бы подумать о повышении числа студентов и аспирантов из этих стран, но надо установить единые критерии для отбора кандидатов. Конечно, Россия заинтересована, чтобы люди обучались у нас не только по тем специальностям, что нужны экономикам стран СНГ. Мы хотим, чтобы учились русскому языку, литературе, чтобы хорошо знали нашу культуру, современные достижения и были, если угодно, пропагандистами таких знаний. Это ведь наиболее продвинутая часть "народной дипломатии". Выпускники из числа граждан СНГ являются серьезным связующим звеном между нашими культурами, между нашими образовательными и научными системами. В конечном итоге они - прочный человеческий "мост" в настоящее и будущее двусторонних и многосторонних отношений в Содружестве. Поэтому, если есть у нас сейчас возможности, то мы просто обязаны эту "общую" аудиторию расширять и приветствовать. И, что не менее важно, пора бы уже и российских студентов активно отправлять на учебу в страны СНГ и Балтии. Нам это не просто интересно - нам это выгодно.

РГ | А насколько сильны такие желания у самих стран-партнеров?

Поллыева | Месяц назад в Москве прошла конференция министров образования и науки стран Содружества. Такого профессионального разговора (во всяком случае, в этой сфере) я не слышала очень давно. Обсуждали качество российской филиальной сети в СНГ, вопросы квотного набора, тонкости реализации соглашений в профессиональном образовании. А министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил, что российское министерство берется за подготовку и проведение 13 совместных школ молодых ученых и специалистов. Очевидно, что в странах СНГ есть схожее понимание ценности человеческого капитала, весомости интеллектуального продукта. А раз у нас похожие потребности - то проще синхронизировать преобразования, эффективнее - и в мир совместно интегрироваться. Ведь у нас общие традиции, опыт. Мы успели набить "одинаковые шишки" и уже сделали свои выводы.

В конце концов если Россия с Евросоюзом максимально облегчает режимы взаимодействия в гуманитарной сфере, особенно для молодежи, то и сама история, и наша новая жизнь велят наращивать отношения с ближайшими соседями в СНГ. И к этому тоже надо подходить прагматично. Добавлю, что на пространстве Содружества гуманитарная среда уже продемонстрировала полную свободу от всякого рода идеологических подозрений и страхов, вышла на качественно иной уровень - "движения услуг". И сейчас в образовании, науке и культуре начинается совсем другая история. История - по активному обороту знаний, технологий, творческих продуктов. Только один факт: 11 государств в августе этого года в Казани поставили свои подписи под Соглашением о гуманитарном сотрудничестве государств - участников СНГ. На Совете тоже обсуждались вопросы поддержки конкретных проектов, связанных с образованием в СНГ. Говорили и о молодежных обменах...

РГ | Создание Совета молодых ученых - это в продолжение темы?

Поллыева | И да, и нет. Идея создания такого общественного "молодежного крыла" уже примерно год "витает в воздухе". Она так или иначе озвучивалась на региональных уровнях, в программных документах политических объединений. Уже не раз слышала о потребности молодых профессионалов в площадке, где они могут быть услышаны государством и привлечены к конкретной работе по модернизации науки и образования. Названный вами Совет молодых ученых, педагогов и специалистов возглавила лауреат престижной Государственной премии в области науки и технологий за прошлый год Наталья Полосьмак. Наталья Викторовна - историк, молодой профессор - очень энергичный и глубокий человек. Она планирует координировать такую работу, собирая в одно "ядро" региональную сеть. Видимо, этот орган может также помочь молодым кандидатам выдвигаться на присуждение высоких государственных премий...

РГ | Что, процесс выдвижения кандидатур уже начался?

Поллыева | Второй премиальный цикл открылся еще в сентябре. Вы наверняка помните, как в День России, 12 июня, самые выдающиеся ученые и деятели культуры были торжественно названы и отмечены госпремиями в Кремле. Как показал опыт прошлого года, отбор кандидатов - крайне трудоемкий и ответственный для всех членов Совета процесс. Да, и не забывайте, что они работают здесь на общественных началах. Со всеми процедурными вопросами мы вроде бы справились. Но пока еще на повестке остаются другие, не менее важные составляющие. В частности, молодые ученые не всегда могут пробиться через корпоративные рамки, у них не хватает духа решиться представить свои достижения на столь высокий уровень. И национальный координационный Совет (куда войдут и те, кто имеет право выдвигать кандидатов на госпремию), возможно, поможет выявить наиболее одаренных молодых ученых.

Знаю, что через неделю у "Российской газеты" - 15-летний юбилей. Позвольте поздравить и вашу газету, и ваших читателей с двумя праздниками сразу. Мы ведь в этом году впервые отмечаем День народного единства. Удачи всем и добра.

Марина Волкова.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь