Поволжский Образовательный Портал

"Вестернизация" российского образования: Кому и зачем это надо?

Опубликовано 20 декабря 2005

Таланты страны по-прежнему плывут за ее рубежи. Лучшая теннисистка – уроженка России проживает за границей, талантливые футболисты и хоккеисты играют за чужие сборные, лучших фигуристов тренируют наши заслуженные мастера на не нашем льду. Наконец, ученые, которым в России, помимо исследовательской деятельности, приходилось заниматься изобретением способов выживания, продолжают отчаливать за рубеж, где обретают и достойную цену за свои открытия, и заслуженное уважение. Если лет десять еще назад за границу отправлялись люди, получившие аспирантское образование и поработавшие на благо своего отечества доктора наук, то теперь студенты третьего-четвертого курсов ВУЗов рассылают резюме за рубеж в поисках хорошо оплачиваемой работы. По мнению экспертов, особенно серьезная утечка наблюдается среди программистов и разработчиков IT.

Наших выпускников берут зарубежные фирмы не только потому, что это более дешевая сила.

И европейцы, и американцы отмечают силу российского физико-математического образования, широкий диапазон знаний, умение учиться новому. В отличие от западного, узко специализированного, к которому мы, кстати говоря, и движемся с момента подписания болонской конвенции. Выходит, что в скором времени мы столкнемся не только с проблемой потери кадров, уезжающих за рубеж, но и с проблемой появления этих кадров здесь в России?

Ведь сегодня, хоть малая часть специалистов, энтузиастов, но остается в стране. В скором времени и этого может не быть.

Проблема утечки мозгов многогранна. Один из аспектов в том ,что идеи оставшихся на родине  оказываются нереализованными. В России в различных сферах ежегодно теряются разработки, которые могут быть признаны уникальными во всем мире. И все это якобы из-за отсутствия средств для их внедрения. Между тем, эти же идеи, перекочевав за рубеж, обретают практическое применение, а потом продаются обратно в страну в качестве уже готовых продуктов.

За примерами далеко ходить не надо. Вспомнить хотя бы историю с академиком Борисом Бабаяном, который с группой из 400 ученых на протяжении 15 лет разрабатывал микропроцессор, значительно более "продвинутый" по своим свойствам, чем те, что сегодня существуют. По словам академиков, этот процессор превзошел бы популярный сегодня процессор " Intel ". При использовании технологического процесса 100 нанометров, чип E2K (нового процессора) мог достичь тактовых частот порядка 3 ГГц. Если бы он был выпущен, то позволил бы реализовать высокую производительность при относительно невысокой частоте, а также заметно снизить энергопотребление.

Но из-за отсутствия денег труды ученых, которые открыли бы новую страничку в истории технологического развития нашей страны, были прикрыты. А сами ученые перешли в компанию " Intel ", руководство которой пригласило их на работу на руководящие должности. Член-корреспондент РАН Борис Бабаян стал одним из ведущих сотрудников " Intel" в США: "Присоединение к "Intel" – это очень большое событие и для нашего коллектива, и для России. Потому что один из способов сейчас в России как следует продвинуть высокие технологии – это контакт с группами западных фирм и привнесение сюда новых идей".
 

Руководство "Интел" радовалось приобретению таких профессионалов, в то время как в России не сожалели ни о потерянных кадрах, ни о нереализованной 15-летней разработке.

Между тем, случай этот не единственный. Точно так же не было выделено правительством денег на разработку проекта создания телемостов, который пять лет назад впервые был предложен в нашей стране руководителем Научно-исследовательского центра мультимедиа технологий Владимиром Прохоровым. Денег не было, а потому ученые, проникнутые этой идеей, создавали свои "черные ящички" по передаче сигнала на свои деньги. Сейчас они скромно говорят о "внутреннем инвестировании", а тогда это были деньги от грантов, зарплаты сотрудников, часть которых они просто складывали в общую копилку. Проект в конце концов реализовали,  но каким трудом это достигалось! А ведь опять же он  мог быть стать одной из первых отечественных разработок, будь на тот момент необходимые средства. При динамике, с которой развивается сегодня сфера IT, медлить нельзя, иначе идея "прокисает", на рынке появляются другие лидеры, не мы.

"Из-за недостатка средств идем на соглашение с западными фирмами о совместной разработке продукта. Эти продукты в полном объеме патентуются у нас в стране, а за границей той компанией, которая финансировала нашу разработку, - рассказывает Накануне.RU академик РАН, член Совета при Президенте РФ по науке, технологиям, образованию Валерий Чарушин. - Получается, что мы работаем на западную промышленность. Потом получаем уведомление, что разработка реализована, спасибо за участие. Но не можем реализовать в России, поскольку период от идеи до реализации очень длинный".
 

На науку в России действительно тратиться примерно 1% ВВП, тогда как в мире эта цифра составляет как минимум 3%, как раз те средства, которые необходимы для того, чтобы держать страну на высоком уровне развития. Правда, в последнее время у нас бюджет средств, отчисляемых на науку, вырос в четыре раза. Около 2 млрд рублей составляет финансирование науки на Урале. Но и это, по словам Виталия Чарушина, мизерные цифры: "Сейчас цифра на несколько порядков ниже, чем необходимо для Уральского федерального округа и Свердловской области".

Остается проблема и с молодыми учеными, зарплата которых крайне низка. К недофинансированию примешивается и ощущение ученых собственной ненужности ни государству, ни обществу. "Проблема с молодыми учёными – эмоциональная проблема. Дело ведь не только в том, что зарплата маленькая, а еще в том, что общественное мнение такое, что нужно больше заработать. Студенты встречаются после университета и обсуждают, кто куда устроился, у кого зарплата больше. Меняется отношение соответственно. Молодой ученый при таких встречах чувствует себя идиотом, неудачником, хотя должно быть наоборот", - говорит Прохоров.

Между тем, умудренные горьким опытом практически не финансируемых проектов, ученые предлагают варианты решения этих проблем. Главное условие, по их мнению, подключить промышленность к решению этого вопроса. Логика здесь простая. Промышленники, которые будут ориентированы на развитие, неизбежно привлекут научно-технический потенциал, а это, в свою очередь, будет способствовать росту экономики, созданию технопарков. Так, получается, что государство финансирует проект на стадии разработки, промышленность – на стадии внедрения, реализации.
 

При этом неизбежно возникает необходимость "разбить" стереотип отечественной науки, который сегодня существует. " Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, они не технические, а социальные. Первое – мала распространенность информации о нас. Второе – недоверие к отечественным разработкам и приятие зарубежных структур, но с этим мы научились бороться", - говорит Владимир Прохоров. С этим сталкиваются современные ученые повсеместно. Зачастую свои разработки приходится выдавать за американские или немецкие. И продавать под брэндами "made in" не наше.

Заметим, что пока что студенты обучаются по программе, сформированной еще в Советском Союзе, основательно отличающейся от узко специализированной западной. Традиционная отечественная система дает возможность выпускнику легко ориентироваться в других областях. Об уникальности и высоком потенциале российского образования в своём выступлении на одном из научных форумов сказал как-то и президент компании "Intel" в России Стив Чейз.

И , тем не менее, по каким-то непонятным причинам подписана болонская конвенция, которая предписывает ориентацию на западные стандарты обучения. Согласно ей, мы намеренно движемся к унификации по западным образцам и  все, что не входит по их параметрам в программу, должно убираться.

"Фундаментальное физическое образование, по словам министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, нужно было для работы в НИИ и т.д. Теперь задачи другие. Зачем для воспитания менеджера, продавца, официанта сегодня преподавать ему сложные физические задачи? Зачем официанту рассказывать про атомное ядро, какие-то там валентности - ни к чему. Скорее всего, Фурсенко понимает, что это неправильно в общечеловеческом масштабе, но на эти реформы выделены огромные деньги", - говорит Накануне.RU Владимир Прохоров.

А между тем, интересных разработок сегодня много и фундамент для формирования талантливых ученых есть. На Урале сильная база обучения математиков-механиков: матмех в УрГУ, образование в УГТУ-УПИ. Кроме того, Институт математики и механики разработал целую систему отбора кадров. "Мы беспокоимся о том, чтобы к нам приходили молодые талантливые люди и ребята, которые будут нашей надеждой в будущем, - говорит Накануне.RU заместитель директора ИММ УрО РАН (Екатеринбург) Владислав Кабанов, - Есть целая система для этого. Много лет мы проводим математические олимпиады, где отбираем среди участников и победителей будущих ученых и специалистов. Есть много людей, которые увлекаются этим фанатично. Сотрудники института целенаправленно устраиваются в ВУЗы для поиска талантов там".
 

Заметим, что один из аргументов сторонников "вестернизации" нашего обучения заключается в том, что, мол, дипломы русских студентов должны быть понятны зарубежному работодателю. Но, во-первых, мало кто смотрит на эти дипломы за границей, главное – практическая реализация человека, во-вторых, стоит ли ради это ломать зарекомендовавшую себя традиционную образовательную систему?  Кроме того, из-за сокращенного срока обучения, который должен сэкономить бюджетные деньги (один и тот же профессор читает лекции большему числу студентов, большинство студентов раньше заканчивают обучение), неизбежно минимизируются и профессиональные умения новых специалистов.

Не лучше ли было поднять престиж научной сферы, нормализовать условия с зарплатой сотрудникам НИИ и обеспечить тем самым условия для продвижения как опытных ученых, так и молодых здесь, на родине? Ведь у нас в стране, которую так много и так сильно сегодня ругают, большой творческий потенциал (иначе не появлялись бы такие открытия) и серьезная, хорошо сформированная научная база, благодаря которой наши ученые становятся популярными и востребованными во всем мире. Так кому и зачем нужно ломать образовательную систему, экономя на обучении? Та ли это сфера, на которой следует экономить? И та ли это сфера, на разработки в которой в нашем государстве нет средств сегодня?
 
  Ольга Куприянова.
 

 

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь