Поволжский Образовательный Портал

Стоит ли студенту напрягаться

Опубликовано 25 мая 2006

Сегодня для знаменитой во всём мире русской школы подготовки инженеров с её девизом "Сам придумал - сам сделал - сам испытал" узки рамки учебных аудиторий даже самого лучшего технического вуза страны, устарели программа и оснащение, нужна реальная свобода действий. Я это поняла после возвращения в Россию из трёхлетней командировки в Германию.

Раньше я работала в школе учителем черчения, потом преподавала в университете инженерную графику и начертательную геометрию, поэтому во время пребывания в Германии, где налицо очень высокий уровень технического оснащения и организации производства, меня в первую очередь интересовало техническое образование, я мечтала найти немецких коллег, поговорить с ними, обменяться опытом.

Сама я окончила Бауманский, к тому же с красным дипломом, поэтому эталоном для сравнения была пройденная мною школа обучения в МВТУ им. Баумана, которую я знаю с 70-х годов прошлого века. Возможно, я взяла слишком высокую планку для сравнения, но современный уровень технического образования в ФРГ показался мне крайне низким, да и вообще немецкая система образования произвела негативное впечатление. Прежде всего то, что в 16 федеральных землях сравнительно небольшой по размерам Германии существуют разные законы об образовании, а диплом о высшем образовании, полученный в одной земле, может не признаваться в другой. На этом фоне система образования, доставшаяся России в наследство от Советского Союза, мне представлялась огромным заводом-гигантом, надежно и бесперебойно долгие годы работавшим на колоссальной территории всего Союза. И ломать его, чтобы построить по западному образцу множество маленьких ремесленных лавочек, было бессмысленным.

В мире происходит что-то типа "деиндустриализации". Гениальных инженеров, создателей принципиально новой техники нужно все меньше. Как объяснил мне один профессор с мировым именем: "Компьютерную программу пишет один человек, а играют в нее миллионы. Этим миллионам не нужно знать, как написана эта программа".

Высокий уровень технического развития ФРГ достигается сегодня за счет того, что "покупаются несколько гениальных мозгов" из-за границы, а из своих студентов выращиваются послушные и аккуратные исполнители. Это требует значительно меньше затрат государства на техническое образование, которое является одним из самых дорогих.

Никогда не забуду, как во время одной из "Ночей науки" (это некоторый аналог наших Дней открытых дверей) мы с мужем посетили знаменитый Берлинский технический университет, где специальные консультанты из числа студентов и преподавателей готовы были ответить на любые вопросы публики. Но мой вопрос остался без ответа. А узнать я хотела всего лишь, где у них находится кафедра инженерной графики. Никто не знал.

Это было для меня подобно шоку. Я прекрасно знаю, что современные чертежи выполняются на компьютерах, но ведь тот, кто работает с ними, должен быть хотя бы элементарно технически грамотным. Черчение - это международный язык техники, та азбука, с изучения которой начинается подготовка настоящего инженера. Любой первокурсник Бауманского наравне с математикой и физикой обязательно знакомится с инженерной графикой и знает, что это такое, где эта кафедра расположена.

В Германии я с удивлением узнавала новые для себя особенности немецкого образования. Например то, что в порядке вещей, когда немцы школу оканчивают к 20 годам, а институты - к 30. Однажды я познакомилась с немецким юношей, которому было 19 лет - столько же, сколько моему сыну. Оказалось, что он оканчивает гимназию и думает, кем быть, в какой институт пойти. С какой же гордостью сообщила я тогда этому молодому немцу, что его русский ровесник, мой сын, в Москве уже учится на третьем курсе Бауманского. Надо отметить, это произвело сильное впечатление. Но зато благодаря более длительному обучению в школах для молодых людей в Германии вопросы службы в армии или альтернативной службы в обязательном порядке решаются сразу же после окончания школы, до поступления в вуз. Поэтому призыв в армию не висит над немецкими студентами так, как над нашими ребятами. Там не поступают в институты, чтобы "косить" от армии.

Что касается правил приема в технические вузы в Германии, то туда так же, как и во все другие вузы, принимают без вступительных экзаменов, только по количеству пунктов (от минимум 4,0 до максимум 1,0), с которыми окончена гимназия. И никого не волнует, какие предметы - музыку или математику, историю или иностранный язык - сдавал человек на выпускных экзаменах в гимназии. Убеждена, что такой подход к подбору будущих инженеров не улучшает качества выпускаемых специалистов, так как талант инженера, как абсолютный музыкальный слух, дается далеко не каждому.
В Германии, где, кстати, образование бесплатное, как шутку воспринимала я рассказы студентов о том, что главное во время учебы - не напрягаться. Это значит: не сдал экзамен в этом семестре - сдашь в следующем; не сдал в этом году - есть возможность сдать в следующем; не нравится один учебный предмет - выбираешь другой; не нравится один профессор - идешь к другому и т.д.

А у нас: не сдал зачеты - не допущен к экзаменам; не сдал сессию - отчислен, собирайся на службу в армию. Благодаря такому подходу МВТУ имени Баумана остается воплощением девиза "Мужество, Воля, Труд, Упорство". Что такое победа над самим собой, мы на всю жизнь усваивали, когда с седьмого раза сдавали зачет по сопромату или термеху. Но зато потом "черт был не страшен", любая работа по плечу.

Таковы были мои аргументы в спорах с немцами о преимуществах российского образования до возвращения в сегодняшнюю Россию. У нас успешно построили капитализм, создали капиталистические идеалы, внушили молодежи, что главная цель - деньги. Но на стипендию сегодня прожить нельзя. Как следствие - те ребята, чьи родители не являются "новыми русскими", вынуждены работать. Но в отличие от западных студентов, которые в условиях безработицы довольствуются работой курьеров или официантов, наши бауманцы уже после третьего курса могут найти работу по специальности даже в престижных западных фирмах. Исторически сложилось убеждение, что надо окончить институт, чтобы найти хорошую работу. Сейчас же при приеме на работу крупные фирмы отдают предпочтение тем, кто уже имеет стаж работы. А как учиться на дневном факультете Бауманского (вечерний давно закрыли) студенту, который уже нашел интересующую его работу по специальности, никто не знает. Часто студенты скрывают, что работают. Чем престижнее фирма, тем больше оснований "косить" под лодыря и прогульщика в институте. При этом ребята, увидевшие свое будущее наяву, начинают критически оценивать преподавателей, программу, перспективы. Рушатся идеалы, которые были святы для прошлых поколений студентов. Катастрофически падают успеваемость и посещаемость. Появляется такое понятие, как взятки преподавателям.

Нужно как-то спасать подрастающую техническую элиту, искать компромиссные решения. Но как? И вот для повышения качества подготовки будущих инженеров резко ужесточаются требования к успеваемости и посещаемости занятий. Тем самым к настоящим лодырям и прогульщикам приравниваются и те, кому Бог дал инженерный талант и любовь к технике, кто пытается совместить получение образования с реальной работой. В результате стимулируются "девочки-отличницы", из которых могут вырасти прекрасные исполнители, но которые никогда не станут Кулибиными или Королевыми.

Так, может быть, не так уж всё плохо в немецкой системе и пришло время разрешить и у нас работающим по специальности студентам старших курсов иметь индивидуальные учебные планы, самим выбирать, как в Германии, на какие лекции ходить, каких профессоров слушать, сколько семестров учиться? И хотя это создаст дополнительные сложности в работе преподавателей, не стоит выгонять из института с последних курсов как заядлых прогульщиков тех, кто на практике уже стал инженером.

По материалам Парламентской газеты.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь