Поволжский Образовательный Портал

А.Фурсенко разъясняет свою позицию по ключевым вопросам

Опубликовано 05 апреля 2004

ЕГЭ

Я считаю, что сейчас отменять ЕГЭ не надо. Пусть все идет так, как идет - до экзаменов осталось слишком мало времени. Не надо дергать людей, даже если мы признаем, что вопрос введения ЕГЭ был спорным вопросом. Что касается дальнейших решений по этому поводу, то многое неоднозначно. Думаю, что большинство противников ЕГЭ не представляют в полном объеме, что это такое. Я сам предвзято относился к ЕГЭ, считая, что это система тестов. Когда я начал разбираться, увидел, что тесты составляют очень малую часть. ЕГЭ - как идея письменного экзамена, единого для всех, имеет право на существование. Другое дело, что нельзя, чтобы только этим ограничивалась наша возможность демонстрации таких знаний. Видимо, должны быть какие-то альтернативы. Какими бы острыми ни были нападки на устный экзамен, я считаю, что эта форма не должна быть полностью отвергнута.

ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ

Первое. Я считаю, что история религии – это составная часть истории человечества, очень важная часть. Второе. Я считаю, что гуманитарные знания, которые всегда были достаточно хорошо представлены в советской школе, были одним из конкурентных преимуществ нашего образования. Хотя там не было такого предмета как история религии, но были, хотя и однобоко, представлены гуманитарные науки. В лучшем случае, история религии кончалась Олимпом, а я все-таки считаю, что это очень важная составляющая культуры, и образованный человек, который не только готовится к какой-то специальной деятельности, а просто выходит в мир, должен знать историю. И в преподавании истории обязательно должна быть представлена история религии, не как православие, не как закон божий, чего очень многие боятся, а как культурологическая составляющая, чтобы люди были образованы, чтобы они понимали, что это такое. В этом плане мне кажется, что мы нашли полное взаимопонимание с патриархом, который тоже говорил не о том, что надо преподавать православие как закон. Другое дело, что по моему мнению, эта история должна быть для всех, не может человек изучать историю факультативно. Это должен быть обязательный предмет. Еще раз подчеркиваю: речь идет не о том, что преподавать надо только историю христианства, преподавать надо историю религии. Но в истории России христианство сыграло очень большую роль. Соответственно, тот вес, которым оно обладало и обладает, должен как-то быть отражен в преподавании истории.

ПЛАТНОЕ ОБУЧЕНИЕ

Я думаю, что количество платных инструментов в высшем образовании будет увеличиваться. Мне кажется, что не надо отвергать с порога возможность новых подходов, например, кредиты. Это один из возможных инструментов, который может оказаться весьма и весьма эффективным. Вопрос только в том, что этот инструмент должен быть точно прописан и обоснован. Нельзя просто сказать – давайте давать кредиты. Нужно объяснить, кто их будет давать, насколько этот шаг должен быть обоснован. А то получится, как с альтернативной службой, когда на всю Москву подали заявления 27 человек. Значит, нужно, чтобы это был действующий инструмент. Чтобы было ясно уже сегодня, как эти деньги будут отдаваться, кем они будут отдаваться, ведь они необязательно должны отдаваться самим студентам. Для того чтобы их отдавал выпускник, он должен по окончанию вуза иметь зарплату, которая позволит ему отдавать эти деньги, правильно? Или должны быть фирмы, которые хотят его заполучить и готовы заплатить за него.

Есть еще один важный аспект этого вопроса. У нас на сегодня нет портрета специалиста, который будет востребован через 5-10 лет. Этим всерьез никто не занимается, мы очень много говорим об инструментах, мы говорим о ЕГЭ, о ГИФО, но очень мало говорим о том, кого мы готовим и зачем мы готовим. Безусловно, человек должен иметь право выбора. При этом он должен оценивать риски, на которые он идет, когда выбирает профессию. Если он идет в артисты, если он хочет быть только артистом, то он это делает на свой страх и риск. Тогда он сам добывает деньги и рискует тем, что он не сможет их отдать, потому что артисты будут никому не нужны. А если он пойдет в инженеры космической связи, то он может быть уверен, что через 5 лет у него будут три предложения, в каждом из которых будет содержаться, кроме всего прочего, способ возврата денег, которые он потратил на свое обучение. Человек должен четко видеть перед собой картинку своего будущего. Но не может сам абитуриент, не могут его родители, даже если они очень умные, взять и нарисовать эту перспективу. Это задача государства – дать информацию, информацию стратегического характера, проанализировать, что потребуется рынку через 5-10 лет.

ПРИЗЫВ В АРМИЮ

В том, что касается предложения лишить всех студентов отсрочек от армии, я могу высказать лишь свое мнение. Этот вопрос должен обсуждаться со всех точек зрения, начиная от демографической ситуации, о которой мы говорили много раз, кончая вопросами всеобщего равенства. Дело в том, что здесь не может быть безусловного ответа, хотя я знаю, что есть две большие группы граждан нашей страны, у каждой из них есть абсолютно определенный ответ, и они друг от друга отличаются. Я вижу позитивные и негативные моменты в позиции каждой из них. И однозначного ответа дать пока не могу.

КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

Я сам был младшим научным сотрудником теоретического отдела. Мы никогда не ставили нашу науку на путь каких-то рыночных приложений, и это стало одной из причин, по которой мы оказались не конкурентоспособными в новой экономике. Хотя в этом были не только одни недостатки.

Если же говорить о конкурентности, то есть несколько позиций, по которым мы можем ее достичь. Во-первых, есть несколько научных направлений, в которых мы можем быть конкурентоспособными. Я не хотел бы называть эти направления по одной причине, я считаю, что приоритеты должны называть не чиновники, они должны вырабатываться научным сообществом. Дело чиновника - обеспечивать условия, при которых эти приоритеты вырабатываются, при которых вырабатываются правила, которые потом выполняются. Принципиально важно сегодня, если говорить о науке, организовать выработку этих приоритетов, с одной стороны, и сохранить ту среду, и образовательную, и научную, с другой. Среду, где нет приоритетов, а есть основы для возникновения знаний, спонтанных знаний, кстати говоря.
Если мы начнем уходить только в сторону конкретных приоритетов, ничем хорошим это не закончится. Если же мы только среду будем питать, то это означает, что мы окажемся несостоятельными экономически, потому что среда создает знания, которые не привязаны к экономике. Если мы не научимся получать интеллектуальную ренту за эти знания, то это значит, что мы, образно говоря, топим улицы.

По материалам сайта www.echo.msk.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь