Поволжский Образовательный Портал

Интервью Министра образования и науки А.Фурсенко

Опубликовано 11 января 2007

А.ВЕНЕДИКТОВ - 13 часов 13 минут, хорошее время для разговора с министром образования и науки. Андрей Фурсенко в студии. Добрый день!

А.ФУРСЕНКО - Добрый день!

А.ВЕНЕДИКТОВ - Я хотел бы построить эту передачу. Мы звали действительно Андрея Фурсенко на "Родительское собрание" на 31-е, но пожалели. Знаете, жалость к министрам унижает, конечно. Тем не менее, я хотел бы построить эту передачу в основном на ваших вопросах. Вы знаете, что наш пейджер существует, и уже пошли вопросы. 725-66-33. Телефоны прямого эфира для москвичей - 783-90-25, для немосквичей - 783-90-26. Телефоны для посылания SMS-ок - 970-45-45. И я начну из Интернета. Андрей, вот смотрите, Алексей Скрипкин, программист пишет: "Каким образом Ваше заявление о сокращении мест для подготовки педагогов в вузах согласуется с национальным проектом мотивации резкого всплеска рождаемости? Родившимся детям образование будет требоваться или нет?" А.ФУРСЕНКО - Сложный очень вопрос такой.

А.ВЕНЕДИКТОВ - Программист!

А.ФУРСЕНКО - Программист. Видимо, он хотел вопросов пять задать, и попытался это в одну фразу вставить.

А.ВЕНЕДИКТОВ - Тем не менее. Вы заявили, что будут сокращаться места.

А.ФУРСЕНКО - Я сказал, что сокращаться будут бюджетные места по тем специальностям, по которым они не востребованы. Это первое. И по которым люди, которые получили соответствующее образование, не идут работать по специальности, в основном не идут работать по специальности. Это не значит, что во всех вузах, которые готовят педагогов, будет сокращение бюджетных мест.

А.ВЕНЕДИКТОВ - А как это будет проводиться?

А.ФУРСЕНКО - Ну, во-первых, уже проведен анализ. По сегодняшнему… нашей информации, менее 50%, в некоторых особо продвинутых вузах - менее 10 процентов выпускников педвузов идет работать педагогами. Они идут работать кем угодно, они работать менеджерами, секретарями, официантами, но не учителями. Я думаю, что правильнее было бы, чтобы они получали специальность именно по тому направлению, по которому они собираются идти работать.

A.ВЕНЕДИКТОВ - А может быть, это… просто развернуть ситуацию - почему они не идут работать педагогами? Непрестижная работа, маленькая зарплата - может быть, работать над тем, чтобы повышать престиж, увеличивать зарплату?

А.ФУРСЕНКО - Во-первых, у нас сегодня уже среди тех, кто работает в школах, есть скрытая безработица. Я говорил об этом в вашем эфире, могу повторить еще раз. Количество педагогов не отслеживает демографический спад. При этом ссылки на то, что большинство людей, которые работают в школах, - пенсионеры, не правомерна. По нашим подсчетам, сегодня в школах работает 16 процентов учителей - это пенсионеры, люди пенсионного возраста.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Но в больших городах, наверное, другая история.

А.ФУРСЕНКО - В больших городах - тоже зависит от города. Но сегодня нет дефицита педагогов ни в Москве, ни в Питере.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Но есть дефицит по специальностям. Я знаю, что в Москве, по-моему, дефицит, скажем, учителей английского языка.

А.ФУРСЕНКО - Очень небольшой, но есть. Он… знаете, вообще, когда есть дефицит, скажем, несколько сотен преподавателей, там… ну, английского языка, притом, что работает в этой сфере несколько десятков тысяч, то согласитесь, все-таки это дефицит, ну, в пределах некоторых организационных мер.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, наверное.

А.ФУРСЕНКО - Это не системная проблема. Вот. Поэтому первая вещь, по поводу, вот, преподавателей - это дефицит. Вторая вещь заключается в том, что зачастую молодых людей в школах особо никто и не ждет. Продолжается… вот сейчас идет упорядочивание системы оплаты труда, мы переходим на новую систему оплаты труда, когда не надо создавать искусственные ставки для того, чтобы выплатить повышенную зарплату преподавателю. И зарплаты преподавателей повышаются. Я могу сказать, что в образовании за январь-ноябрь средняя зарплата в прошлом году была… чуть не доставала 6 тысяч, по этому году - 7400. С одной стороны, конечно, небольшие деньги, особенно, если исходить из того, что это, там, средняя зарплата, например, по Москве. Но если мы вспомним, что это по стране, и увидим, что прирост больше чем на 20 процентов, согласитесь, это все-таки тоже заметный рост.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, минус инфляция - 10 процентов получается.

А.ФУРСЕНКО - Ну… A.ВЕНЕДИКТОВ - Реально. Реальный рост - 10 процентов.

А.ФУРСЕНКО - Слушайте, Вы же учитель истории, а не математики.

А.ВЕНЕДИКТОВ - Именно.

А.ФУРСЕНКО - Давайте смотреть все-таки. Если уж так уж совсем строго быть, это 23 процента, минус 9 процентов инфляции - тогда получается все-таки, значит, 14, правда?

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну да.

А.ФУРСЕНКО - Поэтому… ну, мы не будем бороться за каждый процент. Я говорю, что есть реальный рост. И учителя, которые чувствуют, что действительно становится… улучшается ситуация, учителя, которые работают в школе, они предпочитают сами занять, вот, эти возможности.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей, а есть ли информация об оттоке учителей из школы? Вот, о уходе не на пенсию, а вот работали люди - и ушли. Есть ли такая цифра?

А.ФУРСЕНКО - Минимальная.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Минимальная.

А.ФУРСЕНКО - Минимальная. И я думаю, что это связано с двумя причинами. Во-первых, нет последовательной работы по предоставлению учителям новых возможностей - вот то, чем мы сейчас занимаемся, пытаемся представить такие вот методические подходы, куда мог бы учитель пойти работать - системные подходы, опять же.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да.

А.ФУРСЕНКО - Это первая вещь. А вторая вещь - это более такая, строгая система оценки качества преподавания, аттестация преподавателей. Потому что из школы должны уходить люди, которые не могут преподавать. Это не есть попытка… ну, не есть гонения на учителей, но это есть требование, чтобы наших ребят учили хорошие учителя.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Еще говорили о том, что Вы пытаетесь выдавить пенсионеров из школ для предоставления более молодым?

А.ФУРСЕНКО - Нет. Я считаю, что не зависит… не должно зависеть пребывание или не пребывание человека в школе от его возраста. Есть люди, которые действительно устали от своей работы. И тут надо думать… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, они есть и в 20 лет.

А.ФУРСЕНКО - Они есть и в 20 лет.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Есть и в 20, и в 30 лет. Да.

А.ФУРСЕНКО - Ну, вот им надо давать возможность уйти или предоставить какие-то другие рабочие места. Если человек в силе преподавать и может дать много ученикам, не надо только на основании того, что у него, ну, скажем, возраст, физический возраст, там, больше 60 или 55 лет для женщин, так сказать, выталкивать его из школы. Я считаю, что это неправильно. Всегда об этом говорил и еще раз могу повторить.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко, министр образования и науки у нас. Поскольку Вы заговорили о зарплатах, вопрос из Интернета от Виктора Степановича, педагога: "Планируется ли индексация заработной платы в наступающем году и на сколько процентов? С Новым годом! Виктор Степанович, педагог".

А.ФУРСЕНКО - Ну, во-первых, с Новым годом! Я всех хочу поздравить и не только педагогов, потому что боюсь, что мы с Вами заговоримся и под конец передачи времени на это не останется.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Под конец передачи поговорим о молдовском вине.

А.ФУРСЕНКО - Спасибо. Что касается повышения зарплаты, мы сейчас, с Нового года, в рамках нацпроекта начинаем новое направление - это переход на новую систему оплаты труда. Когда система оплаты труда будет оторвана от единой тарифной сетки, когда уровень зарплаты будет определяться, ну, в рамках более укрупненных таких квалификационных требований, и когда существенная часть зарплаты должна будет выплачиваться в рамках стимулирующих надбавок по решению не только, ну, как бы, административной вертикали - там, в школе или за пределами школы - а с учетом мнения управляющих советов школ, с учетом мнения родителей. Я думаю, что это направление правильное, должна быть обратная связь, и сразу мы все на эту систему не перейдем, но я думаю, что в будущем году, как минимум, 20 регионов, которые окажутся победителями в этом, вот, конкурсе по комплексной стандартизации системы образования, они на это перейдут. Надеюсь, что перейдет больше. Поэтому я бы рассматривал вопрос не так жестко - что, вот, индексация. Абсолютно уверен, что рост зарплаты педагогов будет не меньше, чем, ну, рост других бюджетников. Но я считаю, что он должен быть больше.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Понятно. Учащиеся 11 класса Погореловской средней школы Карачанского района Макс Киданов и Стас Сидякин. Длинный вопрос, тем не менее: "Уважаемый Андрей Александрович! В этом году мы заканчиваем школу и собираемся поступать в Серпуховский военный институт. Почему результаты ЕГЭ не могут быть засчитаны при поступлении? Экзамен в форме ЕГЭ, мы уже убедились, достаточно объективен. В каком году будет полностью введен ЕГЭ и будет отменен дополнительный балл в случае неудовлетворительной оценки? Да, и еще большое спасибо за бесплатный Интернет в школе, мы в бесплатной сети с 23 ноября".

А.ФУРСЕНКО - Ну, видите.

A.ВЕНЕДИКТОВ - …за что… А.ФУРСЕНКО - Бывают даже хорошие, такие… A.ВЕНЕДИКТОВ - Но это редкость.

А.ФУРСЕНКО - …положительные. Это редкость, но все равно приятно.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Это редкость, но я решил все-таки зачитать, да.

А.ФУРСЕНКО - Я понимаю, что это Ваш подарок к Новому году.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да, да. Тем не менее, ЕГЭ, военный институт… А.ФУРСЕНКО - С 2009 года должны быть, по закону, если он будет принят, а в Думе уже первое чтение прошел, я надеюсь, что будет принят закон и в целом. Я надеюсь, что этот закон… по этому закону с 2009 года ЕГЭ будет обязательным. Что касается военных училищ, там есть некоторые ограничения, связанные с вопросами гостайны, связанные с вопросами образования... здоровья, но по проверке знания ЕГЭ там тоже будет приниматься.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Но они в этом году идут, ребята.

А.ФУРСЕНКО - В этом году, я не знаю, будут приниматься или нет. Это идет… рассматривается каждый отдельный район, насколько я представляю себе, в военных училищах в этом году… в части из них, по крайней мере, ЕГЭ приниматься не будет.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ксения спрашивает Вас: "Как Вы думаете, это справедливо, что дети так рано должны вставать в школу?" Мне нравится слово "справедливо".

А.ФУРСЕНКО - Ну, правила такие. Наверное, это все-таки… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, правила можно изменить, правила!

А.ФУРСЕНКО - Правила… Вы знаете, я думаю, Ксения, что если дети будут вставать позже в школу, то это приведет к тому, что они будут позже приходить из школы и будут позже ложиться спать. И тогда некоторые ваши соученики скажут, что несправедливо, что так поздно приходится ложиться спать. Думаю, что должна быть… должен быть разумный баланс. И исходить этот баланс должен, скорее всего, из соображений здоровья. Вот если… я думаю, все-таки, в 6 утра… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, здоровье - вещь индивидуальная. Здоровье - вещь индивидуальная все-таки.

А.ФУРСЕНКО - Но школа, она сегодня все-таки отслеживает, ну, как бы сказать, интересы большинства. Вообще, сейчас, если философски говорить, очень интересно… Вот мы живем в очень интересном времени. Я думаю, что в течение такого, обозримого будущего - там, ну, нескольких лет - начнет происходить переход от такой, привычной для нас, классно-урочной системы, когда все обучение в школе организовано в рамках классов и тогда все жестко привязано к тому, когда каждый класс начинает, к более индивидуализированной системе. Но этот вопрос философский, может быть, для него специально надо поговорить. В этом варианте, когда будут индивидуальные траектории для ребят, наверное, кто-то сможет выбрать начало учебы, ну, более позднее.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну вот смотрите, если говорить, продолжать линию на философские вопросы - рабочий Александр из Саратова пишет. Он считает, что весь проект направлен на дальнейшее расслоение общества. Он считает, что улучшение образования надо начинать не с лучших, а с худших школ, где учатся дети… подавляющее большинство детей. "Неужели непонятно, - пишет он, - что среднее образование - это не спорт, где побеждает сильнейший? Здесь зачет надо вести по среднему показателю". Вот философский подход. Пожалуйста. Что Вы думаете по этому поводу, и что бы Вы сказали Александру?

А.ФУРСЕНКО - Вопрос имеет, ну, право на… так сказать… эта тема… т.е. имеет право на обсуждение достаточно серьезное. Во-первых, никто не отменял поддержку и увеличение среднего уровня. Поддержка… есть программа региональная по поддержке всех школ, и в первую очередь обращается внимание на, может быть, школы, которые остались в наиболее сложном положении. Есть специальные программы - президентские программы, президентские фонды есть по поддержке школ, которые оказались в тяжелом положении, скажем, которые требуют незамедлительного ремонта. Я хочу сказать, что 2006 год, в каком-то смысле, был рекордным. Бюджет образования, консолидированный бюджет, вот из всех видов - из муниципального, регионального, федерального уровня - перевалил триллион. Оставив позади и здравоохранение, и оборону, и правоохранительные органы. Т.е. это рекордсмен, с точки зрения финансирования, увеличившись больше чем на 20 процентов, по сравнению с 2005 годом. И в основном эти деньги как раз идут на подтягивание тех, кто, ну, находится в наиболее сложной ситуации. Но одновременно мы должны делать ставку на лидеров. Почему?

A.ВЕНЕДИКТОВ - Почему?

А.ФУРСЕНКО - Не для того, чтобы, знаете, как говорится, деньги к деньгам, а для того, чтобы действительно обозначить на практике, что надо сделать в системе образования в целом. Что должно меняться. Ведь мы даем не потому, что они богаты. Мы даем потому, что они предлагают новые программы, новые подходы. Они предлагают - эти школы, эти учителя - предлагают способы, как лучше учить наших детей. Все-таки главный человек в школе - это ученик, ради него все делается. И тех, кто предлагает наилучшее решение, мы поддерживаем для того, чтобы они имели возможность, став лидерами, вытащить, поддержать остальных. Поэтому это вопрос, я бы сказал, даже не тактики, а стратегии. Без лидеров мы не сумеем поднять общий уровень. При этом достаточно большое внимание - я повторяю - просто об этом меньше, может быть, говорят, но очень большое внимание уделяется всем… ну, например, классное руководство, поддержка классному руководству пошла на всех, это самая большая статья расхода национального проекта "Образование". Интернет идет во все школы, независимо от того, сколько в этой школе учится - тысяча человек… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну вот, ребята из какого-то региона, да… А.ФУРСЕНКО - …или 10 человек. Поэтому… A.ВЕНЕДИКТОВ - Кстати, Андрей, прошу прощения, а сколько школ уже подключено бесплатно?

А.ФУРСЕНКО - 23 тысячи.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Из, извините?

А.ФУРСЕНКО - Из… Ну, 54 тысячи...

A.ВЕНЕДИКТОВ - Т.е. половина. Ну, половина?

А.ФУРСЕНКО - Ну, должно были в этом году подключить 18, подключили 23. A.ВЕНЕДИКТОВ - Сколько осталось без?

А.ФУРСЕНКО - Ну, давайте 54 минус 23 - это 31 тысяча. Я думаю, что, там, плюс-минус, там, несколько сотен.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, понятно.

А.ФУРСЕНКО - Но у нас есть стопроцентная уверенность, что до конца следующего года, как и было обещано, все школы России будут включены в Интернет.

A.ВЕНЕДИКТОВ - В том числе, сельские и малокомплектные?

А.ФУРСЕНКО - Все. Ну, давайте, в этом году включены, например, такие: Байконур включили… школы Байконура включены.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, Байконур, ну ладно! Байконур, Байконур!

А.ФУРСЕНКО - Слушайте, Вы знаете, там было очень не просто. Селички включены. Включены дальневосточные школы. В Сибири включены школы, причем не только в крупных городах.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Это, конечно, выравнивает шансы, потому что дети получают доступ, вообще, к мировой культуре, к мировым знаниям.

А.ФУРСЕНКО - Конечно.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Это очень важно. Кстати, был очень интересный вопрос, я его уже потерял, но смысл был в том, что, значит, знаете ли Вы, что во многих школах именно дети учат учителей Интернетом пользоваться?

А.ФУРСЕНКО - Знаем. Знаем, эта проблема существует… A.ВЕНЕДИКТОВ - А вот это хорошо, по-моему. Вообще, это хорошо.

А.ФУРСЕНКО - Ну, вообще, хорошо, чтобы учитель чувствовал себя, по крайней мере, на равных. Поэтому мы сейчас достаточно активно развиваем, поддерживаем курсы переподготовки учителей, создаются новые пособия не только для детей, но и для учителей, потому что учитель все-таки должен чувствовать себя - я еще раз повторяю - ну, по крайней мере, на равных с детьми. А лучше, чтобы все-таки он был авторитетен, он мог что-то, чему-то научить ребят.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко, министр образования и науки, в следующей получасовке мы поговорим о программах, школьных программах и школьных учебниках - очень много вопросов - и затем ваши вопросы по телефонам для москвичей 783-90-25, не для москвичей 783-90-26. Выравниваем шансы.

НОВОСТИ A.ВЕНЕДИКТОВ - 13:35, напоминаю, что у нас в гостях министр образования и науки Андрей Фурсенко. Наши телефоны - для москвичей 783-90-25, не для москвичей 783-90-26. Перед тем, как я включу телефон, два вопроса. Один вопрос, который только что пришел к нам по пейджеру. Женя из Нижегородской области пишет: "А у нас нет Интернета не только в поселке Дощатое, но и в городе Выкса. Обидно".

А.ФУРСЕНКО - Мне тоже обидно, но я сказал, что в течение года появится не только в городе Выкса, но и в поселке Дощатое.

A.ВЕНЕДИКТОВ - "Здравствуйте, в нашу школу тоже провели Интернет, вот только пользуется им учитель и никто более. Все объясняется тем, что скорость слишком мала, и нам ее не хватает.

А.ФУРСЕНКО - То, что провели в течение последних месяцев - это широкополосный Интернет, и те линии, которые были проведены раньше и которые… ну, скорость которых мала, они будут заменены.

A.ВЕНЕДИКТОВ - "Венедиктову", Аюк пишет: "Спросите у министра, какое влияние министерство образования имеет на национальные школы в России, я имею в виду, татарские, башкирские и т.д.?" А.ФУРСЕНКО - Ну, такое же, как и на любые другие школы. Мы вырабатываем федеральный стандарт, и этот общефедеральный стандарт - учебники, которые реализуют его, утверждаются на уровне министерства. Что же касается регионального стандарта, то это остается на уровне регионов. И опять же, это касается не только национальных школ, но и так называемых русских школ.

A.ВЕНЕДИКТОВ - А контроль?

А.ФУРСЕНКО - А контроль реализуем, опять же, служба федеральная. Но сейчас введен новый законопроект, когда часть контрольных функций делегируется в регионы.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Вот вопрос о содержании учебников. Достаточно много здесь и в Интернете возмущения о том, что люди не знают, кто такой Жуков или Ленин, пишет Николай Зеленюк, полковник МВД в отставке, еще и еще, и еще… т.е. много чего. И я хотел бы, может быть, оттолкнуться от, так называемого, "обезьяньего процесса", который сейчас идет в Петербурге или в Ленинградской области - я, честно говоря, не помню - когда ученица и ее семья обратились в суд по поводу того, что в учебниках излагается только одна версия происхождения человека, а именно, Дарвиновская версия. Т.е. одна версия. Я понимаю, что Вы по судебным делам не вполне, но подход.

А.ФУРСЕНКО - Ну, подход… конечно, ты должен знакомить детей с… с самыми разными идеями, основанными на фактах. Не на вере, а на фактах. Вообще, теория Дарвина - это не теория происхождения человека. Все-таки эти вещи надо немножко разделять.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Я давно учился… энтому.

А.ФУРСЕНКО - Я еще дольше.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Давнее, да.

А.ФУРСЕНКО - Давнее, давнее… дальше.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Дальше, да. Длиньше.

А.ФУРСЕНКО - Но теория Дарвина - это теория эволюции, которая показывала, каким образом эволюционировали живые организмы. Собственно говоря, это очень сильное упрощение теории Дарвина. Ну, вот, показать, что человек произошел, вот, непосредственно от обезьяны. Вот, просто показано, что в результате эволюции были возможны вот такие изменения. Значит, это базируется на достаточно серьезном наборе фактов. Есть вещи, которые… есть факты, которые не укладываются в эту теорию. Есть факты, которые сегодня вообще, с точки зрения, ну, существующих представлений, плохо могут быть объяснены. Ну, начнем с теории Большого взрыва. Что это было такое, и что было до него, в принципе, понять невозможно.

A.ВЕНЕДИКТОВ - И это значит, с точки зрения школьного учебника - школьного, замечу я, а не науки… не науки, которая изучает только эту теорию - это значит, что это должно быть или не должно быть в школьном учебнике?

А.ФУРСЕНКО - Мне кажется, что это должно быть в школьном учебнике, должны в школьных учебниках давать современные представления, современные представления, основанные на фактах, и должны указываться моменты, которые сегодня, с точки зрения имеющихся научных и общечеловеческих представлений трудно объяснимы. Это очень важно. Но при этом неправильно строить какие курсы, основанные на… ну, скажем так, на вере. Это не имеет значения, во что верит человек - в то, что Бог есть, или в то, что Бога нет. Ни то, ни другое, наверное, в таком, ну, утрированном виде, не правильно.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Как это примирить? Как это примирить?

А.ФУРСЕНКО - Поэтому я выступаю за вариативность, я выступаю за вариативность. Я считаю, что в новых стандартах каким-то образом это должно быть учтено, но при этом еще раз - я считал бы правильным, чтобы любые курсы, любые системы обучения, они базировались на… в максимальной степени на фактах и на объяснимых и проверяемых вещах.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко, министр образования и науки. Андрей, я прошу Вас надеть наушники. И сейчас ваши вопросы. Напомню вам наши телефоны. Сейчас в основном только - только - телефоны. Для москвичей 783-90-25, для не москвичей 783-90-26. Напомню, что необходимо представляться и коротко о себе.

А.ФУРСЕНКО - А можно короткий комментарий?

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да.

А.ФУРСЕНКО - Вот Вы начали вопрос по поводу учебников с того, что не знают, кто такой Жуков, не знают, кто такой Ленин.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Кто такой Ленин, да.

А.ФУРСЕНКО - Вот это что, в учебниках об этом не написано? Или школьники не знают?

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, он говорит, что, вот, всего одна страница про Великую Отечественную войну и Революцию.

А.ФУРСЕНКО - Ну, я думаю, что надо разбираться конкретно с учебником, я могу сказать, что за последние… A.ВЕНЕДИКТОВ - Нет, таких учебников я не знаю.

А.ФУРСЕНКО - Я не знаю таких учебников. За последний год проведено было качественное изменение подходов к подготовки… к экспертизе учебников. И в результате почти половина учебников не получила гриф "согласовано" или "одобрено министерством образования и науки". Поэтому я хочу сказать, что работа по изменению, по новому подходу к экспертизе учебников, по новому подходу к созданию учебников, она ведется и очень активно.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко, министр образования и науки, первый телефонный звонок. Алло, здравствуйте! Алло!

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Алло! Здравствуйте, Алексей Алексеевич! A.ВЕНЕДИКТОВ - Здравствуйте, как Вас зовут?

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Александр Дмитриевич. Я профессор одного из московских вузов, работаю более 20 лет в области методики преподавания в высшей школе.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Отлично. Если можно, приглушите радио и говорите по телефонной трубке, иначе идет завязка там.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Да, пожалуйста. Значит, Алексей Алексеевич, господину министру такой вопрос… A.ВЕНЕДИКТОВ - Нет, прямой вопрос, он Вас слышит, не надо ко мне.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Прямой вопрос… А.ФУРСЕНКО - Я слушаю, Александр Дмитриевич!

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - …господину министру.

А.ФУРСЕНКО - Да!

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Значит, скажите мне, пожалуйста, Вы когда-нибудь сами преподавали?

А.ФУРСЕНКО - Очень немного.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - В высшей школе?

А.ФУРСЕНКО - Очень немного. Читал спецкурс.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Поэтому, дорогой министр, надо немножко знать предмет изменений в высшей школе, прежде чем вводить различного рода ограничения, новые стандарты и т.д. Люди, которые Вам… А.ФУРСЕНКО - Извините, пожалуйста… СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Простите, я закончу, с Вашего позволения. Люди, которые Вам помогают в области подготовки образовательных стандартов, особенно уровневого образования, недостаточно компетентны, и Вы мало привлекаете конкретных работников вузов к работе над новыми образовательными стандартами. Потому что люди, которые должны преподавать, должны и готовить новые методические обеспечения. На мой взгляд, это отражает определенную некомпетентность Вашу в области высшего образования, и надо Вам людей-то подбирать.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей… СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Вот, извините, пожалуйста.

A.ВЕНЕДИКТОВ - У Вас есть вопросы к Вашему оппоненту?

А.ФУРСЕНКО - Александр Дмитриевич, я хотел спросить, Вы когда-нибудь рожали? СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Что?

А.ФУРСЕНКО - Вы когда-нибудь рожали сами?

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Простите, господин министр, вопрос конкретный к Вам - преподавали, значит, преподавали. Рожать и преподавать - вещи разные.

А.ФУРСЕНКО - Ну, я в ответ спросить… Ну почему? Так сказать, вообще, рожать детей, помогать… СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Ну, вот, будьте любезны… А.ФУРСЕНКО - Значит, я отвечу на Ваш вопрос.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Простите. Хорошо.

А.ФУРСЕНКО - Я просто хочу сказать, что это вопрос некорректный. Вы 20 лет занимаетесь преподаванием, Вы должны знать, что есть разрывы в логике.

Слушатель АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ - Да. Я преподаю более 20 лет.

А.ФУРСЕНКО - Вот. Теперь что касается подготовки стандартов. Естественно, что я стандарты сам не вырабатываю. Значит, кто у нас занимается вопросами стандартов в инженерном образовании? Это… возглавляет эту работу Игорь Борисович Федоров. Кто занимается разработкой стандарта в области… A.ВЕНЕДИКТОВ - А кто такой Игорь Борисович Федоров?

А.ФУРСЕНКО - Это ректор университета имени Баумана. Кто занимается разработкой стандарта в области филологии? Людмила Алексеевна Вербицкая. Это ректор Санкт-Петербургского университета. Поэтому вопросы… значит, они ведут эти направления, их сотрудники, они говорят о том, кто должен из их сотрудников этим заниматься. Значит, сегодняшняя работа по созданию стандартов нового поколения ведется исключительно рабочими группами, которые ведут… в которые входят преподаватели, проректоры ведущих вузов. Более того, я могу сказать, что мы договорились с советом союза ректоров, что до того момента, пока на совете союза ректоров не будут обсуждены те предложения, которые выработаны специалистами, преподавателями, которые провели в высшей школе, в науке достаточно много времени, которые имеют большой опыт, эти стандарты даже на нашу коллегию, на коллегию министерства, вынесены не будут. Поэтому я думаю, что, наверное, правильней было бы и может быть, это недостаток работы, действительно, моих коллег и нашего министерства, более широко информировать общественность педагогическую о том, как ведется работа по подготовке стандартов. Я знаю, что такое… A.ВЕНЕДИКТОВ - Вот это замечание было бы правильно.

А.ФУРСЕНКО - Это замечание мы приняли. Вот, а что касается ссылки на то, что если человек напрямую что-то не делал, то он не имеет права, значит, вообще к этому касаться, я думаю, что это неверно. Более того, я считаю, что работа нашей высшей школы, значит, зачастую грешила тем, что влияние на нее недостаточно оказывали те, кто оказывается заказчиками по отношению к системе образования. Хотя еще раз могу повторить, согласен с тем, что при выработке методики образования - не того, чему надо учить, а тому, как надо учить - должны привлекаться профессионалы.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко. Вот теперь звонок не из Москвы. Алло, здравствуйте, алло!

Слушатель ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ - Здравствуйте!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Как Вас зовут и откуда Вы?

Слушатель ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ - Валерий Николаевич, Тамбов, объединенный гражданский фронт, я представитель, руководитель регионального отделения тамбовского.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Пожалуйста!

Слушатель ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ - Андрей Александрович… А.ФУРСЕНКО - Да! Добрый день!

Слушатель ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ - Вот, отдаете себе отчет об ответственности всех министров, депутатов Госдумы за принятие закона об альтернативных учреждениях. Ведь мы, согласно этому закону, можем впоследствии школы превратить и в игровые автоматы, в бары. Вы знаете, в случае банкротства и т.д. Ведь это очень серьезно, это ответственность перед последующими поколениями Ваша непосредственно. Будьте добры!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Понятно. Ответ. Ответ.

А.ФУРСЕНКО - Видимо, речь идет об автономных учреждениях.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Автономные учреждения, да, во-первых, автономных, конечно. А.ФУРСЕНКО - Во-первых, я все-таки верю в людей, которые работают в образовательной сфере. Вы знаете, что в соответствии с законом, сегодня первое - это абсолютно жестко прописана добровольность перехода в новую форму. Вторая вещь - если Вы посмотрите закон, внимательно посмотрите закон, то Вы увидите, что в рамках этого закона исключена возможность перехода в новую форму даже в случае, если происходят… ну, экономическое банкротство - это… приведет к тому, что сменится руководство этим учреждением, но это учреждение не будет переведено, как Вы сказали, в казино, которое сегодня переведено быть не может. Вы знаете, что вообще, у нас казино и любые игровые, значит, учреждения, они будут переведены в четыре зоны и… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну в бар, какая разница!

А.ФУРСЕНКО - В бар… A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну в бар.

А.ФУРСЕНКО - В бар - тем более. Т.е. они должны остаться образовательными учреждениями.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Это в законе?

А.ФУРСЕНКО - Это в законе. Поэтому я хочу сказать, что у нас существует защита от вот такого типа шагов. Но при этом есть еще одна очень важная вещь. Мы должны - я считаю - мы должны в большей степени доверять людям, которые непосредственно занимаются образованием и давать им возможность больше… давать им больше прав для того, чтобы они реализовывали то, чем они занимаются.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, в связи с этим вопрос из Уфы у меня от Максима: "Хотелось бы знать у министра, имеет ли право ректор вуза размещать в единственном здании вуза автосалон? Уфа". Это к вопросу о барах, казино и автосалонах, я бы добавил.

А.ФУРСЕНКО - Думаю, что не имеет. Думаю, что… ну, если есть конкретные претензии, конкретный вопрос… A.ВЕНЕДИКТОВ - Максим, пришлите нам сейчас на пейджер - у Вас еще 10 минут. А.ФУРСЕНКО - Пришлите на пейджер, да.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Из Уфы.

А.ФУРСЕНКО - По крайней мере, мы готовы с этим разобраться.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да. Пришлите на пейджер, что за вуз. 783-90-25 - это телефон для москвичей, 783-90-26 - это не для москвичей. Андрей Фурсенко, министр образования и науки, отвечает на ваши вопросы, только представляетесь. Алло, здравствуйте!

Слушатель Константин - Добрый день, Константин из Щелково, научный сотрудник. A.ВЕНЕДИКТОВ - Да, пожалуйста! Вот теперь я знаю, Константин, что Вы научный сотрудник.

Слушатель Константин Андрей!

А.ФУРСЕНКО - Да!

Слушатель Константин - Пока складывается впечатление, что Вы стремитесь представлять нынешнюю власть в науке и образовании, а не науку и образование во власти. Спасибо! Я правильно понимаю?

A.ВЕНЕДИКТОВ - О! Правильно понимаете. Правильный вопрос задали. Вы кого представляете - власть в науке и образовании или науку и образование представляете во власти? Такой, философский вопрос от Константина из Щелково.

А.ФУРСЕНКО - Ну, по своей должности я представляю власть. Я просто представляю… я представитель исполнительной власти по определению. А с точки зрения задачи, которая, наверное, передо мной стоит, я должен быть в некотором смысле, интерфейсом между наукой и образованием с одной стороны, и властью исполнительной и отчасти законодательной, с другой, и сделать так, чтобы задачи, которые ставятся обществом перед властью, были должным образом спроектированы и переданы, так сказать, таким важным общественным институтом… общественно-значимым институтом, как образование и наука.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко. Звонок не из Москвы. Алло, здравствуйте, Вы в прямом эфире, алло!

Слушатель Татьяна Ивановна - Алло, здравствуйте!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Здравствуйте, как Вас зовут и откуда Вы звоните?

Слушатель Татьяна Ивановна- Это Санкт-Петербург. Корнеева Татьяна Ивановна.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да, Татьяна Ивановна! Пожалуйста, вопрос министру.

Слушатель Татьяна Ивановна Да. Хотелось бы… школа, преподаватель. Вот скажите, пожалуйста, Андрей Александрович, вот с введением вознаграждения в 1000 рублей за классное руководство от правительства директора имели право отменить доплату за классное руководство, которая была раньше?

А.ФУРСЕНКО - Нет. Было специально… СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА ИВАНОВНА - Ну вот у нас отменено, и уменьшилась доплата за проверку тетрадей… т.е. в итоге, как говорится, мы теряем, получается так.

А.ФУРСЕНКО - Ну, что касается… СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА ИВАНОВНА - Центр Санкт-Петербурга. Ну, в деньгах, получается.

А.ФУРСЕНКО - Ну, я знаю, что вообще, в Санкт-Петербурге за последний год довольно существенно повысилась зарплата средняя учителей.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну вот, конкретно?

А.ФУРСЕНКО - Если я не ошибаюсь, средняя зарплата учителей к концу этого года где-то 12 тысяч, если не больше, стала. Вот что касается доплат за проверку тетрадей, это… вообще, все эти вопросы, это решение, ну, региональных властей. Но когда вводились доплаты за классное руководство, специально было подчеркнуто - и президентом, и несколько раз об этом говорил Дмитрий Анатольевич Медведев - что мы будем достаточно жестко проверять, чтобы все надбавки за классное руководство, которые были назначены до этого, были сохранены, поэтому я запомнил, и я специально проверю, какие надбавки за классное руководство - я повторяю, за классное руководство - значит, которые выплачивались до начала нацпроекта, были отменены в Санкт-Петербурге. Спасибо!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну, как питерец, который сегодня уезжает в Санкт-Петербург, вот 31-го и займется проверкой.

А.ФУРСЕНКО - Да.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Напомню, телефоны для москвичей - 783-90-25, для не москвичей - 90-26, следующий звонок, алло, здравствуйте! Алло!

Слушатель АЛЕКСАНДР - Алло, здравствуйте!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Алло, как Вас зовут?

Слушатель АЛЕКСАНДР - Александр.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Пожалуйста, Александр, Ваш вопрос министру.

Слушатель АЛЕКСАНДР - Вот скажите, пожалуйста, вот по нацпроекту некоторым школам выдаются деньги и оборудование на оснащение классов. В нашей школе выдали оборудование на 500 тысяч для физического кабинета. Из них где-то около 450 тысяч - это старое оборудование. Среди них, так сказать, бывший полилюкс, который вообще не применяется в школе, лотки всякие и т.д. Т.е. не идет эта сумма, это оборудование на эту сумму. Т.е., ну, ситуация парадоксальная: оборудование есть, но оно старое. Но записано в счет нацпроект.

А.ФУРСЕНКО - Александр… A.ВЕНЕДИКТОВ - Я бы добавил еще, Алекс, за этот вопрос: "Почему при выделении грантов дают много денег на расходные материалы и очень мало на приборы? Почему грантополучатель не имеет права распоряжаться своими деньги, исходя из производственной необходимости? Денег по легенде и так мало, и принуждать тратить их нерационально - это просто диверсия".

А.ФУРСЕНКО - Во-первых, по вопросу, который сейчас был задан. Если не трудно, либо напрямую на министерство… A.ВЕНЕДИКТОВ - На пейджер сбросьте сейчас.

А.ФУРСЕНКО - …либо на пейджер сбросить конкретно, чтобы могли созвониться и выяснить, что за старое оборудование было поставлено - для нас это очень важно, потому что… A.ВЕНЕДИКТОВ - Александр, не затруднит Вам сбросить это все.

А.ФУРСЕНКО - Теперь, что касается… ну… A.ВЕНЕДИКТОВ - Да.

А.ФУРСЕНКО - Когда мы узнаем, что за старое оборудование, будет проще. Но я могу сказать, что, скажем… ну, электрическая машина или реостат, он как был, так и остался. И мы считаем, что очень важно, что поступало оборудование, которое позволяет, ну, не только, там, с компьютером работать, но которое позволяет, вот, руками что-то чувствовать, собирать. Что касается того, на что могли тратиться эти деньги - были определены статьи расходов. Там и расходные материалы, и оборудование было. Против чего мы возражали - против того, чтобы эти деньги тратились на ремонты, на закупку вещей, которые не имеют отношения прямого к учебного процесса. Поскольку мы считаем, что ни одна статья расходов отменена не была - это дополнительные деньги. До того, как начался нацпроект, главные вопросы, главные проблемы, которые ставились учителями, директорами школ - это было отсутствие необходимых реактивов, расходных материалов и оборудования для кабинетов, поэтому именно на эти цели и были направлены дополнительные - я повторяю, дополнительные деньги - выделенные в рамках нацпроекта.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Кто решает?

А.ФУРСЕНКО - Это решает, вопрос решает… A.ВЕНЕДИКТОВ - Вот вы выдали грант… А.ФУРСЕНКО - …в принципе, школа.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Школа.

А.ФУРСЕНКО - И мы считали, что в рамках программы, которая дана школой, она должна в ряде регионов и муниципалитетов эти вещи для уменьшения цен, упрощения процедур, пытались, ну, как бы, организовать централизованно. Но все равно, главное - школа.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Школа.

А.ФУРСЕНКО - И наша позиция - все время подчеркивалось - мы считаем, что главной в этом вопросе является школа, ее руководство, ее управляющий совет, ее директор.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Следующий звонок не из Москвы. Алло, здравствуйте, алло! Алло! СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР - Алло, здравствуйте, Владимир, Нижний Новгород.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Да, пожалуйста, Владимир!

А.ФУРСЕНКО - Добрый день!

Слушатель ВЛАДИМИР - С наступающим Вас, господа!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Спасибо, и Вас также!

А.ФУРСЕНКО - Спасибо!

Слушатель ВЛАДИМИР - Значит, ну, как бы, один такой вопрос, немножко длинноватый, и второй, правда, буквально короткий. Вот такой момент: у меня трое детей и учатся они, там, в первой школе в Нижнем Новгороде, в немецкой. Ну, с немецким уклоном, с достаточно серьезным уклоном. Вот значит, такой вопрос, да. Значит, как бы, у меня есть друг в Германии, который, как бы, там, переговорил с немецкой школой - они готовы принять моего ребенка бесплатно абсолютно. Наша первая школа не возражает. И вдруг тут, оказывается, выясняется, что существуют некие коммерческие структуры в России, через которых все это нужно проводить, и там цена, непонятно откуда, зашкаливает, вот… A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей… министр мотает головой!

Слушатель ВЛАДИМИР - Да, до 15 тысяч долларов. Вот почему вот такие вопросы - это нельзя как-то поставить в какие-то законные рамки… A.ВЕНЕДИКТОВ - Понятно. Все, Владимир, если Вы хотите, чтобы был ответ, смотрите на часы. Так, давайте, Андрей, что это за посредники?

А.ФУРСЕНКО - Ну, точно первый раз слышу. Зафиксировал вопрос. Я думаю, что это самодеятельность. Надеюсь, что это не региональная. Я думаю, что очень локальная самодеятельность. Мне кажется, что все эти вещи можно организовать гораздо проще, по прямому приглашению, значит, ну, от представителя одной школы, лично Владимиру или, там, в другую школу. Знаю, что такие системы тоже работают. Давайте выясним… A.ВЕНЕДИКТОВ - Такие чудеса происходят на просторах Родины.

А.ФУРСЕНКО - Ну, все что угодно может происходить. Давайте выясню, если Владимир оставит координаты, то отвечу.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Владимир, перебросьте на пейджер, или Вы знаете, есть SMS у нас тоже, если Вы с мобильного. У нас три минуты до конца, еще попытаюсь звонок принять. Алло, здравствуйте!

Слушатель СЕРГЕЙ - Здравствуйте!

А.ФУРСЕНКО - Добрый день!

A.ВЕНЕДИКТОВ - Здравствуйте, как Вас зовут?

Слушатель СЕРГЕЙ - Меня зовут Сергей. Ну, я там, преподавал, но вопрос не в этом. А вопрос в следующем. Я некоторые задачи помогаю ребенку, математика, 3-й класс… математика - это основа всего такого, ну, как бы, естественного образования… А.ФУРСЕНКО - Да.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Ну?

Слушатель СЕРГЕЙ - И даже некорректно составлены задачи. Поэтому либо престиж папы упадет в глазах ребенка, либо престиж учебника. Пожалуйста, обратите внимание. И в принципе, я хочу сказать, что буквально недавно, 300-какая-то там, учебник математики для третьего класса.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Понятно.

А.ФУРСЕНКО - Ну вот, я уже сказал, что мы попросили нашу Российскую Академию Наук вместе с Академией преподавания посмотреть. Я знаю, что по учебникам математики было довольно много претензий. Часть учебников математики мы лишили грифа "одобрено министерство". Вопрос справедливый и сейчас вообще ставится вопрос о подготовке новых поколений учебников, которые были бы максимально корректно составлены профессионалами, профессионалами, которые понимают в математике и не дадут уронить престиж папы.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Последний вопрос Андрею Фурсенко, от меня уже, но не как министру образования и науки, а как сопредседателю правительственной молдово-российской, российско-молдавской комиссии. В другом качестве выступает Андрей Фурсенко, я знаю, что недавно Вы были в Молдове, Андрей, и вели переговоры по упорядочению отношений. Вы даже давали по газу некое интервью. Ну, с газом мы уже разобрались, вчера Куприянов сказал, что Молдова и газ решили. По вину. О чем Вы договорились и как уполномоченный российского правительства, в данном случае?

А.ФУРСЕНКО - Ну, мы договорились о том, что наши соответствующие службы ведут сейчас достаточно активную работу по созданию так называемого одного окна для поставки молдавских вин в Россию. Согласованы требования. Требования, с которыми согласились обе стороны - я подчеркиваю, обе стороны - согласились со справедливостью этих требований обе стороны. И главное - это то, что сказала и моя коллега, сопредседатель комиссии, Зинаида Гречаная, ну, и я с этим согласен, что ведомства - ну, компетентные в этом вопросе, отвечающие за этот вопрос - они очень активно друг с другом работают. Я имею в виду и роспотребнадзор, и министерство сельского хозяйства. Надеюсь, что в течение, ну, коротких месяцев, я бы сказал так - я боюсь говорить, недель, хотя очень хотелось бы, чтобы было так - те молдавские вина, которые соответствуют требованиям - требованиям, которые предъявляем мы ведь, ну вот, граждане России, те, кто пьет эти вина, достаточно высокие требования - т.е. те требования удовлетворяют, они поступят в наши магазины. Я думаю, что этот процесс не заставит себя долго ждать.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Андрей Фурсенко, министр образования и науки, спасибо, что Вы пришли к нам! Поздравляю Вас с Новым годом!

А.ФУРСЕНКО - С Новым годом! Ну, с Новым годом, "Эхо Москвы", и с Новым годом, всех, кто слушает, и я хочу пожелать в новом году и успехов, и доброжелательности, и доверия друг к другу.

A.ВЕНЕДИКТОВ - Нет, доброжелательности Вы не дождетесь, потому что Вы будете отвечать за каждую неправильную задачку в учебнике. И в общем, это справедливо.

А.ФУРСЕНКО - Друг к другу.

A.ВЕНЕДИКТОВ - А друг к другу - пожалуйста. Андрей Фурсенко был гостем нашего эфира, новости через несколько секунд.

 

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь