Поволжский Образовательный Портал

Отечественное образование: кто виноват и что делать?

Опубликовано 16 января 2007

Сложно переоценить то значение, которое имеет сегодня образование для страны. Образование, как фундамент всякой непримитивной культуры, формирует общность людей, развивающих промышленность, сельское хозяйство, ВПК, космические исследования и прочая, и прочая. И люди со средним образованием, и выпускники ВУЗов обеспечивают функционирование всех сфер народного хозяйства и культуры. И для того, чтобы нанести стране возможно больший урон, - в конкурентной ли борьбе, или в условиях "холодной войны", - удар наносится не только по здравоохранению, промышленности, сельскому хозяйству, но и по образованию в том числе. Именно это и происходит с нашим отечественным образованием уже на протяжении более чем 15 лет.

Средняя школа

Первые ощутимые удары были нанесены по средней школе. Появились различные шарлатаны с новыми идеями "развивающего" обучения.

Развивающее образование – это, конечно, прекрасно, но для начала давайте разберёмся с терминами.

У нас (сейчас я буду говорить об СССР) к разряду «развивающих» было принято относить всевозможные книжки-игрушки-конструкторы для детей самого малого, дошкольного возраста. Предполагалось, что любой нормальный ребёнок, пришедший в первый класс, уже способен держать в руках карандаш, пластилин и букварь; малоадекватные дети более-менее отсеивались во всевозможные «лесные школы» (где, впрочем, из многих тоже умудрялись лепить приемлемо-достойных членов общества). Передовые методики того времени в основном сводились к развитию у детей мелкой моторики, навыков логического мышления, раннего освоения чтения и письма, музыкального восприятия. Тогда в этой сфере работало немало любителей-энтузиастов, но в целом направление продвигалось под неусыпным надзором специалистов: детских врачей, психологов, методистов.

Сейчас ситуация, увы, иная. В этом легко убедиться, открыв, например, школьный учебник по математике. Я – кандидат технических наук и привык работать с довольно сложными текстами; но работать с дурно написанными, невнятными и нелогичными текстами не умею даже я. Вправе ли Минобрнауки требовать от ребёнка навыков, которыми не обладает кандидат наук? Зачем потребовалось отказываться от прекрасных разработок, основанных на подходе крупнейшего Советского учёного и методиста А.Н. Колмогорова (без которого, кстати сказать, не существовало бы современных ЭВМ)?

Ладно бы лишь математика: в конце концов, тотальный разгром в одной из образовательных дисциплин можно компенсировать прогрессом в остальных областях. Но, – увы! - сложно найти такую область, где школьная программа была бы улучшена, или хотя бы сохранила советский уровень.

К тому же, на фоне снижения финансирования школ как грибы после дождя в начале 90-х начали появляться всяческие организации, торгующие низкокачественными учебниками по довольно внушительным ценам. Государство к тому времени уже сняло с себя обязанности по закупке учебников, поэтому финансовая нагрузка легла на плечи самих школ. А если учесть, что гос.лицензий у подобных организаций не было, деятельность их была прямо противозаконной. Но до этого никому не было дела, "время было такое".

Нынче же школы уже сложили с себя обязанности закупать учебники, так что этот груз переложен на плечи родителей. А если учесть, что далеко не все родители имеют возможность тянуть такой груз, многие школьники лишены возможности получить нормальное образование. Так что налицо ещё один удар по среднему образованию, отчего качество выпускников школ понижается значительно.

И даже русскому языку обучать постепенно перестают. Иначе как понять, что, к примеру, в некоторых (причем, отнюдь не заурядных, а достаточно передовых, именуемых «гимназиями» и «лицеями»!) школах у девятиклассников предмет «русский язык» преподают всего 2 часа в неделю? В то время как иностранные языки – 7 (!) (5 часов – основной и 2 – дополнительный). Зачем российскому школьнику учить английский язык буквально вместо русского? При этом квалификация учителей иностранного языка, как правило, очень низкая (была бы высокая, не училками бы в школах работали, а востребованными переводчиками!), и меняются они в школах как перчатки, в то время как «русички» в основном – опытные высококвалифицированные педагоги со стажем.

Язык, слово – основа любой национальной культуры, видимо, поэтому «реформаторы» в первую очередь стараются уничтожить именно эту основу. Каким «глаголом» смогут жечь сердца людей те, кто изучал русский язык в школе – походя?

Смешные вещи происходят и с «историей». Лично я не видел ни одного хотя бы просто интересного школьного учебника истории. Я уж молчу о таких перлах, как изображение герба Москвы в учебнике по истории России, под которым написано: «на гербе Москвы изображён стилизованный русский воин». Оказывается Св.Георгий – «стилизованный русский воин»! Слава Богу, историю по Фоменко в школах никто пока не преподаёт.

Интересную «шутку» сыграли исторические эксперименты минобразования в Калининградской области. По всем регионам недавно был разослан «циркуляр» с предложением разработать учебник и методическое пособие для учителей по региональной истории. Дело, вроде бы, благое. Однако применительно к Калининградской области вышел казус. Её история началась в 1945 году. До этого она была частью Восточной Пруссии. Инициатива минобразования пришлась очень по душе некоторым «историкам», давно и прочно присосавшимся к различным зарубежным «грандоотстёгивательным» фондам. Быстро накатали учебные пособия, способствующие только вдалбливанию в юные головы сепаратистских настроений и идеи о том, что земля эта – немецкая и всем надо срочно онемечиться, чтобы «воссоединиться с исторической родиной», так как за 60 лет российской истории КО ничего хорошего, в общем-то, не произошло.

Но просто «выращивать» дебилов, не умеющих изъясняться на родном языке и не знающих собственной истории, «реформаторам» от минобразования показалось мало. Видать, быдла всё равно еще слишком много, да и духовные, семейные ценности в провинции ещё сильны. Пусть и малограмотный, но с традиционными моральными устоями, подросток – также не желателен для «реформаторов». Поэтому наших детей решили ещё и растлить. В Россию ринулись такие замечательные секспросветительские организации как ЮНИСЕФ (Детский фонд Организации Объединённых Наций), Шведская Ассоциация Сексуального Образования (ШАСО) (являющаяся одновременно одним из ведущих производителей презервативов – 75% рынка Скандинавии) и т.п. Сыпля деньгами направо и налево, они проводят в регионах семинары для чиновников и работников образования под красивыми названиями, типа: «Профилактика ВИЧ/СПИДа посредством усовершенствования сексуального образования и услуг по сексуальному и репродуктивному здоровью для молодёжи», возят тех же чиновников и учителей перенимать «европейский опыт».

Не обошлось и без «пятой колонны». Причём доморощенные секспросветители оказались гораздо наглее и безнравственней их зарубежных коллег (или хозяев-заказчиков?). Чего стоит один лишь центр «Холис» из Екатеринбурга, который до недавнего времени возглавлял некий Владимир Лозовой. Чем занимался этот центр можно посмотреть, например, здесь.

Цитировать все мерзости, которыми напичканы программы «Холис», не буду, лучше ознакомиться с правовой оценкой деятельности этого Центра.

Слава Богу, начеку оказалась ассоциация родительских комитетов Екатеринбурга. Дело получило широкую огласку. Небывалый случай! Против образовательных программ центра «Холис», внедряемых в школы города Екатеринбурга при поддержке Министерства образования России, выступили единым фронтом православные, иудейские, мусульманские и протестантские организации!

Программы «Холиса» пытались внедрить и в школах других регионов России. Однако и там нашлись неравнодушные к будущему своих детей люди. Череда скандалов вынудила заняться «Холисом» генеральную прокуратуру. Секспросветители спешно свернули свои одиозные программы и семинары.

Однако успокаиваться рано. «Обломавшись» с введением в школах уроков секспросвета, растлители не прекращают внедрять его в учебный процесс «тихой сапой». Сегодня, сменив тактику, они проводят семинары для учителей-предметников, обучая их заниматься секспросветом в классах не только на уроках биологии и ОБЖ, но и на уроках физики и математики! Поэтому родителям сегодня волей-неволей необходимо постоянно контролировать учебный процесс. Интересоваться, о чём рассказывают детям на уроках учителя. И при малейшем намёке на «внедрение» секспросветительских программ немедленно идти в школу и устраивать разборки. Как правило, пока что достаточно беседы «по душам» с «преподавателем-новатором». Однако как долго будет длиться это «пока»?

Ведь Министерство здравоохранения и социального развития РФ готовит для направления в Государственную думу РФ к ратификации ряд положений Европейской социальной хартии. В их числе параграф 2 статьи 11 данной Хартии, предполагающий под предлогом защиты права на здоровье введение обязательного сексуального просвещения детей в школе.

Вообще же по всем случаям внедрения в школах всяких «экспериментальных» программ можно получить консультацию на сайте http://www.r-komitet.ru/. А лучше не ждать помощи откуда-то сверху, а, объединившись, действовать самим.

Уже на основании этого понятно, что современная российская школьная программа – это перегрузки, некомпетентность и сюсюканье. Но и это не всё.

Допустимо ли применять рассчитанные на ясли и детский сад практики в работе с детьми 7-10 лет? Думаю, что если и допустимо, то с большой оглядкой.

Допустимо ли применять «развивающие» методики без контроля со стороны специалистов? Без соответствующего контроля вообще ничего делать нельзя.

Основная задача школы – учить детей. Справляется ли школа со своей основной задачей? Категорически нет. Я, будучи преподавателем ВУЗа, наблюдаю падение уровня знаний абитуриентов с каждым следующим набором.

Ну и зачем в таком случае «развивать», если не получается даже просто научить?

А научить не получается, это факт. С десяти лет продолжительность школьного обучения увеличивается до двенадцати. Количество уроков возрастает, вводятся новые предметы немалой сомнительности, а число часов, отведённых на естественнонаучные дисциплины, сокращается.

А научить – не получается, хоть ты тресни!

И ведь все эти «реформы», помимо прочего, всерьёз ударяют по физическому здоровью детей. В бытность мою первоклассником я безо всякого труда носил с собой четыре учебника, четыре тетради, дневник и письменные принадлежности; на гаргантюанские рюкзаки нынешних школьников невозможно взглянуть без содрогания. Официально признано, что среди выпускников городских средних школ здоровых просто нет.

Так зачем нам такие «реформы»?

Мне могут возразить: мол, я против прогресса. Отвечу: прогресс – это не самое новое, это лучшее. В этом смысле прогрессом следовало бы считать немудрёный возврат к старым советским учебникам. Мне снова могут возразить: мол, я мешаю новым авторам проявить себя на ниве народного образования. Отвечу: пусть проявляют себя не за государственный счёт и не за счёт моих детей. Речь идёт о судьбе будущих поколений, о фундаменте интеллектуального и духовного здоровья будущего нации. В этом смысле, никакая запретительная мера на пути некомпетентных авторов не кажется мне чрезмерной.

Как следует противостоять нынешней дебилизации школы? Попробую предложить несколько возможных ходов:

Считается, что интеллект, характер, морально-волевые качества человека формируются в первые пять лет его жизни. Значит, к школе ребёнок должен подходить с таким «запасом прочности», чтобы никакие эльконины и давыдовы были ему уже не страшны. Это сложно. Это требует сознательных усилий любящих родителей, отеческой твёрдости и материнской заботы. Лучшим вариантом мне, опять-таки, представляется использование «общинного ресурса»: объединение нескольких территориально близких семей единочаятелей для совместного воспитания, образования, защиты, поддержки друг друга и своих детей. Ведь среди нескольких русских семей обязательно найдётся толковый врач, компетентный учитель, грамотный строитель, патриот-военный, патриот-милиционер и т.д. Да, вы правильно поняли: нам нужны кланы.

Хороших новых учебников у нас уже не будет – настоящие авторы либо поумирали, либо будут «подвинуты», как Колмогоров; нормальные новые авторы не получат ни грантов, ни госзаказа, ни одобрения бесчисленных министерств. Значит, следует хотя бы сберечь то, что у нас ещё осталось. Лично я запасся комплектом школьных учебников, выпущенных в Советском Союзе: мои дети будут читать именно их. Стоит подумать даже о простом сканировании cоветских учебников и создании специализированных сетевых ресурсов-библиотек. У людей, озабоченных образованием своих детей, должен быть хотя бы такой выбор. Прямо скажем – партизанский выбор, унизительный; но другого нам не оставили.

Подавать в суд на Минобрнауки. За любой просчёт, но – за любой просчёт именно в образовательном процессе. Бюрократическое государство должно бороться само с собой, тогда у него останется несколько меньше сил на борьбу с нами. Маша Шрайбер подала в суд за то, что её заставляют изучать эволюционную теорию – неужели у нас найдётся меньше поводов для огорчения? Боитесь, что тогда «ребёночка совсем съедят»? Так его и так едят: школа делает из него дурака. Боитесь, что оценки не те поставят? Это сейчас ни на что не влияет: оценки покупаются, медали ничего не стоят, институты школьные баллы не учитывают; а большинство вменяемых учителей вас на самом деле поддержат – они ведь тоже ненавидят Фурсенко.
Всё равно боитесь? Ну бойтесь, бойтесь. Только тогда не удивляйтесь, что ребёночку совершенно не по зубам…

Высшая школа

Вузов тоже коснулись усилия вандалов от образования. Сначала стала снижаться доступность целого ряда специальностей для абитуриентов. На многие факультеты во многих вузах стало невозможно поступить при помощи вступительных экзаменов: требовались взятки либо блат (что свидетельствует о процветании коррупции, чаще всего это касается юридических и экономических факультетов), а без этого любого студента на экзаменах валили, благо, это совсем нетрудно. Таким образом, качество студенческого материала на таких факультетах начало стремительно падать. Но на тех факультетах, где коррупция пока ещё отсутствует или находится в самом зародыше, ситуация не лучше. Абитуриенты на вступительных экзаменах с каждым годом показывают всё более низкий уровень грамотности. И здесь хорошо видно по сессионной отчётности то же разделение на коррупционные и пока порядочные факультеты. Если у первых студенты учатся хорошо (что свидетельствует либо о завышении оценок на экзаменах за взятку или по блату, либо о низком уровне компетентности преподавательского состава), то у вторых картина достаточно печальная: многие студенты зачёты и экзамены по многим дисциплинам не могут сдать с первого раза. Можно видеть и повторные попытки, и третьи, и даже четвёртые… Что уже прямо противоречит законодательству, по которому третья попытка, она же и последняя, сдаётся с комиссией, и если оценка будет неудовлетворительной, студент отчисляется автоматически. Можете представить, какая жестокая нагрузка в такой ситуации ложится на преподавателей? И ведь доплачивать за повторный экзамен никто преподавателю не собирается. Наоборот, уровень зарплат преподавательского состава падает уже много лет (в цифрах растёт, но если учесть инфляцию, картина будет иной). И в такой ситуации как-то однажды Филиппов (бывший министр образования) глумливо сказал: «Просто так денег никто не даст». Т.е., по его логике выходит, что раньше преподаватели ничего не делали, а деньги получали на халяву, а теперь халява закончилась, пора работать. И вот интересная ситуация. Как быть квалифицированному преподавателю, который желает трудиться на любимой работе и при этом иметь возможность прокормить себя и семью, в условиях, когда наши власти делают всё возможное, чтоб ему в этом помешать? Так и появляется бизнес по изготовлению дипломных (и даже кандидатских) работ, за которые платят богатые, но ленивые и малограмотные студенты. Мало того, что качество выпускников и так непрерывно падает (вузы не только не могут всегда вытянуть плохо подготовленного в школе студента, ведь преподаватель не всегда может вынести такой значительной нагрузки, но зачастую не хотят там, где цветёт коррупция; к тому же надо понимать, что если человек к 17 годам не научен думать самостоятельно, то его в этом возрасте уже сложно этому занятию научить), так при таком бизнесе оно падает ещё стремительней.

Я преподаю в престижном техническом ВУЗе. Не «элитном», но весьма и весьма, из «старых». Поделюсь стариковским взглядом на современное студенчество.

Многие студенты первого курса не могут решить квадратного уравнения, полностью вспомнить хотя бы одно стихотворение вне школьной программы, не знают, что такое интегралы. Москва, XXI век.

Отсутствие знаний – не самое страшное; нехватку знаний неплохо компенсирует умение конструировать их самостоятельно, дедукция, воображение. Увы – думать тоже не умеют, думать их не научили.

Им не объяснили самого главного: зачем вообще нужно думать.

Из тех слушателей, кто всё же сколько-нибудь образован, никто не оказывается обязан своим образованием школе. Почти всегда это бывают носители добрых семейных традиций: «мама учительница», «папа кандидат наук», «дедушка профессор». Самые смекалистые и больше всех «пашут» простые упрямые лобастые парни из небольших городов русского Севера, из Сибири. Они сгнили в меньшей степени, чем их столичные сверстники; их не так разложила телепропаганда; у них нет иного выхода, как пробиваться в жизни своим умом и трудолюбием.

Беда в том, что чего Ванька не выучит, того Иван Иваныч знать не будет. Другого человеческого материала у нас не предвидится; а нынешний материал плох крайне. Мы можем отобрать лучших из худших, но кто, как и что будет им преподавать?

Если раньше в разных ВУЗах учили, что называется, по-разному, то с приходом «демократии» ситуация значительно выравнялась: теперь плохо учат везде. Третьекурсница-филолог не читала Шолохова; программист-дипломник на четвёртом курсе не может открыть файл; студент-электрик пятого курса не знает законов Кирхгофа. Скажите, как можно доучиться до пятого курса МЭИ, не зная Кирхгофа?

Хорошее преподавание превратилось в редкость: кто-то из «старых» держит марку, кто-то из «молодых» достаточно обеспечен, чтобы позволить себе своего рода хобби; кто-то беден, но блестяще читает свои лекции назло режиму. Это везение индивидуального характера: попадётся такой фанатик – выучишь его предмет.

Но такое положение дел есть откровенная кустарщина. А образование – это индустрия. Индустрия, требующая своих инфраструктуры, стандартов и целеполагания.

Инфраструктура в значительной степени разрушена, причём разрушена «сверху». Как проще всего разрушить инфраструктуру? Конечно же, перестать финансировать её поддержание. Наши «реформаторы» идут самым простым путём. Со стандартами образования тоже проблем не возникло: потребовалось всего лишь увеличить их количество и заставить переписывать каждый год, утопив остатки разумного в потоках бумажной волокиты. Многократно возрастает нагрузка на деканаты и тех же преподавателей, чтоб учебные программы по дисциплинам каждый раз приводить в соответствие со вновь утверждённым учебным планом. Кроме как вредительством такие инновации назвать сложно.

Не следует забывать и о такой важнейшей составляющей инфраструктуры, как смычка образования с наукой. Всегда и всюду должны эти две ветви знания идти рядом, дополняя, поддерживая и подгоняя друг друга. Если связь между образованием и наукой нарушена, то первое вырождается в бесполезную схоластику, вторая же чахнет, не получая молодых кадров. Так вот, этой связи больше нет, поскольку те жалкие ошмётки, что остались от настоящей науки, никак не могут обеспечить взаимодействие с многажды возросшим количеством разнообразнейших «институтов», «университетов» и «академий». Чему учат в этих заведениях, какие работы защищаются в их стенах – то мне неведомо.

Отсюда перейдём, наконец, к целеполаганию. Цель образовательной индустрии – давать людям знания и навыки их применения. В современной же России эта цель подменена более актуальной: зарабатыванием денег. Но ведь непосредственно на образовании зарабатывать деньги нельзя! Наука, образование, здравоохранение, энергетика – все эти отрасли сами по себе прибыли приносить не должны, их ценность обусловлена вкладом в функционирование прочих отраслей, обеспечением общего здоровья общества, как физического, так и духовного.

Итак, всё плохо; что же нам с этим делать?

Проблемы образования и науки неразрывно связаны с состоянием общества в целом и решаться должны комплексно. Да вот беда: создаётся впечатление, что государственный аппарат, призванный решать как раз такие комплексные проблемы, делает всё, чтобы углубить существующий системный кризис, довести положение дел до фактического коллапса образования. Чисто по-обывательски наших «властителей» можно понять: сырьевой экономике требуется совсем немного специалистов, а управлять толпой баранов-потребителей значительно проще, чем сообществом образованных граждан.

Но мы должны (и хотим) давать людям образование, а не только диплом. Для этого прежде всего необходимо позаботиться о самих себе: обеспечить возможность работы, минимально подстраховаться от властного саботажа. Можем ли мы сейчас доверять администрации? На мой взгляд, нет. Несомненно, там есть достойные люди, как почти в любой системе, но в целом результат действий администрации следует признать неудовлетворительным. Какие-либо реальные шаги, направленные на преодоление кризиса, можно наблюдать только на местах. Значит, снова партизанщина; ограничимся рассмотрением мер почти индивидуального характера.

Мы выстоим только вместе. Свалить монстра мы не можем; нам придётся подточить его изнутри, подменить коррумпированные механизмы воздействия на образовательный процесс своими, неподконтрольными всей этой фурсятине. Каков возможный подход к решению этой задачи?

Прежде всего, не следует быть честными с теми, кто нечестен с нами. Вовсе не обязательно открыто заявлять о своих намерениях, писать реальные учебные планы, подавать заявки на гранты Минобрнауки. Следует понимать, что действительно полезный для общества проект получит одобрение администрации разве что случайно, либо в ситуации полного «безрыбья». Была подмечена и другая тактика власти: интересным начинаниям выражается полное одобрение, обещается всяческая поддержка, но в последний момент обязательно что-нибудь «не срабатывает». Неплохой ход для истощения наших ресурсов. Вывод: если делаем, то без лишнего шума. Для своей же пользы.

Следует распределять между единочаятелями независимые фрагменты методической работы и делить её плоды по-братски. У нас не так много сил и времени, чтобы в каждом ВУЗе писать свои версии учебных курсов, гораздо полезнее налаживать взаимовыгодный обмен. К сожалению, вирус индивидуализма поразил и преподавательский состав.

Следует привлекать к работе одарённых студентов, причём не только интегрировать их в научную деятельность кафедр и подразделений, но и проводить своего рода воспитательную работу социального плана. Вкус к труду, тягу к познанию, привычку к здоровому образу жизни и мыслей необходимо воспитывать в ближних наших с самых ранних лет. Статьи в вестниках по отраслям, выступления на научных конференциях, частичная подмена преподавателя на семинарах и лабораторных работах, делегирование ответственности – все эти очевидные подходы позволяют молодым людям почувствовать свою значимость, повысить свой социальный статус. Я исповедую и проповедую жёсткую позицию: потребитель – это «лузер», заведомый проигравший, аутсайдер; и, наоборот, созидатель – это победитель, лидер и социальный ориентир. Как ни странно, такой подход неплохо работает. Пусть студенты младших курсов не могут ещё быть самостоятельно ценными учёными и методистами – нам больше не из кого растить себе поддержку, смену и единочаятелей (неслучайно в образовательных учреждениях запрещена политическая пропаганда). Чем раньше мы вмешаемся в процесс, тем меньше душ поглотит метафизическая Ксюша Собчак. Отметим важный момент: преподаватель является формальным лидером для своих слушателей; чтобы действительно противостоять вражеской пропаганде, необходимо подкрепить эту позицию лидерством неформальным.

Огромное значение имеет то, что в СССР называлось производственной практикой. Налаженное взаимодействие с потребителями нашей «продукции» может быть серьёзной поддержкой – как в идеологическом, так и финансовом плане. Не секрет, что большинство отраслей промышленности РФ испытывают жесточайший кадровый голод. Вряд ли имеет смысл ориентироваться на официальную статистику с бесконечными «менеджерами» и «юристами» в первых строках: такая «статистика» противоречит и здравому смыслу, и интересам общества. Выпускники ВУЗов не готовы работать по дипломным специальностям, но при этом не хватает даже таких недоучек. Зачем переучивать людей под действительные потребности рынка, если можно сразу учить их реально востребованным вещам? Пусть даже эти вещи будут в чём-то не соответствовать заявленным учебным планам – внешние приличия перед администрацией всегда можно соблюсти, не слишком ущемляя интересы дела.

Все и всяческие попытки пропихнуть в образовательные курсы проприетарные программные средства, технологии и методики следует подавлять максимально жёстким образом. Каким? «Итальянской забастовкой». Я понимаю, сложно противостоять деньгам, связям, пропаганде и усилиям Microsoft и почти что лично Билла Гейтса. Но представьте себе, что в конкретном образовательном учреждении работают Linux, OpenOffice.org и G++, а аналогичные им Windows, MS Office и VisualStudio почему-то работать «отказываются» (любой администратор ЭВМ обеспечит подобное положение дел с лёгкостью). Думаю, никакие деньги, связи и пропаганда не выстоят против согласованной позиции идеологически заряженных единочаятелей. Да, такая ситуация кое-кого сильно огорчит: с производителя бесплатного ПО весьма проблематично слупить «откат» за введение в учебный процесс его программы. Но ведь нам, - тем, кто учит молодёжь решать реальные задачи, - с этих «откатов» всё равно ничего не светит, они оседают в гораздо более высоких карманах. А мы просто учим; давайте учить как следует.

Непременно надо помнить основной постулат Высшей Школы: студент – «товар» штучный. Средняя школа помимо прочего воспитывает в ребёнке навыки социальной адаптации. Мы должны решать, если угодно, обратную задачу: учить почти взрослого человека противостоять современному обществу, вернее, государству, ибо современное государство, увы, враждебно человеку.

Думаю, направление моих мыслей по затронутым вопросам продемонстрировано вполне, пусть и несколько лубочно-оптимистичным образом; более подробный анализ вряд ли возможен и уместен в рамках данных рассуждений.

И, наконец, следует наиболее полно использовать…

Сетевые ресурсы

Скажите, неужели кто-то действительно пользуется официальными ресурсами типа www.edu.ru для решения каких-то реальных задач? Зачем эти сайты, откуда эти сайты, чем они лучше общеновостной ленты или гугла?.. Я не вполне понимаю, в чём заключается полезность таких ресурсов. Но ведь сетевой ресурс, созданный «просто так», «чтоб было» – это нонсенс, очередная точка «распила» денег налогоплательщиков.

Идея-то состояла в том, чтобы на федеральном портале собиралась информация обо всех ресурсах в стране с окружных порталов (то, что уровень федеральных округов является лишним и совершенно бессмысленным, разговор отдельный), те в свою очередь собирали информацию с региональных порталов, а последние концентрировали у себя информацию по своему региону с периферийных серверов. Обмен информацией должен производиться в автоматическом режиме, иначе ни о каком портале речи быть не может. Итак, до какого-то момента федеральный портал собирал информацию с региональных (не окружных) порталов, непонятно только было, в автоматическом режиме или регулярно вручную запускалась процедура обновления информации. В пользу последней версии говорит тот факт, что уже больше года информация с подчинённых порталов не собирается, а ресурсы заносятся вручную, если судить по динамике обновлений. Это подтверждает и то, что на том же федеральном портале информация о вузах устарела более чем на год. Оно и понятно, деньги получены и поделены, так зачем же напрягаться?

Интересно и то, что формат обмена данными принят несколько лет назад, но он абсолютно неудовлетворителен для большинства образовательных учреждений. Уже несколько лет вузы просят принять новый, расширенный стандарт, предложений подавалось достаточно много, а воз и ныне там.

С другой стороны, при таком раздрае в верхах и методисты на местах предпочитают расслабляться, а не выкладывать в электронном виде учебные материалы. И что мы получаем в итоге? Много шума, а результата – ноль.

Поэтому для моих целей, - преподавания информатики в Высшей Школе, - официальные ресурсы типа edu.ru практически бесполезны: они просто не содержат нужной, либо своевременной информации. Зато я знаю многих специалистов (включая себя), которые в своей работе опираются на такие сайты, как oberon2005.ru, info21.ru или softcraft.ru (возможно, в преподавании других дисциплин ситуация иная).

Что характерно, все реально используемые сайты созданы либо оголтелыми энтузиастами, либо на деньги кого угодно, но не Минобрнауки.

Лично мне всякий раз оказывается гораздо быстрее и удобнее спросить совета и обменяться мнениями с коллегами в рамках того же, например, блога Живой Журнал, нежели на официальных форумах Минобрнауки.

Что характерно, все реально используемые сайты сходятся в жёсткой критике официальных ресурсов. И основной тезис этой критики совпадает с моим мнением: официальные ресурсы бесполезны.

Как исправлять ситуацию?

Следует просто игнорировать официальные ресурсы. Полезную информацию мгновенно дублировать на своих сайтах, по возможности, не давая ссылок.

Следует активно использовать сетевые метаструктуры – «кольца сайтов».

Следует применять средства трансляции в сетевые сообщества, такие как блоги. Средства блоггинга за последнее время превратились в эффективнейшее средство массовой информации – нельзя упускать такой удобный и мощный инструмент оповещения, вразумления и пропаганды. Заметим в скобках, что, как ни крути, обыватель вряд ли будет целенаправленно читать образовательное сообщество. Поэтому важные сообщения следует в определённом смысле «размазывать», внедрять в подходящие по смыслу информационные потоки. На службу благому делу иногда приходится ставить даже технологии скрытой рекламы.

Впрочем, очевидно, что проблема сетевого взаимодействия более серьёзна, чем возможно осветить в данной публикации. Вероятно, имеет смысл провести «круглый стол» авторов неофициальных образовательных сайтов, чтобы в его рамках определить общую стратегию обеспечения выживания, развития, взаимоподдержки и желательного доминирования таких ресурсов.

Путь этот – не простой и не короткий, но, идя по нему, можно существенно затормозить, а то и повернуть вспять…

Болонский процесс

Одна из характеристик этого процесса заключается в том, что вузы вынуждены переходить на двухступенчатое образование: после 4-х лет обучения студент получает диплом бакалавра, а потом при желании может проучиться ещё 2 года и получить второй диплом – магистра. Если кто-то думает, что магистр будет иметь более высокую квалификацию, чем специалист, которого учат 5 лет, то он ошибётся. Когда в школе вместо 10 лет обучения сделали 11, а потом и 12, это никак не обеспечило качество выпускников школ, совсем наоборот. Здесь же программы обучения будут просто растянуты на год. А если учесть, что нашими властями молодым людям навязывается мысль о том, что важно получить не качественное высшее образование, а диплом для того, чтоб много зарабатывать, то ясно ведь, что большинство студентов получит диплом бакалавра и дальше учиться не станет. А зачем, ведь высшее образование уже в кармане. И получим мы ситуацию, когда специалистов в стране станет намного меньше, зато полно будет недоучек с дипломом в кармане.

Для чего нам вообще тогда этот Болонский процесс? Нам объясняют, что для приведения высшего образования к единым европейским стандартам. Насколько высок уровень европейских выпускников, мы знаем, так зачем нам такие единые стандарты? Вероятно, для государственного обеспечения и стимулирования утечки мозгов за рубеж. И ведь логично, зачем сырьевому придатку грамотные специалисты? Они будут только мешать.

И потом, «Болонский процесс» – звучит довольно-таки по-западному, значит, какая-то враждебная штука. Все штуки, что к нам оттуда везут – враждебные: колорадский жук, испанский грипп, Болонский процесс... То ли дело наша, родная топонимика: Куликово поле, Бородинское сражение, Сталинградская битва!..

Нда. Что-то все мысли на военный лад. Наверное, это потому, что так называемый «Болонский процесс» – это один из этапов войны против нашего образования и нашего народа в целом.

Каждый ли из нас понимает, что нам объявили войну?

А на войне – как на войне.

Анатолий Новосельцев, Василий Корвин, Андрей Ахад.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь