Поволжский Образовательный Портал

Высшее образование становится всеобщим, и это противоречит самой его идее, оно дискредитируется

Опубликовано 29 января 2007

Высшее образование становится всеобщим, и это противоречит самой его идее, оно дискредитируется. Дипломы покупаются, а многие вузы, не задумываясь о качестве знаний, штампуют специалистов, которых работодатели в течение еще нескольких лет доводят до нужной кондиции.

«Мы дали право безудержного поступления в вузы, создали моду на высшее образование. Тем самым подвигли людей на то, что главное — получить диплом, не заработать, не заслужить, а именно получить. Сразу резко возросла коррупция, стали появляться вузы, которые в полуподвальных помещениях начали „производить“ дипломированных специалистов», — считает заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Алексей Чернышов.

В течение нескольких десятилетий, начиная с середины 80-х годов прошлого века, как только не пытались реформировать образовательную сферу. А теперь говорят: реформы шли не так, людям они надоели, давайте займемся модернизацией. А что мы модернизируем? То, что осталось после реформ? Но что осталось, задавался вопросом законодатель.

«Мы с начала 90-х годов ХХ века и до сих пор мучительно строим стерильную и холодную западную модель, причем в худших ее проявлениях. Например, положение о том, что в образование нужно внести не конкурентоспособность, а деньги, из этой оперы. В Англии в 1999 году была введена плата за высшее образование, один из итогов — отнюдь не переход на качественно новый уровень образования. В Великобритании идет серьезная дискуссия о том, что размывается элитарное образование. Обучение становится более массовым и общедоступным, и это приводит к снижению его качества. История показывает, что механически насаждать чужой опыт бессмысленно. А складывается такое впечатление, что наши чиновники высшего ранга могут заниматься только копированием заморского „идеала“ и привнесением его в неадаптированном виде на нашу почву», — говорит Алексей Чернышов.

Насильно и одномоментно вживить новую модель образования как некий чип невозможно. И вот теперь мы пожинаем результаты эксперимента: человек порой не понимает, зачем ему учиться, кем он хочет стать, какие знания ему нужны, что требуется обществу.

Такое образование, уверен депутат, заставляет человека выполнять формальности, например приобрести, а не получить диплом. Купив диплом, он настроен на то, чтобы занять высокую должность — ведь он дипломированный специалист, но получать ее он будет скорее всего не по способностям, а другим путем, также за деньги или по протекции, — все это ведет к тому, что государство не получает человека-творца. Отбор проходят только люди со средними интеллектуальными способностями, нахрапистые, цепкие, жесткие, циничные.

«Правительство дало „зеленый свет“ негосударственным вузам. Сегодня их число превышает все мыслимые и немыслимые пределы, и в значительной степени они работают на то, чтобы собрать деньги и выдать как можно больше дипломов от имени государства. Однако сами государственные структуры мало следят за качеством образования, которое получают там студенты. Точнее сказать, порой покупают. А ситуация вокруг филиалов платных вузов сложилась вообще абсурдная. На Камчатке ребята четвертого курса одного такого филиала ни разу не видели живого преподавателя. Они смотрят видеофильмы и что-то при этом пытаются выучить, контрольные пишут. В советские времена была создана прекрасная система ПТУ, техникумов, средних специальных учебных заведений. Теперь эта система лежит практически в руинах. Мы штампуем людей с высшим образованием», — отмечает депутат. Тогда и вопрос о том, нужно ли нам такое всеобщее высшее образование, звучит вполне логично.

«Это не преувеличение. Как ни странно звучит, но в регионах, для того чтобы работать охранником или консультантом в магазине, нужно предъявить диплом о высшем образовании. Вопрос: зачем он охраннику или продавщице? В крупных торговых компаниях, не только московских, когда задаешь вопрос, с каким образованием у вас работают люди, — с гордостью отвечают: а у нас более 30 процентов грузчиков с высшим образованием. Зачем грузчику высшее образование, это вам нужно? В общем-то нет, отвечают, но приятно, когда идет человек с высшим инженерным образованием, везет тележку, тянет мешок„, — комментирует Алексей Чернышов.

Современную школу штормит, уверен законодатель, и введение единого государственного экзамена не будет способствовать формированию критически мыслящих личностей.

Ольга Зенькович.


Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь