Поволжский Образовательный Портал

Интервью Министра А.Фурсенко

Опубликовано 06 апреля 2007

Интервью Министра А.Фурсенко "Российской газете" 5 апреля 2007 г.

Приоритетному национальному проекту "Образование" исполнился год. О достижениях и неудачах, о подводных камнях и новых планах по реализации нацпроекта корреспондент "РГ" беседует с министром образования и науки Андреем Фурсенко.

РГ: Андрей Александрович, расскажите о том, что удалось сделать.

Андрей Фурсенко: В 2006 году велись работы по шести основным направлениям. Это поддержка и развитие лучших образцов отечественного образования, внедрение современных образовательных технологий, создание национальных университетов и бизнес-школ мирового уровня, повышение уровня воспитательной работы в школах (выплата вознаграждения за классное руководство), развитие системы профессиональной подготовки в армии и реализация программы "Сельский школьный автобус".

Хорошим стимулом для позитивных изменений стал конкурс лучших школ, внедряющих инновационные программы развития. В нем приняли участие 7,5 тысячи образовательных учреждений. Особенно отмечу, что высоких оценок в результате конкурса добились сельские школы. Одновременно в рамках проекта "Образование" начато внедрение ключевых элементов новой системы оплаты труда, обеспечивающей педагогам достойную оплату. В частности, ежемесячные надбавки за классное руководство Формируются национальные университеты и бизнес-школы, цель создания которых - комплексное кадровое и научное обеспечение социально-экономического развития регионов, подготовка управленческих кадров мирового уровня Немаловажная часть проекта "Образование" - развитие системы профессиональной подготовки в армии. Суть в том, что военнослужащий одновременно осваивает военную специальность и рабочую профессию, получая диплом о начальном профессиональном образовании Условие участия в конкурсах нацпроекта - софинансирование со стороны регионов.

РГ: Они справились с этим?

Андрей Фурсенко: Более чем. В ряде округов региональное финансирование превысило средства федерального бюджета в два раза и выше.

РГ: Какие основные системные изменения и качественные результаты принес первый год проекта "Образование"?

Андрей Фурсенко: Благодаря нацпроекту система образования стала более открытой. Что я имею в виду? Проявилось активное участие общественности в образовательной политике. Фактически граждане выступили в роли серьезных управленцев. Порядка 700 региональных общественных организаций участвовали в экспертизе конкурсных материалов и отборе победителей. Более того, во всех конкурсах, которые продолжаются и в этом году, активно участвуют представители бизнеса. Это огромный шаг вперед. Конструктивно вместе работают и представители образовательного сообщества, и представители власти. Напомню, что, когда мы начинали проект, в это особо никто не верил. Сегодня образование стало реальным национальным приоритетом.

Второй результат - нам удалось на практике отработать принципиально важные подходы, особенно те, которые связаны с нормативно-подушевым финансированием. Теперь деньги, выделяемые школам, привязаны к количеству учеников. Считаю, что это очень важный и практически уже отработанный момент. Как, кстати и поддержка классного руководства: мы впервые четко обозначили, что платить надо не только за почасовое обучение, но и за гораздо более широкие функции учителя. Причем доплаты в некоторых школах, в зависимости от региона, составляют существенную часть зарплаты.

РГ: Некоторые продвинутые директора школ и учителя жаловались, что им не хватает свободы, скажем, в распределении грантов...

Андрей Фурсенко: В ряде случаев эти замечания были связаны с незнанием самого законодательства. Были предложения и об изменении содержания образования, о предоставлении школам большей свободы в определении образовательных программ. Выслушал я и претензии к стандартам образования. Из услышанного можно сделать вывод, что нам надо больше внимания уделять подготовке управленцев в сфере образования, и в первую очередь, директоров школ. Сейчас наша задача не столько расширять круг проектов, сколько повышать квалификацию руководителей образования.

РГ: В нынешнем году стартуют новые направления в рамках нацпроекта "Образование". На какой они стадии?

Андрей Фурсенко: Мы начали два новых конкурса - для субъектов России, внедряющих комплексные проекты модернизации образования, и для учреждений начального и среднего профобразования. Уверен, что в результате эксперты отберут только тех, кто готов взять на себя ответственность за развитие системы образования в регионе, за реализацию наиболее острых, важных направлений в образовании. В частности, полностью завершить переход на нормативно-подушевое финансирование школ, на новую систему оплаты труда педагогов.

РГ: Сколько средств достанется победителям конкурса учреждений начального и среднего профобразования?

Андрей Фурсенко: В федеральном бюджете на 2007 год на это направление предусмотрено около двух миллиардов рублей. Кстати, конкурс уже объявлен. Его суть - поддержка ресурсных центров, создаваемых на базе учреждений среднего и начального профобразования, где будут ковать квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена. Всем известно, что сегодня нам катастрофически не хватает так называемых синих воротничков. Этот проект нацелен на паритетное финансирование со стороны федерального центра и сторон, заинтересованных в развитии начального и среднего профобразования в регионах. Имею в виду бизнес и региональные власти. Мы считаем, что минимальные вложения в один ресурсный центр должны составить 50-60 миллионов рублей, половина из которых - на условиях софинансирования.

РГ: Новые начинания, а тем более столь масштабные, всегда вызывают некоторые опасения. Какие вы видите здесь подводные камни?

Андрей Фурсенко: Категорически нельзя допустить, чтобы эти конкурсы, так же как и предыдущие, рассматривались и использовались как некая подкормка, поддержка, раздача денег. Необходимо соблюсти требования, при которых каждый выигранный проект обеспечит определенные системные изменения. Думаю, что нам все-таки удастся создать определенную группу лидеров. Ведь это уже произошло с лучшими школами и лучшими учителями, с вузами-победителями конкурса. Лидеры должны не просто взять на себя роль локомотива в сфере образования, но и задать новые стандарты, новый уровень, новые требования - каждый в своей сфере. Повторюсь, самый главный риск - скатиться в логику возврата долгов и затыкания дыр.

РГ: Как вы считаете, что должно и дальше оставаться в рамках нацпроекта, а что - нет?

Андрей Фурсенко: Я считаю, что, например, надбавки за классное руководство должны постепенно уйти на уровень регионов. Как только мы перейдем на новую систему оплаты труда, эти деньги должны быть в нее включены. Развитие сети ведущих инновационных вузов в перспективе могло бы уйти в федеральную целевую программу развития образования А на федеральном уровне, мне кажется, было бы целесообразно оставить конкурсы лучших учителей, школ и талантливой молодежи. Важно иметь серьезный федеральный конкурс, который бы затрагивал всех, который бы позволял каждый год определять лидеров в этой сфере. Для школы очень важно получить награду, которая показала бы, что среди российских школ она в этом году в списке лидеров.

РГ: Президент объявил о том, что МГУ имени Ломоносова и Санкт-Петербургский госуниверситет становятся федеральными. Что это означает для системы образования?

Андрей Фурсенко: Документы пока еще не подготовлены. Но идея о том, что должны появляться университеты, готовые взять на себя существенно большую ответственность и соответственно иметь большие права звучала давно. Думаю, именно она должна стать основой этого проекта. Волею судеб сложилось так, что в России есть два признанных университета-лидера: питерский и московский. И никто не спорит, что это университеты, которые выделяются в образовательном пространстве. У них должны быть возможности более свободного формирования образовательных программ, привлечения в аспирантуру и магистратуру ребят, которые получают, например, степень бакалавра или заканчивают вуз в других регионах. Конечно, все это подразумевает и большую экономическую свободу. Но я бы хотел подчеркнуть: ни о каком резком увеличении финансирования этих двух университетов речь не идет. Они и так не обижены. Речь о том, что надо предоставить этим вузам возможность создавать вокруг себя инфраструктуру: технопарки, инновационные фирмы, интеграцию с научными институтами. Но все это, естественно, в рамках законодательства.

РГ: Недавно принят закон о ЕГЭ, с 2009 года он станет обязательным в России. Но вокруг него не утихают споры. В запасе еще два года. Что-то будет меняться, какие будут вноситься поправки?

Андрей Фурсенко: Споров много, согласен. Но они скорее в тех регионах, которые в ЕГЭ не участвуют. Таких остается все меньше. Я говорил со многими ректорами вузов, где принимают результаты ЕГЭ. Ректоры отслеживают "егэшников", уровень их успеваемости и остаются довольны.

Оппоненты ЕГЭ уверены: тестовая система экзаменов не подходит для поступления в вуз, поскольку в ответах велика вероятность удачного попадания пальцем в небо.

Элемент случайности есть везде. Но основная часть ЕГЭ - все же не тесты. Как можно угадать и вывести наугад теорему? А именно такие задания есть, например, в ЕГЭ по математике в части B и C. Другое дело, что есть определенная группа предметов, по которым в рамках Единого невозможно проверить знания. Скажем, нереально проверить произношение в иностранном языке или актерское мастерство.

По материалам сайта mon.gov.ru.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь