Поволжский Образовательный Портал

Дмитрий Бак: закон о двухуровневой системе образования может привести к кардинальным изменениям на рынке труда

Опубликовано 15 октября 2007

Принятие закона о переходе к двухуровневой системе образования – шаг на пути к выполнению обязательствам, которые взяла на себя Россия после подписания в 2003 году так называемой Болонской декларации о создании к 2010 году зоны единого европейского образования.  В конечном итоге оно приведет к существенным изменениям в организационно-управленческой деятельности вузов, в сфере финансирования высшего образования их работы, а также к кардинальным изменениям на рынке квалифицированного труда, отмечает в комментарии «Полит.ру» проректор Российского государственного гуманитарного университета профессор Дмитрий Петрович Бак.

Среди основных принципов модернизации образования, которые содержатся в Болонской декларации - академическая мобильность студентов (они, как правило, должны провести не менее семестра в университете другой страны), конвертируемость дипломов (прозрачность учебных и ученых степеней для всех стран, подписавших конвенцию), кредитная система баллов, которые можно набрать за любой по продолжительности срок в процессе обучения в разных вузах разных стран.

Но самый важный принцип Болонской декларации – наличие двухуровневого образования. Впервые попытка ввести два уровня образования была реализована в России еще в 1992 году. РГГУ был среди вузов, которые еще тогда пошли на этот эксперимент. Но в дальнейшем он не получил широкого распространения, по разным данным, лишь от 10 до 20% вузов и образовательных программ к нынешнему времени перешли на двухуровневую систему обучения.

«В стране идет непростая дискуссия о будущем российского образования, в рамках которой представители двух крайних позиций часто не слышат друг друга. – говорит Дмитрий Бак. - Согласно первой позиции, «рушатся традиционные устои российского образования с его фундаментальностью, сокращается срок обучения, утрачиваются традиции и т.д.». Сторонники другой крайности говорят о том, что «нельзя печатать на пишущей машинке в эпоху компьютера и работать лопатой, если изобретен  экскаватор». Согласно этим воззрения, европейское сообщество стран, подписавших Болонскую декларацию, вводя двухуровневую систему, стремится пойти навстречу реалиям сегодняшнего дня, требованиям рынка образовательных услуг». Закон переводит эту дискуссию в совершенно новую плоскость».

По словам Бака, у принятого Думой законопроекта есть и организационно-управленческое измерение: «Для вузов принятие закона означает, что будет иначе учитываться нагрузка преподавателей, иначе будет выглядеть штатное расписание на кафедрах, иным будет и расписание занятий, организация учебного процесса студентов.

Изменятся обычные понятия «академический курс» и «академическая группа», потому что в итоге студент сможет учиться сколько угодно лет – и 10, и 20, если захочет и сумеет. Этот закон, конечно, вызовет огромные психологические сложности, поскольку главным образом не студенты не готовы к переходу на двухуровневую систему, а преподаватели. Их за это трудно осуждать – многие из них работают и 20, и 30, и 40 лет. При подобном опыте преподавания в какой-то момент вдруг начинать работать совершенно по-новому непросто. Закон приведет также к серьезным изменениям в финансировании вузов, потому что раздельное финансирование двух ступеней обучения – это новое дело. И очень важным здесь становится вопрос о том, всегда ли из средств госбюджета будут финансироваться не только четыре года бакалавриата, но и два года обучения в магистратуре».

«Есть изменения, которые ожидаются вузовской общественностью с большой тревогой, - отмечает Дмитрий Петрович. - Все опасаются, что может получиться так, что некоторые вузы получат лицензию только на подготовку бакалавров, а подготовка магистров будет сосредоточена только в немногих ведущих вузах. В этом есть своя логика, но это может резко сузить компетенцию, полномочия и привлекательность для абитуриентов многих региональных университетов и институтов.

Отвечая на вопрос о том, каких дальнейших изменений в законодательстве и подзаконных актах можно ожидать в связи с принятием закона, проректор отметил: «Следующим шагом (и это заложено в логике закона) будет определение списка тех конкретных профилей обучения, которые на эту систему пока не перейдут. Пока понятно, что это будут, видимо, инженерные специальности, а также образовательные программы, связанные с обеспечением безопасности страны, военные специальности, например. Скорее всего, иной будет ситуация в медицинских вузах: студенты-медики и раньше учились не 5 лет, а 6, а с ординатурой – 7. Подробнее пока судить трудно.

Следует ожидать также очень серьезных шагов в сфере трудового законодательства, потому что самое спорное понятие – это «бакалавр». Что такое филолог, философ или физик – это более или менее ясно. А что такое бакалавр физики или бакалавр филологии? Бытует представление, что это недоучка, обладающий менее совершенным образованием, нежели человек, проучившийся  5 лет обучения. Во многих случаях бакалавров берут на работу с некоторым подозрением. Нужны очень серьезные законодательные шаги, чтобы показать, что бакалавр – это профессионал, получивший полноценное высшее образование, имеющий вполне конкретный круг полномочий, компетенций, не связанных с проектной сферой, с областью руководства, менеджмента».

Принципиальных изменений в части социальной реальности России Дмитрий Бак ждет на рынке труда. Он сравнил их с тем, что произошло в Премьер-лиге футбольного чемпионата, когда в командах появились легионеры: «Идеология Болонского процесса, в конечном итоге, означает, что на работу сможет устроиться человек из любой страны с дипломом, который признается везде. Это значит, что работодатели будут смотреть на соотношение цены и качества. Выходцы из одних стран будут «цениться» дороже, из других – дешевле. Если опять провести аналогию с футболом, где не все игроки российских клубов родом из России, может получиться так (а Болонская система на это и нацелена), что некоторые «игроки» российского рынка образования уедут на другие рынки, где получат большую зарплату, и, наоборот, на нашем рынке появится больше людей, которые будут привлечены нашими зарплатами и так далее. Подобные изменения на рынке труда при условии всеобщего признания документов о высшем образовании –  это факторы уже демографические, политические и даже, я бы сказал, геополитические».

«Я убежденный сторонник обдуманного, тщательного, спокойного введения двухуровневой системы образования», - резюмирует свое отношение к проблеме проректор РГГУ.

По материалам сатй polit.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь