Поволжский Образовательный Портал

Депутат фракции КПРФ О.Н.Смолин: Российские горе-реформаторы образования копируют худшие зарубежные образцы

Опубликовано 16 октября 2007

Сегодняшняя «Советская Россия» публикует материал Галины Платовой об образовательных новациях «Единой России». Совсем скоро — с 1 сентября 2009 года — не понарошку, а всерьёз войдут в нашу вузовскую систему образовательные уровни с бакалавриатами и магистратурами. Так установлено принятым "Единой Россией" на заседании Госдумы 11 октября (за — 325, против — 87, в том числе фракция КПРФ) законом "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)".

Дело в том, отмечает Галина Платова, что этот вызвавший неприятие у всех здравомыслящих депутатов, вузовской и педагогической общественности закон для главы думского комитета по образованию и науке "единоросса" Николая Булаева всего лишь правила некой "игры"... С какой целью она затеяна и кто в ней остаётся в выигрыше — Булаев не уточнял.

Депутат Олег Смолин (фракция КПРФ) уверен, что от таких "правил игры" потеряет вся страна, упадёт уровень образованности общества, сократится научный потенциал страны, которую наводнят бакалавры-недоучки. В то время, когда Запад заинтересованно изучает советскую систему образования, чтобы перенять из неё лучшее, российские реформаторы копируют худшие зарубежные образцы и насаждают их у нас с диким упорством. Например, Булаев рассказал, что закон широко обсуждался в течение двух с половиной лет и в Общественной палате, и Российским союзом ректоров. Но он же не рискнул процитировать, как профессорско-преподавательские круги оценивали этот закон, и не признался, как нагибали, вынуждали вузовскую общественность вступать в никчёмную "игру". И ради чего? Ради его величества "рынка", который не терпит избытка умных, высокообразованных людей. "Рынок определяет потребность в специалистах того или иного уровня подготовки. Мы должны подготовить федеральные стандарты высшего профессионального образования таким образом, чтобы они позволяли готовить специалистов, востребованных рынком", — вразумлял Булаев О.Смолина, настойчиво предлагавшего свои поправки к закону при втором чтении. В первую очередь Смолин защищал право студента на получение полного высшего образования, а не половинчатого бакалавра. Ему и коммунисту Ивану Мельникову, работающим в думском комитете по образованию и науке при поддержке своих сторонников как в Госдуме, так и за её пределами, удалось несколько подправить закон. Например, продлить обучение на бакалавра до 4 лет, вместо планировавшихся двух. За это время уже можно дать неплохие базовые знания. Но на пути к полному вузовскому образованию — к магистратуре — студент натолкнётся на препоны. Получив степень бакалавра, студенту снова придётся сдавать экзамен и проходить конкурсный отбор. Значит, по определению Смолина, "российскому высшему образованию отрежут не обе ноги, а только одну". Сколько же бакалавров сможет продолжить своё образование в магистратуре? По подсчётам Минобрнауки, 30—50%. А президент Российского союза ректоров Виктор Садовничий называет другую цифру — не более 25%, из них, как утверждают информированные источники, всего 10% будут бюджетными, остальные — платными. Но и здесь ещё могут быть корректировки, потому что по данному закону правительство будет решать, сколько сохранить бюджетных мест в магистратурах. Можно не сомневаться, что как только уменьшится поток нефтедолларов, так бюджетные расходы на образование значительно сократятся. Это одна из теневых сторон "правил игры".

Другая — заложена в промежуточном уровне высшего образования — в специалитете (степень — "специалист"). Для его получения бакалавр обучается ещё 1 год в своём вузе. А получив степень "специалиста", студент считается уже завершившим высшее образование. Хотя это не так. Полное высшее образование даёт магистратура. Но если "специалист" захочет продолжить обучение ещё на год в магистратуре, то ему придётся за это заплатить из своего кошелька как за получение второго образования. Так записано в законе. Категорически против этого "правила" выступал Смолин. Он отмечал, что с каждым новым законом в области образования платность на получение знаний увеличивается. Если сейчас ещё сохраняется норма около 205 бюджетных студентов на 10 тысяч населения, то с введением данного закона появляется норма 170 бюджетников на те же 10 тысяч человек. А поскольку законом о "монетизации" отменено положение, запрещающее сокращать число бюджетных учебных мест в вузах, то можно не сомневаться, что бесплатных студентов будет с каждым годом всё меньше.

У нас сейчас на платной основе учится огромная армия студентов. За деньги можно где угодно и сколько угодно грызть гранит науки. Только, как заметил Смолин, по оценкам социологов, бюджетное образование более качественное, чем платное.

"Сокращая число бюджетных мест, мы понижаем качество нашего образования", "урезаем право практико-ориентированных специалистов пойти в учёные", а "из практиков, как показывает опыт, получаются самые лучшие деятели науки".

О.Смолин недоумевал, для чего россиян лишают права на бесплатное образование, обещанное конституцией, когда у государства есть деньги. Ему поясняли "единороссы" на языке Грефа—-Кудрина: бюджетное финансирование должно быть экономным, вузовское образование должны получить ровно столько человек, сколько нужно работодателям, а "лишние" специалисты в стране не нужны. Это, по мнению Булаева, "совершенно адекватный подход со стороны государства". Но Смолину, как и всем депутатам-коммунистам, трудно понять, что это за государство, которому не нужны люди с высшим образованием. На какое ж будущее может рассчитывать столь "адекватное государство"? И в какие "игры" впутывают страну монетаристы?

Ни одна из поправок Смолина не была принята "единороссовским" большинством. "Они меняют концепцию правительственного закона", — недовольствовал Булаев. И долго внушал депутатам, что закон очень тщательно отработан.

Однако к моменту третьего чтения правительство захотело подгрести под себя ещё одну руков одящую функцию — "утверждение перечня направлений подготовки (специальностей) высшего профессионального образования, подтверждаемого присвоением лицу квалификации (степени) "специалист" — и потребовало внести это дополнение в текст закона. Так что вместо технического голосования за закон в третьем чтении "Единой России" пришлось думцам ещё немножко "поиграть" в "шлифование" его положений на заседании в минувший четверг. Для этого закон вернули снова к процедуре второго чтения. У трибуны появился "единоросс" Семаго, ему будто бы захотелось "конкретизировать ответственность исполнительной власти", ибо "та демократия, та свобода, которая существовала в научном и образовательном сообществе, нуждается в жёсткой структуризации". Семаго выслушали из вежливости.

А после депутаты отметили, что поправка Семаго дискриминирует инженерную школу России. Откуда ж возьмутся высоконаучные специалисты, которые так нужны стране, как утверждает президент, если забюрокрачивается вся система их подготовки? И почему правительство берётся решать за вузы всё, вплоть до программ, до направлений? Повторная дискуссия по закону, с которым "единороссам" хотелось как можно быстрее покончить, неожиданно затянулась и даже выплеснулась в некий скандальчик. Прорвало депутата А.Чернышова из фракции ЛДПР. По его словам, "в систему образования только за 2007 год втянуто значительное число откровенно надуманных решений, придуманных и, как мне кажется, проплаченных из-за океана законов типа ЕГЭ, двухуровневого образования, подушевого финансирования и так далее". Итог — "печален, сотни закрытых профессионально-технических училищ, за 2003—2006 годы в России закрыто 2 тысячи сельских школ, за 10 последних лет с географической карты РФ исчезло 10 тысяч населённых пунктов ", сетовал Чернышов.

Про закрытые школы думское большинство "не расслышало", а за "проплаченные законы" обиделась "единоросска" из Санкт-Петербурга В.Иванова. "Такие ярлыки недопустимы в парламенте", — заявила она. Чернышов возразил: "Я никакие ярлыки не навешивал. Давайте создадим специальную комиссию и посмотрим, откуда деньги идут на реформы системы образования и другое. А дойдём..."

"Отключите микрофон", — резко скомандовал электронной службе ведущий заседание первый вице-спикер "единоросс" О.Морозов. Чернышову не дали закончить фразу. Что ещё хотелось озвучить элдэпээровцу?

Впрочем, вполне логичным продолжением его мысли явилось сложение Н.И.Булаевым депутатских полномочий в связи с переходом в руководители Федерального агентства по образованию. Всё произошло почти одновременно с принятием в третьем чтении спорного закона.

Но он был не единственным в биографии депутата Булаева. Благодаря его, бывшего учителя физики, энергичным усилиям вышли в свет законы о ЕГЭ, об автономных учреждениях, об унизительном образовательном стандарте, о подчинённости вузов исполнительной власти. И теперь он получил вознаграждение — доходное место в органе исполнительной власти. Возможно, Булаев даже заменит министра Фурсенко, когда того отправят в отставку. Вот до чего замечательное будущее ждёт Булаева. А всего-то и требовалось от "единоросса" — протащить несколько сомнительных законов. Теперь он надолго в шоколаде.

По материалам kprf.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь