Поволжский Образовательный Портал

На самом ли деле высшее образование в России теряет в качестве? Об этом мы спросили у работников вузов Самары

Опубликовано 30 ноября 2007

О высшем образовании мечтает большинство выпускников школ нашей страны. И самое интересное, многим удается осуществить свою мечту. С одной стороны это хорошо – российский народ становится образованнее, но с другой – работать-то на производстве некому. Среднее и начальное профессиональное образование испытывают глубочайший кризис. А высшее, по мнению многих, теряет свой уровень. Ведь ребята, которые должны были, исходя из уровня своих знаний, учится в ПТУ или техникумах, поступают в университеты.

 На самом ли деле высшее образование в России теряет в качестве? Об этом мы спросили у работников вузов Самары.

 Ректор Самарского государственного педагогического университета Игорь Вершинин:

- Если говорить о высшей школе, то объективных предпосылок для снижения качества образования на этом уровне не должно быть. Сейчас мы принимаем абитуриентов только по ЕГЭ. Второй момент: число бюджетных мест в высшие учебные заведения в этом году сократилось еще на 10-15% в связи с сокращением числа выпускников школ. Т. е. сказать, что мест полно за счет того, что конкурс стал меньше, нельзя. Конкурс остался практически на уровне прошлого года. Можно говорить о каком-то общем снижении образования и девальвации высшего в контексте непомерного расширения числа негосударственных вузов и каких-то непонятных филиалов, которые фактически не отвечают тем требованиям, которые предъявляются к учреждениям государственным. К нам предъявляются очень высокие требования и по профессорско-преподавательскому составу, и по техническому оснащению и т.д. Негосударственные вузы таких задач не решают, у них нет ни школ, ни традиций, они приглашают людей со стороны, которые приходят туда на заработки, а не на развитие своей научной школы, допустим. Ведь выросло число вузов в разы по сравнению со старым временем, и не за счет увеличения числа государственных вузов. Образование становится чисто услугой и часто некачественной. Это, конечно, менее цинично, чем продавать дипломы в метро, но тем не менее лукавство здесь есть.

 В наш вуз на коммерческую основу поступают также через высокий отборочный конкурс. Существует неверное представление о так называемых «платниках», что им делаются поблажки. За неуспеваемость отчисляется довольно большое количество студентов, обучающихся на коммерческой основе.

На некоторых факультетах успеваемость, уровень знаний у студентов-платников ниже. А на некоторых иногда бывает выше, чем у бюджетников. Мы всячески этих студентов поощряем, у нас разработана целая система льгот, когда мы сокращаем плату, таким образом стимулируя их учиться лучше. Поэтому смотреть на студента, поступившего на «не бюджет» и учащегося за деньги родителей или какого-то предприятия, как на потенциального двоечника или слабого специалиста не совсем верно.

Сказать, что эти студенты революционно влияют на качество образования, нельзя. Тем более, с ними работают те же самые преподаватели, профессора, экзамены они сдают со всеми остальными. К ним предъявляются точно такие же требования. Если перед министерством за бюджетников мы как-то отчитываемся – сколько приняли, сколько выпустили, то коммерческих мы можем отчислять в неограниченном количестве и при этом теряем только деньги. Но это не те деньги на фоне бюджета университета, которые могут заставить преподавателя, закрыв глаза, вместо «двойки» поставить «пятерку».

Первый проректор Самарского государственного технического университета Михаил Вологин:

- Действительно, все молодые люди стремятся поступить высшие учебные заведения. Закон говорит о том, что государство обязуется за свой счет подготавливать 170 специалистов на 10 000 населения, а остальные молодые люди могут либо не учиться, либо поступать в ПТУ, в техникумы. То есть распределить свое желание по уровню профессионального обучения на эти составляющие.

На сегодняшний день в вузах учится 470 человек на 10 000 населения, т.е. в три раза больше, чем нужно. О чем это говорит? О том, что и молодые люди, и их родители видят, что наибольших успехов в жизни могут достичь только те люди, что имеют высшее образование. Это их стремления. Под эти стремления организуются в том числе и частные высшие учебные заведения. Естественно, в ВУЗы идет основной поток молодежи. Значит, ее может не доставать на каких-то других ступенях профессионального обучения.

Если брать срез на сегодняшний день, в этом году поступали молодые люди, которые родились в начале 90-х годов. А в те годы была очень низкая рождаемость. И вот это малое количество людей заполнило только скамейки в высших учебных заведениях.

Тех, кто пошел на среднее или начальное звено профессионального образования, практически нет.

Известно, что особо талантливых людей примерно 8 человек на 100. И те, кто раньше не проходил в вузы, составляли нижнюю половину распределения. А сейчас эта нижняя половина начала поступать в вузы. Вывод: идет давление на университеты, чтобы они выпускали специалистов, у которых пониженные знания. Некоторые вузы идут на это, а некоторые нет. Мы например, отчисляем до 500 человек каждый год в основном за академическую неуспеваемость. То есть, те, кто не может учиться, они у нас и не учатся. И получается, что поступивших с высокими знаниями на государственные места отчисляется примерно 5%, и то больше не по показаниям учебы, а по болезни и прочее, а среди тех, кто сами платят за свое обучение, отчисление к 5 курсу составляет до 50%. Это значит, что университеты все равно стараются поддерживать свой уровень, в том числе и наш университет. 

По материалам сайта samru.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь