Поволжский Образовательный Портал

Министерство экономического развития и торговли готовит программу социально-экономического развития страны до 2020 года

Опубликовано 18 января 2008

Министерство экономического развития и торговли готовит программу социально-экономического развития страны до 2020 года.

Между тем эксперты полагают, что для достижения прогнозируемых результатов в первую очередь необходимо кардинально приблизить систему профессионального образования к потребностям рынка труда, реально подключить к этому процессу работодателей. Что же конкретно необходимо исправить в области образования дабы перейти на инновационный путь развития? Об этом в интервью "РГ" размышляет председатель комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

Российская газета : Ярослав Иванович, почему так и не состоялся альянс бизнеса и образования при всей, казалось бы, очевидности взаимного интереса?

Ярослав Кузьминов : К сожалению, представители сторон не совсем четко понимают, в чем именно должно заключаться взаимодействие. К примеру, в учебных заведениях полагают, что предприниматели должны их финансировать. Но такие надежды ничем не обоснованы. Давайте представим простую экономическую модель: два конкурирующих предприятия. У них, например, есть по свободному миллиону долларов, и они нуждаются в квалифицированных кадрах. Первое платит эти деньги вузу, и тот поднимает качество образования. А второе на этот миллион повышает стартовую зарплату молодым специалистам. Получается, что первое предприятие финансирует своего конкурента.

РГ : Тогда каким образом работодатели могут влиять на процесс подготовки специалистов?

Кузьминов : Еще два года назад Российский союз промышленников и предпринимателей на встрече с президентом страны выступил с инициативой ввести так называемый "профессиональный экзамен" для выпускников образовательных учреждений всех уровней, который давал бы независимую оценку практическим профессиональным компетенциям. Подобная форма аттестации давно существует в развитых странах. Успешно сдавшие такой экзамен получают документ, фактически открывающий им двери при трудоустройстве.

Сейчас же наши работодатели получают при найме "кота в мешке". В первую очередь это касается молодых специалистов.

РГ : Похоже, реально введением профессионального экзамена никто не занимается?

Кузьминов : Вообще, процесс этот неизбежно долгий - такая система может устанавливаться десятилетие, да и стоит она недешево. Другое дело, что и наши работодатели отличаются некоторой инертностью и слабой организованностью, поэтому государство должно более активно включиться в этот процесс и с организационной, и с финансовой точки зрения. Зато когда это будет сделано, сразу станет понятно, какое учебное заведение работает хорошо, а какое плохо; какие учебные программы действительно полезны, а какие давно перестали быть актуальными.

РГ : Может быть, толчком послужит закон о предоставлении права объединениям работодателей участвовать в прогнозировании и мониторинге рынка труда, принятый пару месяцев назад?

Кузьминов : К сожалению, этот закон носит чисто декларативный характер. С одной стороны, в нем прописано право работодателей участвовать в разработке и реализации государственной политики в области профобразования. С другой - не оговорено, каким образом это делать.

По идее этот закон должен предусмотреть обязательное включение объединений работодателей в советы, аттестационные комиссии вузов, в рабочие группы министерств по подготовке нормативно-правовых актов по определению прогнозов потребности экономики в профессиональных кадрах.

РГ : И что бы это дало?

Кузьминов : Как минимум это позволило бы достоверно информировать абитуриентов и их родителей о реальном положении дел на рынке образовательных услуг. Сегодня до 30 процентов вузовских учебных программ не дают даже минимально необходимого для профессиональной деятельности набора знаний и умений. Их студенты невольно попадают в сектор "псевдообразования", а после их окончания становятся клиентами служб занятости.

РГ : Если говорить в целом о профессиональном образовании, то что, по-вашему, нуждается в коренной перестройке?

Кузьминов : Для начала, на мой взгляд, необходимо принять закон о разделении профессионального и общего образования.

Также нужно внести изменения в законодательство, которые позволяли бы любым организациям реализовать программы дополнительного профессионального образования и получать бюджетное финансирование на это. Вы знаете, что сейчас наш бизнес тратит по 20 миллиардов долларов в год на доучивание и переучивание специалистов? Это колоссальные деньги, сопоставимые со всем бюджетом профессионального образования. И это соотношение показывает ущербность существующей системы техникумов и ПТУ. Многие крупные предприятия открывают у себя учебно-производственные комбинаты, корпоративные университеты, обучая новым профессиям, повышая квалификацию своих сотрудников. Так почему бы не позволить тем же выпускникам школ получить свою первую профессию именно в таком центре за счет бюджетного финансирования? Общественная палата уже выступила с инициативой ввести ваучерное финансирование производственных центров.

РГ : А чем вам традиционные ПТУ не угодили?

Кузьминов : Эта система давно себя изжила. Нам нужны новые стандарты начального профессионального образования. Уже одно то, что мы по три-четыре года готовим каменщиков или продавцов, - абсурдно. Многие профессии можно освоить за 6 месяцев, максимум - за год. Традиционные ПТУ отличаются от альтернативных учебных центров как минимум тремя чертами. Во-первых, работодатели готовят только по тем технологиям, которые востребованы, а ПТУ - по тем, которые им в 85-м году поставили. Технологии там обновляются весьма отстающими темпами.

Второе отличие - по зарплате мастеров производственного обучения. На коммерческих предприятиях держат только эффективных работников и платят им соответственно. В бюджетной сфере держат любого, кто соглашается на бюджетную ставку.

Третье - контингент учащихся. Работодатель никогда не возьмет человека, который не хочет работать или учиться. ПТУ же у нас давно превратились в интернаты для трудновоспитуемых подростков. И значительное количество их выпускников не работают по специальности или не работают вообще. Так не проще ли переключить бюджетное финансирование на более эффективно работающие учебные центры?

РГ : Но ведь и социальная функция ПТУ тоже нужна?

Кузьминов : Подумайте сами, какая взаимосвязь между социальной поддержкой и обеспечением страны квалифицированными кадрами? Почему сложных детей нельзя социально поддерживать в школе, а надо обязательно "запихивать" в ПТУ, где они сами учиться не будут и другим не дадут? "Сложный" контингент отпугивает от ПТУ обыкновенных школьников. А потом мы удивляемся, почему наши строители стену ровно поставить не могут?

РГ : Если заменить ПТУ на коммерческие учебные комбинаты, то кто же будет учить детей из малых городов и деревень, где нет крупных работодателей, готовых их открывать?

Кузьминов : Учебно-производственные комбинаты должны быть и государственными, в частности, чтобы готовить работников для малых и средних предприятий, в том числе в сельской местности. Только делать они это будут гораздо эффективнее и при меньших бюджетных затратах. Иначе нет смысла что-то придумывать, внедрять новые технологии, разрабатывать программы инновационного пути развития страны.

Существующая же система привела к тому, что стране катастрофически не хватает квалифицированных рабочих кадров. Им на смену пришли гастарбайтеры, готовые трудиться за копейки, а это тоже является серьезным препятствием для технического прогресса. Зачем покупать современную технику, если 10 таджиков могут вырыть канаву? У нас экономика рассчитана на крайне дешевую рабочую силу. А проекты, заведомо ориентированные на демпинговую рабочую силу, - всегда проекты плохих технологий.

РГ : Как же тогда будет внедряться программа социально-экономического развития России до 2020 года, концепцию которой сейчас разрабатывает минэкономразвития?

Кузьминов : Министерство делает хорошее дело, впервые построив альтернативную программу развития России, показав, что неизбежен выход на инновационные технологии, потому что любые другие сценарии не обеспечивают достаточного экономического роста. Но мне кажется, что в проекте этой программы есть серьезные недостатки. Один из основных - она не предполагает в первые 5-7 лет серьезных вливаний в науку и образование. Наращивание объемов финансирования планируется только с 2015 года.

Для достижения хороших результатов ежегодно в образование нужно вкладывать от 300 до 500 миллиардов рублей. В целом как минимум 4,5-4,7 процента ВВП. Сейчас государство тратит на образование 3,9 процента, а в рамках новой программы планирует увеличить расход лишь до 4,1. При этом западные страны вкладывают в эту систему 4,5-6 процентов ВВП. Конечно, сейчас наша экономика не готова настолько увеличить расходы на образование, но и оставлять их на том же уровне - значит перекрывать путь прогрессивного развития государства.

По материалам Российской газеты.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь