Поволжский Образовательный Портал

Ректор Московского государственного университета Виктор Садовничий: нужно вытеснить с рынка некачественное образование

Опубликовано 03 марта 2008

Учреждение в 2006 году Аттестационной комиссии Минобрнауки по рассмотрению кандидатур на должность ректоров федеральных высших учебных заведений, позволило повысить эффективность государственного контроля в вопросах управления вузами, подведомственными Рособразованию. Об этом заявил на расширенном заседании коллегии Федерального агентства по образованию, прошедшем сегодня в Москве, его руководитель Николай Булаев, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Он оценил деятельность комиссии, как высоко эффективную. По данным Булаева, в 2007 году аттестационная комиссия заседала 17 раз, были рассмотрены 419 кандидатур, претендующих на должности ректоров 109 государственных высших учебных заведений. Как сказал глава Рособразования, по решениям ученых советов в вузах начали учреждаться должности президентов. В настоящее время свои президенты появились в 39 высших учебных заведениях России.

ИА REGNUM
В четверг в Кремле состоялось заседание совета по приоритетным национальным проектам. Четыре программы – "Здоровье", "Доступное жилье", "Сельское хозяйство" и "Образование" - стартовали в сентябре 2005-го. Время подводить итоги и строить планы на будущее. О том, как нацпроект "Образование" сказался на жизни Московского государственного университета, в интервью каналу "Вести" рассказал ректор МГУ Виктор Садовничий.

- В техническом отношении нацпроекты были признаны успешными. В школах все благополучно. Как это сказывается на уровне образования нынешних школьников? Вы можете судить об этом по уровню подготовки абитуриентов?

- В Кремле было сказано, и это мое мнение тоже, что нацпроекты - это начало, база, основа, старт. А впереди большая работа. Конечно, они не решили всех проблем одновременно и сразу. То, что уровень преподавания в школах, особенно фундаментальных дисциплин, падает, является фактом. Особенно это было заметно в 90-е годы. Сейчас идет определенная стабилизации и улучшение. Но для того, чтобы все вернуть на прежний высокий уровень или превысить его, потребуется еще определенное время. И, самое главное, понадобятся учителя. Надо, чтобы выпускники высших учебных заведений, университетов шли в школу. Надо системно поднимать уровень преподавания в школе. Я думаю, что нацпроекты очень способствуют началу этой работы.

- На ваш взгляд, сколько времени может понадобиться? Какие-то более или менее конкретные сроки можете назвать?

- Я думаю, что нацпроекты все-таки будут продолжены, но они будут уже в новом виде. И уверен, что уже, может быть, через 3-4 года выпускники после школ будут иметь более твердые знания по основным предметам: математике, русскому языку, физики, химии и так далее.

- А если сейчас попытаться оценить уровень подготовки абитуриентов, насколько он высок?

- Очень дифференцированный контингент абитуриентов идет в школу. Конечно, выпускники специальных школ, выпускники тех школ, где есть хорошие учителя, они находятся на хорошем уровне. Но есть, безусловно, школы, которые не готовят выпускников, которые способны поступать в такие университеты, где есть высокий конкурс. И это проблема. Я думаю, что задача нашей страны сделать так, чтобы каждый выпускник любой школы мог претендовать на получение качественного образования в любом университете, в любом вузе России. Собственно, нацпроекты должны привести нас к этому.

- Еще одно важное направление, о котором говорилось в Кремле, это поддержка инновационных программ вузов. Что вы считаете главным достижением этого направления именно в МГУ?

- Здесь нацпроект нас очень поддержал, несмотря на то, что мы крупный вуз и, казалось бы, у нас есть другие возможности. Мы, во-первых, купили на очень значительную сумму - это почти 600 миллионов рублей - современное оборудование. Приобрели суперкомпьютер, который является самым мощным в России и СНГ, вторым по мощности в Европе и третьим в мире. И он уже позволит решать те задачи, которые были недоступны ранее. Кроме того, благодаря поддержке нацпроекта мы запускаем два спутника. Еще одно достижение – с помощью нацпроекта создано почти сто специальных магистерских программ. По ним будут готовиться специалисты уже по новым стандартам. По новым поколениям стандартов. И это тоже одно из больших достижений нацпроекта. Я бы сказал, что нацпроект, а мы претендовали на миллиард рублей и выиграли этот грант, сильно изменил лицо даже такого крупного университета, как МГУ.

- А что касается региональных вузов, там научную деятельность оживить удалось?

- Безусловно. Я знаю это, например, по рассказам своих коллег в Томском университете. Там сделано, примерно, то же самое. В Нижнем Новгороде в университете такая же схема мобилизации нацпроекта была использована. В общем, все 57 вузов, которые выиграли этот грант – "Инновационный вуз" - очень довольны тем, что это помогло им встать на новую ступень в развитии.

- Еще одна тема, которая обсуждалась на совете, это необходимость изменения схемы финансирования образовательных учреждений так, чтобы денежные средства были увязаны с качеством предоставляемых услуг. Как вам эта идея?

- Здесь требуется пройти еще некий путь. Потому что нужно разработать алгоритм - как это увязывается? И что такое качество? Но, безусловно, и в выступлении Владимира Владимировича, и потом в докладе Дмитрия Анатольевича было сказано, что услуга должна иметь свою цену. Одно дело, когда эта услуга дается высококачественным научным коллективом, университетом, который имеет научные школы. А другое дело, когда это просто, ну, извините, порой продажа диплома о высшем образовании. Мне кажется, что в перспективе мы должны вытеснить с рынка некачественное образование. А если мы сумеем сделать так, что все образование у нас в стране будет качественным, то мы решим крупнейшую сейчас задачу.

- На ваш взгляд, каким может быть этот алгоритм? Как можно определить уровень образования? Кто это должен делать?

- В принципе, есть системы контроля качества. Они пока звучат у нас непривычно, например, Морской регистр. Здесь надо пройти определенную процедуру. Есть некоторые стандарты, по которым надо наладить контроль качества. Мы идем по этому пути. И, конечно, самое главное, это общественная оценка и экспертная оценка. То есть, сама корпорация должна оценивать качество услуг. Ведь ни чиновник должен определять, что вот тут лучше, а тут хуже, а сами общественные организации. Это элемент формирования гражданского общества, отношения к образованию и к его качеству.

- Существует идея закреплять бюджетные деньги за каждым конкретным студентом. Как вам такое предложение?

- Эта схема – "деньги следуют за студентом, за учеником" - она, в принципе, принята Министерством финансов. Она, безусловно, тоже требует определенных поправок. Я бы сказал, творческого отношения, хотя применительно к финансам трудно об этом говорить. На самом деле бывает так, что учеников немного, но они все - будущие нобелевские лауреаты. И здесь должна быть неодинаковая поддержка тех научных школ, которые готовят элиту в науке, образовании. Мне кажется, с точки зрения стратегии такое распределение финансов правильным, но в каждом конкретном случае, безусловно, надо учитывать специфику. Не зря ведь выделены специальные университеты, которые называются объектам национального достояния, и так далее.

- А на качество подготовки специалистов вот такой подход "деньги за студентом" может повлиять?

- В общем, безусловно. Если этих денег будет недостаточно,произойдет усреднение, то, конечно, те университеты, которые поддерживают высокое качество, они, вольно или невольно, это качество опустят. Поэтому, я еще и еще раз говорю, что нам надо четко понимать, кого мы готовим и для кого. Работодатели должны сказать свое слово. Ну, и должна быть экспертная оценка общества. Например, выпускник МГУ – это одно. Выпускник какого-то только что организованного университета - пока это другое. Ну, увы. Так что тут есть тонкие моменты.

- Не раз приходилось слышать о том, что сейчас очень много специалистов-гуманитариев: экономистов, юристов. И очень мало технарей. Инженеров не хватает. Это действительно так? Ситуация как-то меняется в последнее время или все по-прежнему?

- Это действительно так. И это не должно никого обижать, потому что всегда это регулирует государство. Я хочу привести один пример. В 90-х годах мы говорили, что не надо техникумы выводить за рамки государственных интересов. Не надо их убирать. Не слушались. Техникумов нет. Сейчас понадобились специалисты среднего профессионального образования. Точно также мы говорим с начала 2000-ого года, что надо поддерживать инженерное образование. Надо поддерживать фундаментальное, глубокое образование, которое принесет славу государству. Но свое слово тогда сказал рынок. Был большой спрос на менеджеров, экономистов, юристов. Он и сейчас продолжается. Ну, а раз спрос есть – вот вам предложение. Готовим только их. По подготовке специалистов и, особенно, по защитам диссертаций, мы пришли к огромному перекосу. Его надо исправлять. Конечно, сейчас понадобились специалисты. Кто будет строить ракеты, самолеты, осваивать высокие технологии? Сейчас, конечно, нужны поправки. Политика образования связана с тем, что мы, в первую очередь, должны придавать значение подготовке специалистов очень высокого качества. Во-вторых, специалистов, способных работать в новой атмосфере, в новых технологиях. И, в-третьих, если специалисты гуманитарии, они должны быть специалистами высокого класса, работающими действительно в современных гуманитарных науках.

- Ну, а что касается молодежи? У них-то спрос есть на технические специальности?

- Есть. Самый высокий конкурс при поступлении в МГУ – на факультет вычислительной математики и кибернетики. Высокий конкурс на мехмат. Очень высокий конкурс на медицинский факультет. У нас он называется факультет фундаментальной медицины. Очень высокий конкурс на биологический факультет, географический. Безусловно, высокие конкурсы и на гуманитарные факультеты. Но, может быть, МГУ в этом плане не характерен. А мы говорим в целом. Очень много вузов специализируются на платном образовании менеджеров, экономистов и юристов. Вот здесь есть проблемы. Их надо будет решать. Но выпуск специалистов всегда соответствует спросу работодателей и экономики.

- Многие средства массовой информации говорят о том, что бюджетные места в вузах сокращаются с каждым годом, буквально-таки, на 2 процента. Это соответствует действительности?

- Есть определенная регулировка министерства. Московского университета это не касается. У нас не сокращалось число бюджетных мест. И мы принимаем ровно столько, сколько принимали и 20 лет назад. А в целом, примерно, на 2-3 процента сокращается число бюджетных мест на те специальности, которые сейчас признаны менее востребованными и, наоборот, поощряется прием на те специальности, о которых мы говорим. Так что, такой процесс идет. Правда, медленно, но его нельзя быстро делать, это общество, оно имеет свою позицию, это надо всегда учитывать.

По материалам канала Вести.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь