Поволжский Образовательный Портал

глава Всероссийского общества защиты прав потребителей в сфере образования Анатолий Сидоренко: Потребители образовательных услуг – самые беззащитные

Опубликовано 17 марта 2008

15 марта – Всемирный день защиты прав потребителей. Накануне на вопросы «МК» ответил Анатолий Сидоренко – глава Всероссийского общества защиты прав потребителей в сфере образования.

– Анатолий Савельевич, чем потребители образовательных услуг отличаются от прочих?

– Еще большей бесправностью! Потребители образовательных услуг самые беззащитные среди всего потребительского рынка. И это в равной степени касается как бюджетников, так и тех, кто учится на коммерческой основе.

– Откуда столько бесправия?

– Из-за специфики взаимоотношений между заказчиком и исполнителем. Ни в одной другой сфере, заказывая услугу, потребитель не обязан сам отчитываться за качество ее исполнения. В образовании же это именно так. Вопреки аксиоме товарного рынка, где «потребитель всегда прав», на рынке образовательных услуг «всегда прав» преподаватель, то есть исполнитель. Здесь и возникают коллизии. Субъективный подход к методике обучения и к оценке знаний подчас приводит к печальным для заказчика итогам, а возмущающемуся всегда могут сказать (и говорят): «Не нравится – уходи!»

– Так, может, от плохого учебного заведения и в самом деле лучше отказаться?

– Конечно. Только другой особенностью образовательной услуги является то, что ее потребитель, получая услугу впервые, не в состоянии оценить ее качество. Дело в том, что понимать, что его учили не тому и не так, потребитель образовательных услуг начинает не сразу, а лишь спустя определенное время. Притом, как правило – когда доходит до реализации полученных знаний, то есть после окончания учебного заведения. А поезд-то, что называется, «уже ушел» – диплом получен, договорные отношения с вузом или техникумом закончились. Как доказать, что его не тому учили? Кто поможет?

Кроме того, критерием качества образования является оценка. Но оценивают-то как минимум два субъекта – образовательное учреждение в лице преподавателей и работодатель. А их оценки, как правило, не совпадают: у каждого свои подходы и требования. Так потребитель образовательных услуг становится еще и заложником ситуации, сложившейся на рынке труда.

– Честно говоря, многие из них – тоже не сахар: прогуливали, учились на двойки. А потому и цена им как специалистам – грош. Вот и не могут устроиться…

– Точно! Вот вам и еще одна особенность образовательных услуг. Потребитель готов любой ценой получить не образование, а диплом! Именно этой особенностью широко пользуются недобросовестные исполнители образовательных услуг, а в итоге качество образования стремительно падает. Выходит, что специфика взаимоотношений потребителя и исполнителя образовательных услуг влияет на весь образовательный процесс и качество образования. Причем подчас отнюдь не лучшим образом!

Есть и еще один нюанс. Руководство вузов крайне не заинтересовано, чтобы потребители образовательных услуг знали свои права. А потому делают все, чтобы обойти ст.3 закона «О защите прав потребителей», регламентирующую право потребителя на просвещение в области защиты своих прав. Отсюда массовые нарушения прав студентов – скажем, набор на несуществующие в лицензии специальности с обещанием дипломов государственного образца.

Например, негосударственный вуз Гуманитарная прогностическая академия, не имея лицензии по некоторым образовательным программам, заключил договоры с крупнейшими государственными вузами Москвы о разрешении своим студентам последнего курса закончить их экстерном и получить диплом гособразца (цена года экстерната, а по сути дела, госдиплома – $ 500). Не по этой ли причине лишь за последние 10 лет количество выпускников, закончивших вузы экстерном, увеличилось в 1420 раз и превысило 150 тыс. человек!?

Есть и другие факты. Например, как в филиалах вузов занятия ведут школьные учителя, не имеющие педагогической подготовки по программе высшего профобразования. Или как некоторые преподаватели умышленно некачественно проводят занятия, чтобы на экзамене или зачете было легче завалить студента, а потом за взятку поставить ему «тройку». Вообще, фактов взяточничества активистам Общества известно очень много – просто не хочется на них останавливаться...

– Есть ли выход из этой безнадеги?

– Есть! Во-первых, надо скорректировать законодательную базу образования. В частности, не менее 12-ти статей закона «Об образовании» носят, по нашему глубокому убеждению, декларативный характер, а половина из них способствуют коррупции в образовательной сфере. Почему, например, закон нацелен только на государственные образовательные учреждения? Негосударственные тоже учат наших граждан! И тоже – для нашей страны! Другая неотложная задача – рассмотреть целесообразность обучения по программе высшего профобразования в форме экстерната. Здесь также кроются многочисленные источники возможных злоупотреблений.

Во-вторых, необходимо срочно дополнить положение Минобрнауки об информации об учебном заведении. Вся она в обязательном порядке должна полностью представляться абитуриентам при оформлении документов при поступлении. А школы и вузы, пытающиеся ее скрыть, должны караться неукоснительно!

В-третьих, настало время изменить систему лицензирования вузов и мониторинга качества образования. Нынешняя слишком громоздка, затратна и неэффективна (отмечу лишь, что сейчас вуз готовит отчетных материалов общим весом порядка 25 кг, а эффективность процедуры аккредитации не превышает, по нашей оценке, 3-4%).

– Реально ли привлечь к этой работе общественность?

– Не только реально, но и необходимо. Тем более, что к нам поступает множество жалоб, что обращения к руководителям вузов и в органы управления образованием не дают положительных результатов. Главное – не столько говорить о плохом российском образовании и коррупции во всех его сферах, а объединить усилия всех, кто на деле, а не на словах, делает все для достижения перелома.

Об этом сообщает mk.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь