Поволжский Образовательный Портал

Николай Брусникин: "Наши вузы не готовят нужных нам специалистов"

Опубликовано 03 августа 2004

На этой неделе представителей всероссийской общественной организации среднего бизнеса Деловая Россия пригласили на заседание круглого стола Института образовательной политики Эврика. В экспертизу состояния дел в образовании были вовлечены коллеги из РСПП (крупный бизнес) и ОПОРЫ России, представляющей коммерческий пролетариат. В последние годы дискуссия крутилась вокруг двенадцатилетки, ЕГЭ, ГИФО, а собственно о целях образования как-то забыли... Деловой России показалось интересным оценить состояние дел в профессиональном бизнес-образовании, понять, насколько вузы удовлетворяют потребностям реального производства. Так возникло целое образовательное направление. Об этом с членом генерального совета ООО Деловая Россия Николаем БРУСНИКИНЫМ беседует обозреватель Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА.

- В своем анализе вы исходите из интересов работодателей, руководствуетесь тем, что действительно нужно...

- Да. Мы начали свой анализ с представления о том, как образовательная среда реагирует на потребности экономики. Стали изучать разные ситуации; есть исследования, проводившиеся и Высшей школой экономики, и Минэкономразвития. Например, в 2000-2001 годах в российский автопром пошли серьезные инвестиции (это один из немногих примеров, когда российские же структуры проинвестировали машиностроительный комплекс). Тогда компания Северсталь купила УАЗ, Сибирский алюминий - ГАЗ, а Дженерал Моторс начала реализацию совместного предприятия с ВАЗом. И как рассказывают топ-менеджеры всех структур, перед ними встала задача, связанная с подготовкой вузами специалистов по изменению потребительских качеств автомобиля. Они обратились в профильные для этих заводов вузы в своих регионах. Им были нужны автомобильные дизайнеры, специалисты по IT-технологиям, грамотные инженерно-конструкторские кадры, которые бы могли использовать технологию IT в конструировании, программировании...

- И что получилось?

- К сожалению, за эти два-три года каких-то коренных изменений в вузах, расположенных вблизи этих базовых предприятий, не произошло. Они продолжают выпускать экономистов, юристов широкого профиля (конечно, и инженерно-технические кадры), но изменений нужного объема нет. В результате нам стало понятно, что нынешняя система образования не имеет сколько-нибудь выраженных форм взаимодействия между потребностями работодателей и мотивами для образовательных учреждений. И если сегодня стоимость обучения на такие специальности, как юрист, экономист, дизайнер верхней одежды, высокая и есть большой поток желающих по ним обучаться, то нынешние образовательные учреждения ориентированы на этот спрос, а не на реальные потребности. Но госструктуры тоже должны по-своему формировать политику: создавать льготные условия обучения по тем специальностям, которые остро необходимы, обеспечивать систему гарантированного приема выпускников на стажировки, на работу после обучения.

Еще интересный пример: сегодня бурно развивается сфера социального страхования. Я имею в виду и изменение принципов пенсионного обеспечения, первые шаги перехода от распределительной к накопительной системе, и перемены в системе медицинского страхования...

- Все то, в чем обычные люди ничего не понимают, но никто не помогает им разобраться...

- На сегодняшний день даже в московских вузах вы не найдете специальностей, где учат по вопросам социального страхования, негосударственных и государственных пенсионных фондов. Не найдете специальностей, помогающих глубоко разбираться в вопросах социальной политики, экономики... Это специальности на стыке юриспруденции, экономики, финансов, социальной работы.

- То есть государство просто не задумывается над этим: видимо, нет подразделения, которое бы программировало такие задачи...

- Ну, наверняка такие подразделения есть. Но этот мониторинг происходит без участия работодателей. Ведь почему сегодняшние структуры все больше и больше начинают привлекать на ключевые должности иностранцев? Это диктует современный уровень конкуренции, ориентация на вхождение в ВТО (впереди нас ждет конкуренция с мировым бизнесом, который прошел гораздо больше этапов, чем мы). Кто в этой ситуации может обеспечить конкурентное преимущество? Тот, кто более четко конструирует бизнес-процессы, ориентированные на прибыль, на минимизацию издержек. Безусловно, тот, кто обладает этим опытом, работая в зарубежных структурах. Это значит, что уровень и качество профессионального образования в России оказывается непригодным для конкуренции с западным.

- Как Деловая Россия может повлиять на эти процессы?

- Мы считаем, что в треугольнике образовательное сообщество - образовательное учреждение - работодатель сегодня нет системных взаимоотношений. Поэтому в конце августа мы проведем бизнес-педсовет, где попытаемся сформулировать своеобразный социальный заказ образовательному сообществу. В этой конференции примут участие работодатели - члены Деловой России, представители хэдхантерских агентств (кадровых рекрутинговых агентств, которые сегодня ищут специалистов под заказ).

- И каково их мнение о составе претендентов-специалистов?

- Если вы пообщаетесь даже с самыми крутыми рекрутинговыми агентствами, то поймете, что, обрабатывая сотни и тысячи кандидатов на ту или иную вакансию, ежемесячно в лучшем случае выдается на-гора не более 10-15 специалистов. Они могут подходить по формальным критериям, но не обладают тем набором современных знаний, которыми обладает любой выпускник западной или даже восточноевропейской страны; они разговаривают с западными партнерами на разных языках. Кстати, по словам представителей хэдхантеров, сегодня на наших специалистов имеется большой спрос на Украине. Там понимают, что российская экономика опережает на 3-5 лет украинскую. Спрос на российских специалистов есть, но их берут туда, где нужны команды для прорыва в рынок. А на вопросы корпоративного управления - юридические, административные, финансово-бухгалтерскую часть - берут выпускников из восточноевропейских стран: Чехии, Польши, Восточной Германии.

- Я знаю, что вы хотите открыть образовательную мастерскую.

- Да. Мастерскую Лидеров российского бизнеса. И проводить дискуссии по ключевым вопросам развития экономики. Например, Истоки российского предпринимательства. То есть: почему мы - русские - так ведем бизнес, а не по-другому. Где наши корни: они основаны на европейской бизнес-культуре или же восходят к восточной ментальности? Мировой банк проводил исследования и пришел к выводу, что российский бизнес по своим проявлениям не европейский и не восточный. Он близок к тому, что проявляется в Латинской Америке и на Среднем Востоке (Ирак, Иран). Это не значит, что мы должны ориентироваться на работу с этими странами, но, может, образование нужно развивать в сторону большей европеизации, американизации. Или японизации?..

- То есть это стратегические, глубинные исследования, которые должны привести к изменению системы образования...

- Да. Кроме того, мы говорим и о том, что надо более основательно думать о вопросах развития попечительского движения. Чтобы бизнес, если он финансирует что-то для школы или вуза, обладал в них правами и собственности, и управления (пусть и нерешающими).

Ведь на сегодняшний день не ясно, разрешено ли бизнесу соучредительство в системе образования. Может ли бизнес организовывать совместно с муниципалитетом бизнес-школу для подготовки школьников по экономике, бизнесу (с последующей подготовкой в высшие специализированные учебные заведения). Может ли соучредительствовать с госвузами. Не на основе договора о сотрудничестве, а юридически. Тем - множество. Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА
Известия науки

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь