Поволжский Образовательный Портал

Заседании Совета Российского союза ректоров,вопрос повестки дня «О состоянии и перспективах математического образования в высшей и средней школе»

Опубликовано 15 сентября 2008

Однажды академик РАН Владимир Арнольд рассказал министру образования Владимиру Филиппову, что выпускники американских школ не умеют складывать дроби, то есть не знают, сколько будет 1/2 плюс 1/3. А в России-то это знает любой шестиклассник! И Владимир Михайлович во время очередного визита в США, встречаясь с американскими студентами и рекламируя лучшее в мире российское образование, не преминул пересказать эту байку. Тогда один из студентов задал ему вопрос: «Господин министр, у вас в жизни возникали ситуации, когда нужно было сложить 1/2 и 1/3?» Филиппов поразмыслил и честно сказал, что, конечно же, не возникали. Студент обратился к остальным присутствующим: «Кому хоть раз приходилось прибавлять 1/2 к 1/3?» Никому не приходилось. «И зачем же, - обратился студент к министру, - в российских школах это изучают?»…

Эту легенду мне недавно поведал бывший замминистра образования, сегодня независимый и очень уважаемый образовательный эксперт Владимир Константинович Бацын. Конечно, это не больше, чем легенда, - никогда не поверю, что Филиппов спасовал. Он наверняка изящно поставил недалеких американцев на место. Наверняка привел высказывание Лобачевского о том, что математика «ум в порядок приводит», что те же дроби нужно изучать не только для формирования навыка счета, но и для развития логического мышления, что вообще-то без дробей не обойдутся все те школьники, которые захотят стать экономистами, физиками или химиками. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Вопрос американского студента был продиктован не только житейской логикой незамысловатого пожирателя гамбургеров, но и вечной проблемой содержания школьного образования, выраженной в одной фразе «Песни первоклассника» Аллы Пугачевой: «Нагружать все больше нас стали почему-у-то: нынче в школе первый класс вроде институ-у-та».

5 сентября 2008 года я присутствовал на заседании Совета Российского союза ректоров. Оно проходило на девятом, ректорском, этаже Главного здания МГУ под председательством ректора МГУ Виктора Садовничего и в присутствии министра Андрея Фурсенко (оба, кстати, математики). Второй вопрос повестки дня звучал так: «О состоянии и перспективах математического образования в высшей и средней школе». В зале заседаний Ученого совета МГУ по этому поводу собрался цвет (хотел сказать – тяжелая артиллерия) российской математической науки: помимо самого Виктора Антоновича, присутствовало еще несколько академиков-математиков.

Ректор МГУ в своем вступительном слове спел оду математике. Назвал ее основой образования, культурой, искусством и основой преподавания всех предметов, заявил, что именно математика определяет не только уровень всего образования, но и уровень страны, ее могущество. После чего заявил, что в США уровень преподавания математики самый низкий. Рассказал о неких слушаниях в Госдуме, на которых «готовился удар по математике», но благодаря личному вмешательству его самого и академика Арнольда эта попытка не прошла. Дважды Виктор Антонович намекнул, что его и коллег могут заподозрить в математическом шовинизме, но, на самом деле, это не шовинизм, а основа, культура, искусство и далее по списку.

Уверен, никаких красок не хватит на то, чтобы точно запечатлеть все происходящее дальше. Это было не искусство, и не культура, и не основы, а самый настоящий шовинизм. В течение почти часа несколько ораторов превозносили математику и хулили ее врагов.

Вот академик Владимир Бабешко, долго говоривший о недостатках преподавания математики за рубежом, перешел к преподаванию математики в нашей стране, которое, дескать, в Советском Союзе было на высоте, а теперь с ним совсем беда. Один из аргументов был таким: «Россия не смогла войти в число стран, производящих суперкомпьютеры, а это США, Япония и Индия». Позвольте, но если за границей так плохо обстоят дела с математикой, с чего ж там суперкомпьютеры производят, а мы в России даже нормальный автомобиль сделать не в состоянии?

Затем академик привел в качестве положительных примеров преподавание математики на телеканалах в Польше и Италии (даже ролики продемонстрировал с «говорящими головами» и формулами под ними) и предложил «организовать общероссийский телеканал с лекциями по математике для различных категорий слушателей». Я, конечно, не против учебного телеканала, но имеет ли смысл такая мера, вырванная из контекста? Да, для изучающих математику в школах или в вузах это может быть подспорьем. Академик, очевидно, не в курсе, что дистанционное обучение, включая телевизионное, в России цветет пышным цветом, но качество математической подготовки от этого, боюсь, только страдает.

В речи Владимира Бабешко было еще много странных пассажей. Например, он призвал повысить стипендии студентам-математикам. За что? Им разве живется тяжелее всех? Еще он рассказал о выдающейся роли математиков в годы второй мировой войны – что, например, в Англии они легко читали немецкие шифровки. Кто ж спорит? Такие математики нужны в любых странах и в любые времена. Впрочем, рассказывая о математиках Советского Союза, академик оперировал термином «напряженная международная обстановка», а применительно к математикам современной России использовал фразу «перевод экономики на рельсы инновационного развития».

Академик Виктор Васильев – глава подкомиссии по математике, отвечающей за экспертизу школьных учебников в РАН, - выступил еще более резко. Напомнив, что математика – «мощный инструмент познания природы и общества», он стал критиковать ЕГЭ по математике. По его мнению, правило «плюс один балл» (то есть гарантированная тройка в аттестат для получивших двойку) резко снижает мотивацию школьников к изучению математики. А если сделать математику необязательным экзаменом (возможен такой вариант развития событий), то ее изучение сведется к факультативам! Странно только, что все остальные предметы, по которым ЕГЭ необязателен, до сих пор не стали факультативами! Впрочем, вообще о ЕГЭ Виктор Васильев тоже говорил разные незаслуженные гадости, считая его задания сплошь тестами с выбором ответов. А раз так – ученик легко может выбрать правильный ответ, просто подставив возможные варианты в уравнение! Удивительно только, почему 25% выпускников школ получили двойки в этом году на ЕГЭ по математике? Для пущей убедительности Виктор Васильев заявил, что оппонентам нечего возразить на его аргументы и что он сам, делая эти заявления, выступает не как математик, а как родитель, думающий о благе собственных детей.

Затем выступил академик Владимир Арнольд – тот самый, из анекдота про дроби. Про американцев, которые не умеют их складывать, он в очередной раз с удовольствием рассказал коллегам-ректорам. Но самое главное – раскритиковал методику того самого международного сравнительного исследования качества образования PISA, по поводу неутешительных результатов которого так печалятся руководители российской системы образования и многочисленные эксперты. И привел пример задания, когда, основываясь на данных о стране Х (военные расходы, развитие промышленности и проч.), детям предлагалось сначала доказать, что эта страна милитаристская, а затем прямо противоположное утверждение - что это мирная страна. Казалось бы, вот она – проверка компетенций будущих политиков и дипломатов! Но академик Арнольд убежден, что наши дети отказались решать эту задачу – ведь каждый российский ребенок понимает, что нельзя, исходя из одних и тех же утверждений, доказать противоположные суждения. И в результате наша страна не заняла первых мест в PISA!

После выступления вице-президента РАН Валерия Козлова, главным пунктом в котором была цитата некоего французского математика о том, что есть две вещи, ради которых стоит жить, - изучение математики и ее преподавание, Виктор Садовничий передал слово академику-физику Сергею Багаеву. Однако, вместо того, чтобы столь же страстно восславлять математику, тот сказал: «Но ведь такая же плачевная ситуация и в физике! Знания физики в средней школе тоже стали хуже, и это вопрос серьезный!»

Стоп! Вот на этом месте стоит вспомнить знаменитое высказывание покойного Виктора Васильевича Фирсова – блестящего ученого-педагога, изучавшего вопросы содержания образования, - о том, что минимум знаний математики, которыми обязан владеть каждый школьник, должны разрабатывать учителя литературы. Нет сомнений, выступления академиков от математики были пронизаны искренней любовью к своей науке, но можно ли любить ее так самозабвенно, забывая обо всем вокруг и порой идя в своей любви наперекор здравому смыслу? Предметное лобби – вечная проблема педагогики, существующая и в эпоху постоянно «напряженной международной обстановки», и в период затянувшегося «перевода экономики на рельсы инновационного развития». И это не повод не любить математику, физику, литературу и далее по списку. Просто иногда очень хочется, чтобы убеленные сединами академики оглянулись вокруг себя и увидели, что, помимо математики, вокруг существует много всего интересного. Что уменьшение количества часов на математику в школе за последние 56 лет (с 7 до 4 часов в неделю в начальной и с 6 до 5 часов – в средней) вызвано объективными причинами развития образования и общества, а не чьим-то злым умыслом.

Министр Андрей Фурсенко в заключительном выступлении на заседании Совета и на брифинге для журналистов почти не говорил о математике – были проблемы поважнее. В связи с третьим вопросом повестки дня – о предметных олимпиадах – он рассказал такой анекдот. «Летит самолет. В кабину пилота врывается террорист: «Летим в Турцию!» Пилот невозмутимо оборачивается и говорит: «Уважаемый! В последнем ряду сидит женщина, у нее в сумке бомба. Она уже приказала нам лететь в Израиль. Будьте так любезны, договоритесь с ней!»

Как раз по вопросу о предметных олимпиадах образовательное сообщество не так давно достигло договоренностей. А по вопросу о математике, физике и прочих предметах в списке школьной программы, боюсь, никогда не достигнет.

Борис Старцев.

 

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь