Поволжский Образовательный Портал

О ключевых принципах Современной модели образования, разработанной Минобрнауки России при участии Высшей школы экономики размышляет ректор Института развития образования Омской области Татьяна Горбунова

Опубликовано 27 ноября 2008

Как вдохнуть жизнь в Современную модель образования?
О ключевых принципах Современной модели образования, разработанной Минобрнауки России при участии Высшей школы экономики, и о планах ее реализации в отдельно взятом субъекте Федерации размышляет ректор Института развития образования Омской области Татьяна Горбунова.

— Татьяна Станиславовна, каковы были ваши первые впечатления от Современной модели образования? На что сразу обратили внимание в тексте?

— Первое впечатление — абсолютно новый подход к пониманию места образования в жизни человека. Образование перестает быть атрибутом детства и юности, становится неотъемлемой частью взрослой жизни. Отсюда ответственность взрослого за свое обучение и новое понимание роли школы: она становится местом, где человека учат учиться.

Второе, на что сразу обратила внимание, — новый взгляд на воспитание детей в возрасте от 0 до 3 лет. Речь идет не только о социальной поддержке семей, но и о необходимости работы с родителями, с детьми в сенситивный период развития ребенка. К этой идее с интересом относятся в наших муниципалитетах, но конкретные формы ее реализации, конечно же, нужно прорабатывать: это будут клубы поддержки семей, отдельные группы в дошкольных учреждениях, консультационные пункты?

Еще одна интересная идея — возможность обучения детей, имеющих ограниченные возможности, в неспециализированных образовательных учреждениях: интегрированное (инклюзивное) образование. Здесь возникают проблемы толерантного отношения общества к этим детям и проблема подготовки кадров. Школьный учитель должен уметь работать с такими детьми. Эта идея также нашла большой отклик в нашей области.

Нам показался важным новый взгляд на внеучебную деятельность. Предполагается, что результаты ученика будут оцениваться не только по формализованным критериям, как, например, на ЕГЭ. Должна быть еще такая форма, как портфолио — сведения о внеучебных достижениях. Бонусы должен получать не только тот ученик, который знает школьные предметы. Может быть, он хорошо играет фуги Баха или хорошо бегает? Возникает возможность более полного понимания и оценки достижений ребенка.

В дискуссиях о развитии российского образования в последние годы возникают две крайности — академичность (фундаментальность) и компетентностный подход, смысл которого к тому же трактуется по-разному. Авторы Современной модели образования говорят о балансе фундаментальности и компетентностного подхода. Я думаю, их сочетание станет главной характерной особенностью, можно сказать — лицом российского образования.

— Современная модель образования состоит из трех частей: доклада о результатах нацпроекта "Образование", собственно Модели "Российское образование — 2020" и Комплексного плана ее формирования и реализации. В чем, на ваш взгляд, заключается связь первой части документа со второй и третьей?

— В Модели, прежде всего, не забыты лидеры, выявленные в ходе нацпроекта. Именно эти лидеры могут способствовать продвижению идеи Модели. В связи с этим наш институт при поддержке методических служб в каждом муниципалитете выделяет среди учителей — победителей нацпроекта педагогов, которые хотят обучать своих коллег. Мы обучаем их дополнительно, готовим тьюторов. Сегодня Омская область — один из 14 регионов, участвующих в апробации проекта федеральных государственных образовательных стандартов второго поколения. Мы подробно изучали этот новаторский проект и хорошо понимаем, что как только начнется внедрение этих стандартов, изменения в школах нужно будет проводить очень быстро. Тьюторство позволяет использовать каскадную модель обучения, которая необходима при столь быстрых темпах инновационных процессов.

— В Модели появляются понятия формального (в учреждениях, специально предназначенных для обучения), неформального (систематизированного и целенаправленного, но без выдачи документа об образования) и информального (неорганизованного) образования. Такая классификация не кажется слишком наукообразной?

— Года два-три назад я, наверное, сочла бы это научными изысками. Но такое деление образования на три разновидности очень хорошо вписывается в Модель.

Мы будем заниматься формальным образованием через программы повышения квалификации и профессиональной переподготовки в соответствии с той специальностью, которая для работника образования является основной.

Мы будем заниматься неформальным образованием, то есть реализовывать дополнительные программы для тех, кто хочет получить образование за рамками основной специальности. Наш институт вполне мог бы предлагать программы не только для педагогических работников, но и для представителей других групп населения. Например, мы разработали программу "Омское Прииртышье", которую школьники изучают как региональную составляющую учебного плана, и ее элементы могут быть интересны, скажем, студентам вузов.

Информальное образование — это фактически самообразование. Мы видим свою задачу в том, чтобы осуществлять сопровождение педагогов, которые занимаются самообразованием, учить их разрабатывать программы самообразования.

— Какие еще интересные идеи, на ваш взгляд, содержатся в Модели?

— Все, что связано с оценкой качества образования. Я не до конца себе представляю, как будут функционировать независимые аттестационные центры в сфере профессионального образования, но сама идея создания неких квалификационных рамок для каждой специальности представляется крайне интересной, хотя и требует проработки. Поучившись в любом учебном заведении, человек сможет прийти и сдать независимые квалификационные экзамены, причем совершенно неважно, учился он несколько лет по длительной программе или просто освоил несколько курсов.

Интересен подход к работе с одаренными детьми. Предложен новый взгляд на одаренность и креативность как качество каждого ребенка. Авторы Модели считают, что нужно поддерживать не единичных детей, которых считают одаренными, а развивать одаренность в каждом.

Много внимания в модели уделяется финансово-экономическим механизмам функционирования образования. За основу берутся подходы, которые были апробированы в рамках комплексных проектов модернизации образования. В Омской области, которая, к сожалению, не участвует в этом направлении нацпроекта "Образование", они тоже анализируются и используются.

Следующий момент — новые подходы к аттестации педагогов, которые, конечно же, назрели, и их нужно правильно выстроить. Это не только материальные, но и моральные вложения — у человека должна быть более четкая мотивация. Современная модель образования фактически дает портрет педагога будущего. Наш институт как раз сейчас продумывает, как работать с педагогами, готовя их к выполнению новых функций. После обсуждения Современной модели образования начала писать пособие "Специалист повышения квалификации: современные функции и формы работы".

— Поделитесь соображениями на этот счет.

— Понятно, что современный учитель — это организатор, управленец, навигатор, тьютор, модератор, фасилитатор, эксперт, консультант и только потом — информатор. Все эти функции должны сочетаться с личностными качествами, главное из которых — готовность к изменениям. Такой подход меняет принципы работы системы непрерывного образования педагогических кадров. Система повышения квалификации реагирует на изменения оперативнее, чем система высшего образования. С молодыми специалистами, только что окончившими педвузы, нам приходится работать точно так же, как с учителями с 20-летним стажем. Их учили во многом одинаково.

— Расскажите, как было организовано обсуждение Современной модели образования в рамках августовских педагогических совещаний в Омской области.

— В мае, получив текст Модели как приложение к приказу Минобрнауки России о проведении августовских педагогических совещаний, мы обсудили его в институте, и на его основе наши сотрудники разработали региональные материалы. Идеи Современной модели образования, о которых мы с вами говорим, нашли отражение во всех наших материалах. Отчасти мы адаптировали ее содержание применительно к проблемам рядовых учителей — возможно, из текста Модели не каждый поймет, как все изложенное связано с его повседневной работой.

— Какие-нибудь идеи вызывали отторжение у коллег в ходе подготовки к обсуждению, на самих августовских совещаниях?

— Я бы не стала так ставить вопрос. У нас была установка, которой коллеги следовали неукоснительно: конструктивно обсуждать проблемы для постановки новых задач. Даже если кто-то что-то отрицает, пусть предложит свой вариант решения проблемы.

Анализируя Модель, мы уже в сентябре разработали конкретные предложения по ее реализации, то есть попытались спланировать собственную деятельность в соответствии с тем, что предложено в каждом пункте Комплексного плана.

— Деятельность вашего института или работу всей региональной системы общего образования?

— И того, и другого. Поскольку мы работаем вместе с Министерством образования Омской области, речь, конечно же, идет и о деятельности всей региональной системы образования. С сентября наши сотрудники выезжают в муниципалитеты, дают разъяснения и обсуждают вопросы, связанные с реализацией Модели, встречаются с руководителями муниципалитетов, органов управления образованием, директорами школ. Мы рассказываем, что конкретно планируем сделать. И очень часто люди говорят, что в своих выступлениях мы ответили на вопросы, на которые они давно искали ответ.

— Например?

— Главный вопрос — как? Мы ведь рассказываем о деятельности института — планируемых курсах повышения квалификации, семинарах, опытно-экспериментальной работе, об изданиях. У людей начинает складываться картинка будущего, пусть пока весьма мозаичная. Свою задачу мы видим в том, чтобы вдохнуть жизнь в Современную модель образования. У людей появилось столько тем для формального и неформального обсуждения!

— Можно ли проанализировать результаты этого обсуждения?

— Этот анализ как раз сейчас происходит. В ноябре к нам приезжали коллеги из муниципалитетов со своими предложениями по поводу дальнейшей работы по реализации Модели. Нужно провести такие-то семинары, опубликовать такие-то материалы, провести такие-то курсы переподготовки и т.д. Например, если мы говорим о развитии инклюзивного образования, то сколько учителей должны приобрести навыки работы с детьми с ограниченными возможностями? На подобные конкретные вопросы уже сегодня должны давать конкретные ответы.

— Нет ли, на ваш взгляд, несоответствия высоких целей, идей, заложенных в Модели, с конкретной педагогической практикой?

— Время покажет. Траектория развития российского образования в Модели прописана до 2020 года, то есть впереди очень большой отрезок времени. Поэтому давайте пока планировать нашу деятельность по решению поставленных задач на первом этапе — до 2012 года.

— Вы упомянули инклюзивное образование — одну из самых болезненных сегодня тем. Ей был посвящен раздел доклада Общественной палаты РФ "Образование и общество: готова ли Россия инвестировать в свое будущее?", и на Opec.ru уже появлялись комментарии по этому поводу. Что конкретно планируется сделать в Омской области для развития инклюзивного образования?

— В этом году межведомственной рабочей группой под руководством заместителя министра образования Омской области Инессы Артемовой была разработана Концепция коррекционного образования, где речь идет и о возможностях развития инклюзивного образования. Сейчас проводится мониторинг образовательных учреждений для детей с особыми потребностями, выясняется, какие из этих детей могут обучаться только в специальных учреждениях, для каких возможен переход в общеобразовательные учреждения. Омская область выиграла грант на участие в федеральном проекте по обучению детей-инвалидов на дому дистанционными способами (через Интернет), и эту работу будет курировать наш институт.

— Что, на ваш взгляд, препятствует интеграции?

— Во-первых, позиция родителей, которые, возможно, не захотят отдавать ребенка с ограниченными возможностями здоровья в обычную школу. Во-вторых, проблема подготовки кадров. Я понимаю, почему в плане реализации Современной модели идею инклюзивного образования планируется начать реализовать лишь в 2011 году, а условия для обучения детей-инвалидов в значительной части общеобразовательных учреждениях планируется создать лишь к 2016 году. Ведь нужно подготовить кадры, обеспечить нормативно-правовую базу.

Кое-что мы делаем уже сегодня. В этом учебном году наш институт запускает новую программу "Олигофренопедагогика", а также программу "Специальная дошкольная педагогика и психологии". Нужно исходить из того, что специфику работы с детьми-инвалидами должны понимать учителя любой общеобразовательной школы.

— Одна из идей Современной модели — развитие предшкольного образования, то есть охват дошкольным образованием максимального количества детей старшего дошкольного возраста. Как эта идея реализуется в Омской области?

— Работа в этом направлении ведется уже два года. Предшкольное образование — один из научно-образовательных проектов нашего института (темы проектов — это фактически приоритеты развития региональной системы образования). Есть экспериментальные площадки, и различные модели предшкольного образования апробируются на базе детских садов, школ, учреждений дополнительного образования. Охват детей предшкольным образованием — это один из показателей регионального мониторинга, то есть рейтинговой оценки работы муниципалитетов.

В нашем институте есть программа переподготовки "Образование детей старшего дошкольного возраста". Мы оказываем научно-методическую поддержку различных форм предшкольного образования. В повышении квалификации особенно нуждаются учителя начальной школы, которые ведут группы предшкольной подготовки. Есть ведь опасность, что они попросту будут реализовывать модель раннего обучения: посадят всех за парты и будут давать уроки, как в начальной школе. У педагогов ведь есть свои стереотипы, от которых трудно избавиться. При этом необходимо единое понимание сути предшкольной подготовки.

Вообще в вопросах дошкольного образования очень многое зависит от нормативно-правовой базы, которая на сегодня несовершенна. Например, глава одного из муниципальных районов Омской области жаловался, что существующее законодательство не позволяет ему обязать родителей отдавать детей старшего дошкольного возраста в группы предшкольного образования. Школьное образование у нас обязательно, а дошкольное — нет. В результате родители, которые не уделяют должного внимания своему ребенку, могут лишить его предшкольного образования, хотя необходимые условия в муниципалитете созданы.

— На этапе разработки Модели самые бурные дискуссии велись по поводу начального и среднего профессионального образования. Есть мнение, что профессиональные училища (ПТУ) должны быть лишены социальных функций и превратиться в центры получения квалификаций. Как, на ваш взгляд, может осуществляться реформа в этой сфере?

— Это вопрос политической воли. Если будет принято решение о том, что начальное профессиональное образование — это только получение квалификации, без общего образования, то будут утрачены культурные функции системы, и училища больше не будут местом социализации. Но вот представьте себе ситуацию: училище в далеком Усть-Ишимском районе Омской области. Сейчас ученик там учится два-три года. А потом будет учиться два-три месяца? Будет ли училище взаимодействовать с теми учреждениями, где учат доброму и вечному?

Здесь важно не допустить ошибку. Если социализирующая функция этих учреждений не выполняется, нужно принимать какие-то меры. В 14—15 лет молодой человек выбирает дорогу, и важно, чтоб он выбрал правильную… В училища ведь поступают дети из неблагополучных семей, из детдомов, и социум их не оберегает. Нужно просто подумать о том, кто и как будет обеспечивать социализацию ребят в позднем подростковом и раннем юношеском возрасте.

— Как вы относитесь к идее прикладного бакалавриата?

— Абсолютно нормально. Подготовка бакалавров, таким образом, может быть "спущена" с уровня вуза на уровень техникума, став более практико-ориентированной. Или, напротив, среднее профессиональное образование будет "поднято" в вузы и тем самым станет ближе к современным технологиям.

Здесь главное, чтобы результаты не были такими, как в известной миниатюре Аркадия Райкина: "Забудьте все, чему вас учили…" Важно, как такую реформу оценят заказчики — работодатели. А население, скорее всего, оценит положительно: сегодня ведь все хотят получить высшее образование. Главное для людей — вуз, а что скрывается под этим названием, другой вопрос. При этом среднее профессиональное образование в его нынешнем виде, на мой взгляд, вполне способно выпускать хороших специалистов. Выпускники педагогических колледжей гораздо лучше готовы к работе в начальных классах, чем выпускники педагогических вузов, — это подтвердит любой директор школы.

— Как Современная модель образования будет реализовываться в ближайшее время непосредственно в работе вашего института? На основе каких индикаторов вы сможете оценить, далеко ли институт продвинулся?…

— План работы Института развития образования Омской области на 2009 год складывается из шагов к Современной модели — соответствующий документ мы будем принимать в декабре. Индикаторы могут быть и количественными, и качественными: сколько работников образования повысили у нас квалификацию или прошли переподготовку по тем или иным направлениям, заложенным в Модели; сколько учителей стали тьюторами, сколько групп предшкольной подготовки открыто в различных муниципалитетах, и т.п. Современная модель создает основу для инноваций, а для внедрения инноваций необходимо создавать новые опытно-экспериментальные площадки, и их появление, результаты их работы — тоже индикатор, характеризующий движение к Модели.

Другой вопрос, что мы не можем оценивать эффективность своей работы только своими силами. Хотелось бы получать из федерального центра рекомендации, материалы для оценки, хотелось бы, чтобы совершенствовалась нормативно-правовая база. Мы готовы участвовать в мониторинге, если таковой будет проводиться федеральным министерством образования и науки. Директора школ и учителя с удовольствием принимают участие в апробации новых стандартов общего образования, других инновационных проектах. Проблемам образования уделяет большое внимание губернатор области Леонид Полежаев, обсуждение Модели проводилось под руководством нашего министра образования Александра Соломатина, и областное министерство, разумеется, руководствуется ее основными положениями, ставя соответствующие задачи муниципальным органам управления, подведомственным образовательным учреждениям, нашему институту в том числе.

Система образования Омской области готова к внедрению инноваций, заложенных в Современной модели, хотя бы потому, что продолжает работать в инновационном режиме.

По материалам сайта  opec.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь