Поволжский Образовательный Портал

Затея создать высшую лигу университетов, о которой так много спорили на протяжении всего года, начинает обретать «юридические очертания»

Опубликовано 02 декабря 2008

От «лингвистической нелепицы» до «ущемления демократии и разобщённости образовательного пространства» — такие оценки в Государственной думе давали законопроектам, подкрепляющим идею создания нового типа вузов — федеральных университетов. Впрочем, звучали и положительные отклики.
Затея создать высшую лигу университетов, о которой так много спорили на протяжении всего года, начинает обретать «юридические очертания». Госдума готовит ко второму чтению законопроект, регулирующий деятельность нового типа образовательных учреждений — федеральных университетов, и вводящий ещё одну новую категорию — национальные исследовательские университеты. Большие сомнения у экспертов вызывает предложение правительства узаконить термин «федеральный университет» для обозначения нового типа вузов, подобных уже созданным Южному и Сибирскому федеральным университетам (ФУ). «В федеральном подчинении находятся более шестисот вузов, и формально все они подпадают под законное определение ФУ, — констатировал на недавних парламентских слушаниях вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов. — Более того, у нас есть еще два вуза с особым, опять же, федеральным статусом — МГУ и СПбГУ. Давайте, наконец, определимся, какой из университетов федеральнее».

Вопрос о терминах звучал и раньше, при первом чтении законопроекта. Однако в подготовленном ко второму чтению документе двусмысленность осталась. Разумеется, это не критично, эффективность статусных образовательных учреждений будет определяться не названием, а объёмами финансирования и способностью самих учреждений решать поставленные задачи. К тому же, термин «федеральный университет» уже лёг на слух, попал в некоторые документы, и замена его чем-то другим будет воспринята как сенсация.

С другой стороны, признают депутаты, не стоило бы заведомо создавать путаницу, которой и без того хватает в российском законодательстве. Канцелярский русский достаточно богат и позволяет подобрать варианты. Впрочем, по этому формальному вопросу, раз уж он стал предметом споров в Думе, наверняка будут проведены лингвистическая и юридическая экспертизы.

Дискуссия же по существу законопроекта идёт вокруг двух других вопросов. Первый: будет ли должность ректоров выборной, или руководителей федеральных университетов будут назначать? Второй вопрос идеологически связан с первым: наделят ли ФУ правом разрабатывать собственные образовательные стандарты?

Выборы или назначение
«Зачем вводить норму “назначение ректора”, которая ставит под сомнение статус федеральных университетов как демократичных образовательных площадок?» — спрашивал зампредседателя комитета Госдумы по образованию, член «Справедливой России» Виктор Шудегов.

Глава Рособразования Николай Булаев объяснял нововведение требованием закона «Об автономных учреждениях» (напомним, федеральные университеты будут организовывать в форме автономных учреждений — АУ), в соответствии с которым учредитель вновь создаваемого АУ должен заключить срочный трудовой договор с руководителем этого учреждения. Кроме того, есть мнение, что истинной демократии на выборах ректоров российских вузов никогда не было и не будет.

«У меня сердце сжималось на этих выборах, когда я был членом аттестационной комиссии Министерства образования и науки, — поделился первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, член «Единой России» Юрий Карабасов. — О такой демократии можно анекдоты рассказывать. В ректоры идут те, кто вообще не разбирается в системе образования».

За назначение высказался и ректор создаваемого Дальневосточного федерального университета Владимир Курилов, аргументировав свою позицию тем, что государство должно получить дополнительные рычаги контроля над расходованием «кредитов доверия», выданных отдельным вузам.

Справка STRF:
По данным Министерства образования и науки, до 2012 года будут созданы ещё два федеральных университета; в общей сложности в стране будет пять ФУ. Их бюджет уже определён — 1,5 миллиарда рублей в год на каждый вуз. В процессе обсуждения — географическое положение, а также способы создания новых ФУ — на базе существующих университетов, путём объединения университетов или с нуля. Словом, на парламентских слушаниях стало ясно, что для правительства и ответственных за образование представителей самой многочисленной партии в Думе вопрос о назначении ректоров принципиален, и пересматривать его, скорее всего, не будут. В то же время пока не решено, какую норму — выборы или назначение — узаконят по истечении контрактов первых «недемократичных» ректоров федеральных университетов.

Анархии не будет
Второй спорный вопрос: право федеральных вузов разрабатывать собственные образовательные стандарты. «Мы рискуем получить очень неоднородное содержание образования, — высказала опасения проректор по экономике Южного федерального университета Марина Боровская. — Подобная проблема уже сейчас наблюдается в системе среднего образования: при переходе из одной школы в другую оказывается, что в одном месте определённую часть программы уже прошли, а в другом ещё не начинали».

Заместитель министра образования и науки Юрий Сентюрин заверил, что анархии, в том числе и при разработке образовательных стандартов, не будет: новые вузы смогут воспользоваться академическими свободами только в рамках, обозначенных государством.

Не до конца разобрались со статусом и представители национальных исследовательских университетов, полномочия и «рамки» которых тоже обещали прописать в законопроекте «О деятельности федеральных университетов». «Если назвали пилотами, — дайте скафандр, — потребовал Михаил Стриханов ректор МИФИ, уже получившего статус «национального исследовательского университета». — Закон опаздывает. И мы тоже стоим на месте, хотя могли бы уже присоединять вузы и техникумы, разрабатывать собственные стандарты». Г-н Стриханов осторожно попросил оставить принцип выборности ректоров в национальных исследовательских университетах, ссылаясь на традиции европейской системы образования, на которую вроде бы стремится походить российская высшая школа.

В целом, по итогам парламентских слушаний приходится признать, что у большинства их участников пока нет чёткого представления о линии развития новых типов и категорий образовательных учреждений. Отчасти это объясняется тем, что и в правительстве эта линия окончательно не проработана.

«В исполнительной власти продолжается серьёзная дискуссия, — признал Юрий Сентюрин. — Здесь не может быть простых и быстрых решений. Формируется новая, более качественная система образования, основанная на глубоком ранжировании вузов и изменении форм государственного участия в образовательном процессе. Задача — повысить аккредитационные показатели российского образования и интегрировать отечественную высшую школу в мировое образовательное пространство».

Сюда ещё можно добавить, что реформа высшей школы тесно связана с реформой всего сектора науки и технологий. Судя по недавним дискуссиям о создании рейтинга академических и отраслевых институтов, можно предположить, что при реформировании науки будет задействована схема, которую сейчас отрабатывают на вузах: глубокое ранжирование субъектов сектора, введение новых форм государственного регулирования научных организаций, усиленная господдержка сильных и наиболее восприимчивых к реформам. Правда, споры по поводу реформы науки, учитывая её патриархальный уклад и строптивый нрав, обещают быть более острыми.

Наталья Быкова, STRF.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь