Поволжский Образовательный Портал

Что уже сделано, чтобы молодые специалисты были востребованы на рынке труда? Что еще нужно сделать?

Опубликовано 08 декабря 2008

Что уже сделано, чтобы молодые специалисты были востребованы на рынке труда? Что еще нужно сделать? Это обсуждали участники Круглого стола в «Комсомолке»

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА

Елена Николаевна СОБОЛЕВА, исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров

Дмитрий Викторович ЛИВАНОВ, ректор Московского института стали и сплавов

Евгений Анатольевич КНЯЗЕВ, зам. начальника управления Рособразования

Александр Андреевич КИРИНЮК, зам. начальника управления Рособрнадзора

Елена Петровна ТРОФИМОВА, начальник отдела профобучения Управления государственной службы занятости населения г. Москвы

Александр Петрович ЕФРЕМОВ, первый проректор Российского университета дружбы народов (РУДН)

Татьяна Павловна РОЗАНОВА, первый проректор Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова

Михаил Петрович ПАНИН, проректор Московского инженерно-физического института

Валентин Кузьмич ПОСПЕЛОВ, проректор Финансовой академии при правительстве РФ

Павел Павлович ПИЛИПЕНКО, ректор Института международного права и экономики им. А. С. Грибоедова

Геннадий Иванович ГЛАДКОВ, начальник управления языковой подготовки и Болонского процесса Московского государственного института международных отношений МИД России (МГИМО)

Лилия Газиевна ПОДДУБНАЯ, проректор по молодежной политике Московской финансово-юридической академии

Амет Александрович ВОЛОДАРСКИЙ, сопредседатель комиссии по образованию Научного совета РАН

Валерий Леонидович АБРАМОВ, главный ученый секретарь Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС»

Александр Борисович МИЛКУС, редактор отдела образования «КП», секретарь Общественного совета при Рособрнадзоре

А. Милкус:

- Думаю, это очень обидно - отучиться четыре, пять, а то и шесть лет, получить диплом и... оказаться абсолютно ненужным, невостребованным на рынке труда. А ведь так происходит у нас довольно часто. Вуз учит одному, а на практике молодому специалисту нужны совсем другие знания. Хорошо, что в последнее время эта ситуация меняется. И уже сделаны серьезные шаги, чтобы наш выпускник оказался по качеству подготовки на уровне со сверстниками из развитых стран мира, известных своим уровнем преподавания.

Главные сдвиги произошли благодаря нацпроекту «Образование», который позволил вузам, выигравшим конкурс, поднять свои научные школы, закупить суперсовременное оборудование, заняться подготовкой новых образовательных программ. Впрочем, и вузы, не получившие гранты от правительства, оказались в выигрыше.

На что потрачены деньги?

Е. Соболева:

- Уникальность конкурса инновационных вузов в том, что не было жестких рамок, на что тратить ресурсы, выделяемые государством. А это порядка 30 миллиардов рублей. Вузы сами формировали программы развития. Все они включали в себя модернизацию материально-технической базы. Это слабое место, особенно у естественно-научных и технических вузов. Все так или иначе занимались новыми двухуровневыми образовательными программами. Благодаря нацпроекту было создано порядка 800 новых магистерских и 600 бакалаврских программ.

Стала развиваться информатизация учебного процесса и научных исследований. В некоторых вузах установили суперкомпьютеры. Студенты стали больше заниматься научными исследованиями.

Ну и поскольку требовалось софинансирование конкурсных программ, вузы для своего развития использовали 20, а то и 50 процентов привлеченных средств. Следовательно, развивалось стратегическое партнерство с научными организациями, Российской академией наук, бизнес-структурами. Вкладывали деньги в те вузы, где можно было получить отдачу: то есть грамотного, современного специалиста.

Во всем мире в развитии инновационной экономики вузы играют чуть ли не главную роль. Так что создание инфраструктуры, связанной с разработкой технологий, их апробацией, сертификацией, с формированием технопарков и бизнес-инкубаторов, для нас было назревшей проблемой. В этом отношении сделано очень много. Вузы ориентировались на приоритетные направления развития науки и техники. К примеру, практически заново создана система подготовки кадров для развития нанотехнологий и наноматериалов.

Во многих технических вузах практически с нуля сформирована подготовка менеджеров в области инновационной деятельности. Созданы новые факультеты. Нацпроект дал возможность готовить инновационных менеджеров не только в вузах, выигравших конкурс. Мы распространяем опыт передовиков в других учебных заведениях. 

Есть и еще один важный итог. Наши преподаватели и молодые ученые редко выезжали обменяться опытом с коллегами и в другие вузы страны, и за рубеж. Благодаря конкурсу повышение квалификации в России и за границей прошли около 40 тысяч человек. 

Технари

Д. Ливанов:

- Всего из бюджета на инновационную программу МИСиС получил около 400 миллионов рублей, еще 100 привлекли из внебюджетных фондов. Для нас, во-первых, было очень важно серьезно обновить образовательные технологии. Десятки аудиторий оснащены оборудованием для видеоконференций. И наши студенты имеют возможность слушать лекции профессоров из Германии, США или Японии. А наши преподаватели точно так же общаются со студентами и коллегами из других стран.

Второе. Мы обновили парк научного оборудования. И сделали очень серьезный рывок вперед в оснащении наших кафедр, исследовательских подразделений серьезным научным оборудованием. Это оборудование уже сейчас, спустя всего лишь год после завершения конкурса, очень активно используется и в фундаментальных, и в прикладных разработках.

И третье. Мы изменили систему управления, сделали организационно-правовую структуру более современной, гибкой. Заменили традиционную систему факультетов системой институтов, которые теперь объединяют в себе не только образовательные, но и научные, исследовательские, инновационные подразделения. Таким образом, обеспечили более тесный контакт между образованием и наукой.

И последнее, но, может быть, самое важное. Мы создали в университете управленческую команду, которая за время реализации программы овладела навыками проектной работы. Мы привлекли в систему управления молодых сотрудников. Они сейчас занимают ключевые позиции в университете. И все это дало нам возможность создать предпосылки для разработки и реализации совершенно новой программы - по созданию Национального исследовательского технологического университета на базе МИСиС.

М. Панин:

- На инновационную программу государство выделило МИФИ 380 миллионов рублей. Еще более 100 миллионов - наши собственные средства. Примерно три четверти этих денег мы потратили на оборудование. Около 5 процентов - на лицензионное программное обеспечение.

Еще примерно 33 миллиона было вложено в подготовку нового поколения учебников и пособий. За два года преподаватели нашего института написали более 100 книг. Мы выпустили 4 серии под едиными обложками - это и «Библиотека ядерного университета», и «Инженерно-физический практикум» (описания лабораторных работ), и «Учебная книга инженера-физика», и «Популярная физика». Таким образом, во-первых, дали возможность высказаться практически всем, кто хотел. Во-вторых, решили социальную задачу. Ведь у нас много немолодых преподавателей, и было очень важно изложить на бумаге, сохранить все, что они знают и умеют.

В рамках этой же программы мы развернули учебно-методический комплекс, создали электронный банк данных учебных материалов - конспектов лекций, практикумов, вопросников, задачников. Это помогло перенести акцент в обучении на самостоятельную работу студентов. В итоге в электронный вид перевели почти 60 пакетов курсов и создали специальный информационный портал.

За прошедший год курсы повышения квалификации прошли почти все сотрудники университета - более 1200 человек.

Ну а самое главное, мы наконец-то отремонтировали 12 больших поточных аудиторий.

 А. Ефремов:

- За инновационные проекты я хочу правительство похвалить. Конечно, 600 миллионов, которые РУДН получил в рамках нацпроекта «Образование», не такая уж большая сумма. Но тем не менее мы уже создали 260 новейших учебно-методических комплексов, направленных на экспорт образования. Авторы-преподаватели получили за эту работу по 10 тысяч долларов. На много миллионов рублей мы закупили новейшее оборудование. И компьютерные томографы, и масс-спектрографы. Все это нужно и нашим химикам, и медикам, и аграриям. Получился центр коллективного использования - такого даже в Европе нет.

Приехал к нам недавно парень из Канады, наш выпускник. Посмотрел на все это и говорит: «Все, бросаю свою зарплату и возвращаюсь к вам. Такого оборудования для исследований, как у вас, я в Канаде найти не могу!»

Экономисты и гуманитарии

Т. Розанова:

- Сейчас вместе с 56 вузами, победителями конкурса инновационных вузов, мы в РЭА реализуем все возможности, которые дал нацпроект. Прежде всего мы развиваем конкурентоспособные направления. Появляются совершенно новые программы для подготовки бакалавров - такие как, например, «Управление в цепях поставок». Далеко не все вузы готовят таких специалистов, а они сейчас очень востребованы. Открылись интересные программы в магистратуре. Например, «Сравнительная экономика», «Управление интеллектуальным капиталом», «Защита интеллектуальной собственности» и многие другие. Мы стараемся, чтобы у человека, который приходит к нам, всегда был выбор - чему учиться и за какие деньги.

И еще на что хотелось бы обратить внимание. Мы выпускаем из вуза молодого человека, выдаем диплом о высшем образовании. Но ведь это далеко не всегда значит, что он обязательно найдет хорошую работу. Возникает такой вопрос: кого готовят вузы - выпускников или специалистов? Ведь чаще всего выпускник владеет лишь минимумом компетенций, а специалистом становится только на рабочем месте. Поэтому мы и стараемся заключать контракты с различными компаниями и как можно раньше отправлять студентов на практику.

Г. Гладков:

- В МГИМО благодаря нацпроекту произошли колоссальные изменения. Есть мнение, будто уровень знаний российских выпускников недотягивает до мировых стандартов. А вот начальник управления лицензирования и аккредитации Рособрнадзора Виктор Круглов заявил, что российская система образования по-прежнему одна из лучших. Я склонен поддержать его точку зрения. Почему? Что изменилось в результате реализации инновационной образовательной программы? Мы закупили 39 мультимедийных классов. Дело в том, что в МГИМО каждый студент изучает два иностранных языка, всего языков - 53. Теперь ребята во время обучения находятся на виртуальной территории тех стран, языки которых учат: в Таиланде, Финляндии, Великобритании... Они работают со сводками реальных новостей. Самая актуальная лексика обсуждается с преподавателем. Экономисты через Интернет виртуально работают в избранной компании, ведут дела на иностранном языке. Мы стали проводить аутентичные экзамены по иностранным языкам. К примеру, кембриджский экзамен по финансовому, эконо
мическому, юридическому английскому. Наши студенты сдают их блестяще. На мой взгляд, в подобных условиях уровень высшего образования не может снизиться.

В течение двух месяцев после выпуска 98 процентов выпускников МГИМО получают такую работу и зарплату, на которую рассчитывают.

В. Абрамов:

- Институт МИРБИС, как и все инновационные вузы, участвующие в этом Круглом столе, делает упор на совершенствование качества образования, переход на двухуровневую систему и кредитно-модульную систему обучения. Пока отсутствует детализация принятых на государственном уровне профессиональных квалификаций. Поэтому каждый вуз решает эту проблему самостоятельно. Мы взяли курс на подготовку бакалавров за счет интенсификации учебного процесса и использования инновационных технологий. Мы используем современные учебно-методические комплексы, дистанционные технологии, увеличиваем объем самостоятельной работы, контролируем знания студентов на всех этапах. Стремимся, чтобы бакалавры и магистры во время обучения получили профессиональные сертификаты, подтверждающие знание иностранных языков, международных стандартов финансовой отчетности, международные компьютерные права и др. Поэтому выпускники института востребованы на рынке труда.

Бакалавр - это недоучка?

А. Володарский:

- Сейчас, перестраивая высшее образование на европейские рельсы, многие вузы готовят бакалавров и магистров. Подавая документы в вуз, выясните, существовал ли раньше специалитет по тому направлению, по которому сейчас открыли бакалавриат. Если его не было, значит, учебные планы и программы новые и опыта подготовки по данному направлению у вуза нет.

Очень важно понимать, что сегодня по объективным причинам работодатель с большим трудом принимает бакалавров. Поэтому готовьтесь продолжить обучение до степени специалиста - это 5 лет или магистра - 6 лет. Вопрос сохранения специалитета в вузах нашей страны - отдельная тема, и связана она с адаптацией условий Болонской конвенции!

Т. Розанова:

- Наш вуз выпускает бакалавров с 91-го года. Причем тогда мы готовили бакалавров экономики всего за три года обучения. Но практически никто из ребят после окончания учебы не шел работать. Большинство оставались учиться дальше, на специалистов. Да и сейчас не больше 5 процентов бакалавров уходят в большую жизнь и устраиваются по специальности.

Столкнулись мы и еще с одной проблемой. В нашей академии мы готовим и инженеров. Но как такое образование уложить в четырехлетний срок? Какого специалиста мы получим? Я хочу процитировать ректора одного из немецких вузов: «Ну ладно, учите экономистов 4 года, но зачем, имея такую базу подготовки инженеров, вы пытаетесь перевести их на этот макдоналдский диплом?!» Доля правды в этом есть. Нельзя все вузы скопом загнать в жесткие рамки Болонского процесса.

В. Поспелов:

- Вместе с ведущими российскими вузами Финансовая академия работала над проектом нового Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению «Экономика». Считаем совершенно обоснованным введение профилей. Ведь даже сейчас, когда есть единый стандарт подготовки бакалавров по этому направлению, имеются большие различия между учебными планами, например, МГУ и РЭА им. Г. В. Плеханова. В новом стандарте, помимо базовой, будет вариативная часть. Ее содержание определяет сам вуз. И главное в том, что в России при наличии стандарта его реализация будет осуществляться с учетом специфики регионов. Так что абитуриент, поступая, к примеру, на профиль «Мировая экономика», будет приобретать знания, навыки и умения, необходимые для работы в конкретном регионе России.

В. Абрамов:

- Изначально Болонский процесс был нацелен на реформирование рынка труда и лишь затем на реформирование системы образования. Каковы реалии сегодня? С 1 сентября 2009 года вузы должны перейти на двухуровневую систему. Однако стандарты по направлениям подготовки бакалавров и магистров до сих пор не приняты. Вузы не имеют четких профессиональных ориентиров от работодателей для построения своих образовательных стандартов. Компании хотят получить после вузовской скамьи готового профессионала, однако даже в советское время у молодых специалистов был трехлетний срок адаптации на своем первом месте работы.

Проблема трудоустройства выпускников вузов не решается только переходом на двухуровневую систему. Без принятия на государственном уровне системы квалификаций для бакалавров и магистров мы будем испытывать постоянную напряженность.

Если вузов станет меньше?

Е. Князев:

- Я ни разу не слышал из уст руководителей образования термина «сокращать количество вузов». Надо прежде всего говорить о том, сможем ли мы стимулировать, развивать вузы и получать в ответ результат, на который рассчитывает общество. Жизнь сама решит, достаточно ли вузу средств для того, чтобы выжить, или ему, быть может, лучше интегрироваться в какую-то другую структуру.

А за коммерческие, точнее негосударственные, вузы должны отвечать их учредители. Есть люди, которые вложили в развитие учебного заведения средства, вдохнули в него жизнь. И в нынешних условиях именно они, руководствуясь финансовыми, содержательными и другими соображениями, должны принимать решение - прекращать деятельность или нет.

А. Киринюк:

- В России сегодня около тысячи вузов и свыше двух тысяч филиалов. Большая часть этих учебных заведений маленькие. К примеру, есть 150  -  170   филилов, в которых учится менее 100 студентов.

Какие средства нужны для того, чтобы предоставить этому учебному заведению возможность развиваться? Приобрести оборудование они не могут, на зарплату хорошим преподавателям денег нет. И при этом такие вузы идут на все, лишь бы привлечь хоть какое-то количество студентов и дать им хоть какое-нибудь образование. Задача состоит в том, чтобы укрупнить такие учебные заведения.

Вторая задача - распределить вузы по территории нашей страны равномернее. Сейчас больше всего учебных заведений в Москве и Санкт-Петербурге, в Ростовской и Тюменской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, Ханты-Мансийском национальном округе. А, к примеру, в Новгородской, Псковской областях, Поволжье, наоборот, очень мало. А ведь все это только потому, что платежеспособность у населения разная. Вот и возникает такая ситуация. Скажем, есть такой прекрасный город Дербент. Проживают в нем меньше 100 тысяч человек. А вузов и филиалов - 26 штук. Где же они столько абитуриентов берут? Находят! А за счет чего? А за счет того, что стоимость обучения в них очень низкая. Бывает, 6 тысяч рублей в год и даже меньше. Но ведь все понимают, что на такие деньги преподаватели ни из Москвы, ни даже из Махачкалы к ним не поедут. Поэтому организовать качественное образование в таких вузах, на мой взгляд, невозможно.

Поэтому реорганизация высшего образования необходима. Но она должна быть естественной. Ведь среди негосударственных вузов есть очень сильные, конкурентоспособные учебные заведения. А есть и те, кто воспринимал себя как финансовый пылесос, - собирал деньги, но в свое развитие их не вкладывал.

Хороший специалист даже в кризис востребован

Е. Трофимова:

- На сегодняшний день в службе занятости зарегистрировано только 3,3 процента выпускников различных учебных заведений. А из них окончивших вузы - около 18 - 19 процентов. Это немного.

Чем может помочь служба занятости выпускнику? Получить дополнительное образование, повысить квалификацию или пройти переподготовку. Самое главное, что поучиться у нас можно совершенно бесплатно. Да еще и получать стипендию. С нового года, кстати, она составит 850 рублей. Еще с января Москва будет доплачивать к пособию по безработице, которое установлено в России, определенную сумму, а также компенсировать проезд до места учебы.

Если говорить о банке вакансий, то сегодня в службу занятости их предоставляют всего 10 процентов предприятий и организаций Москвы. Но чаще всего это самые крупные компании. Более 70 процентов вакансий в банке - рабочие профессии, около 30 - вакансии для специалистов и служащих. Такие специальности, как бухгалтер, почему-то остаются невостребованными. Большой спрос на инженеров, менеджеров, рабочих.

П. Пилипенко:

- Сейчас действительно готовится в вузах много юристов, экономистов, менеджеров. Но вот парадокс: найти хорошего специалиста, владеющего профессиональными компетенциями, не так просто. Ко мне, как к ректору, довольно часто обращаются руководители предприятий с просьбой порекомендовать того или иного выпускника. Но при этом они хотят, чтобы молодой человек был не просто юристом с дипломом, а уже имел опыт работы в какой-нибудь компании, к примеру, в строительной.

Выпускникам и государственных, и негосударственных вузов приходится конкурировать с выпускниками прошлых лет, со специалистами, имеющими практический опыт работы. Проблема обостряется все больше и больше. Мы поняли, что студентам нашего вуза, помимо фундаментальных знаний, надо давать возможность прямо в стенах вуза получать практические умения, чтобы они могли конкурировать с теми, кто работает в той или иной сфере уже давно.

Поэтому студенты нашего института проходят стажировки, расширенные практики, а на последних курсах даже совмещают учебу с работой. Мы, в свою очередь, стараемся, чтобы ребята в этих компаниях закрепились, что нередко удается.

Нужно иметь в виду большой спрос на специалистов, владеющих иностранными языками. Поэтому выпускники-грибоедовцы, помимо основного диплома, имеют еще и диплом переводчика. Конечно, выпускники должны в совершенстве владеть и информационными технологиями. Все это возможно только в рамках дополнительных образовательных программ, которые «заточат» выпускника под рынок труда. В конечном счете процесс получения глубоких профессиональных знаний в нашем вузе совмещен с реальной помощью в трудоустройстве.

Л. Поддубная:

- На мой взгляд, образование прежде всего должно быть доступным. Московская финансово-юридическая академия предоставляет такую возможность. В некоторой степени к нам легче поступить, но все остальное зависит от самого студента, от его желания стать успешным в жизни. Кадровое агентство МФЮА занимается и организацией практики студентов, и их трудоустройством. Наши старшекурсники, получая дипломы, уже хорошо знают о своем будущем месте работы.

Востребованность наших выпускников на рынке труда связана не только с высоким уровнем преподавания профессиональных дисциплин. Многие студенты параллельно получают дополнительное образование. Это и иностранные языки, и компьютерные технологии, а некоторые одновременно получают и второе высшее образование.

Думаю, ведущим вузам, которые серьезно учитывают потребности рынка труда, грядущая демографическая яма не страшна. Желающих получить качественное высшее образование не убавится.

И я бы еще хотела сказать о том выборе, который предстоит школьникам. Где учиться - в вузе или получать среднее специальное образование? Колледж Московской финансово-юридической академии дает возможность получить качественное среднее профессиональное образование и в дальнейшем решать свою судьбу. Колледж - это тот социальный лифт, который позволит молодому человеку, получив рабочую или другую специальность, стать увереннее в этой жизни и более продуманно и взвешенно подойти к получению высшего образования.

По материалам издания Комсомольская правда.

 

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь