Поволжский Образовательный Портал

Интервью для радио Эхо Москвы ректора МГУ им. Ломоносова Виктора Садовничего о поступлении в вуз в 2009 году, об Олимпиадах и Татьянином дне

Опубликовано 03 февраля 2009

В гостях у радиостанции «Эхо Москвы» ректор МГУ Виктор Садовничий.

Ведущая: Ксения Ларина

Ксения ЛАРИНА: Здорово у нас сегодня получается: сегодня в «Родительском собрании» мы отмечаем, конечно же, Татьянин день, причем день в день, прямо сегодня, 25 января. И в связи с таким студенческим праздником, традиционным, у нас в студии ректор Московского Государственного Университета, президент Союза ректоров России Виктор Антонович Садовничий. Добрый день, Виктор Антонович. С праздником.

Виктор САДОВНИЧИЙ: Доброе утро. Спасибо. Всех с праздником.

К.ЛАРИНА: Для вас этот праздник что значит?

В.САДОВНИЧИЙ: Для меня он значит многое, день рождения Московского Университета. И эту традицию мы восстановили в 1993-м году, и она стала неотъемлемой частью нашей жизни. Без нее мы уже не можем.

К.ЛАРИНА: Что сегодня будет в честь праздника у вас? Куда вы отправитесь после эфира?

В.САДОВНИЧИЙ: Сегодня будет Голубой огонек студентов. Приехали ребята из стран СНГ, около 150 человек, лидеры студенческих организаций. Затем будет баскетбольный матч - большое шоу, будут играть и профессионалы, и команды ветеранов – Правительства и Московского университета. И Сергей Борисович Иванов, тренер одной из команд, а я тренер другой команды, будем болеть за победу. Затем будет большой гала-концерт студентов. Они награждают лучших преподавателей, победителей студенческих научных соревнований, форумов. Будет студенческий концерт, в конце его – медовуха.

К.ЛАРИНА: Традиционная.

В.САДОВНИЧИЙ: Традиционная, да. А затем фейерверк, и так до восьми вечера.

К.ЛАРИНА: Ну что ж? Мы сейчас пока – праздник не начался еще – мы займемся трудовыми буднями. Поскольку у нас есть повод для встречи, не только день студента, не только день рождения МГУ и Татьянин день, но и опубликованное в пятницу в Российской газете новое правило приема граждан в государственные и муниципальные образовательные учреждения высшего профессионального образования на 2009-2010-й учебный год. Ну, я не буду сама все рассказывать. Виктор Садовничий, наверное, сейчас поподробнее расскажет, что изменилось и что наконец? У меня, правда, главный вопрос: надолго ли это? Это что, на год? Или в следующем году опять выйдут новые? Вот что больше всего-то волнует.

В.САДОВНИЧИЙ: Вообще-то правила каждый год меняются. Но, конечно, в этом году поздновато вышел, что называется, порядок приема, но он вышел уже зарегистрированный Минюстом. И уже на основании этого порядка высшие учебные заведения будут разрабатывать свои правила приема. Мы провели день открытых дверей раньше. И, конечно, мы не всё могли ребятам сказать, поскольку порядок внес и новые изменения. И в этом смысле много вопросов, как же всё будет проходить в этом году. Потому что ребята готовы поступать, а порядок вышел только что, а вузы еще должны разработать свои правила приема в соответствии с порядком. Поэтому я понимаю тех ребят и то большое количество вопросов, которое пришло по этому поводу.

К.ЛАРИНА: Ну, итак, самое главное – что теперь единое целое: Единый Госэкзамен и вступительные экзамены в вуз. В итоге абитуриент сдает, как я понимаю, 4 экзамена, которые установлены Министерством образования. Он выбирает по своему усмотрению три плюс профильный предмет и русский язык. Ну, там есть некоторые такие нюансы, о которых мне хотелось бы немножко поговорить. Говорят, что ситуацию там спас просто в последний момент Виктор Садовничий. О чем вы там договорились с Андреем Александровичем Фурсенко?

В.САДОВНИЧИЙ: В принципе, конечно, в этом году все экзамены проходят в форме ЕГЭ, по закону. Но есть два больших исключения или, можно сказать, новое в этих правилах, поэтому это тоже вызывает вопрос. Теперь о порядке. Сначала было такое распространенное сообщение Министерства, что будет 4 обязательных экзамена в виде ЕГЭ для всех высших учебных заведений. И эти предметы были названы. И, конечно, это вызвало много вопросов. Скажем, на данную специальность или данное направление никогда не сдавался такой предмет, как, условно, география. Я имел разговор с Андреем Александровичем. И мы договорились уже в последний момент, что в порядок приема надо внести изменения: из этих 4-х предметов высшее учебное заведение по своему усмотрению выбирает 3, сохраняя профильный. Можно и 4, но в принципе, можно и 3. Но при этом, безусловно, только из этого перечня и сохраняя профильный. Если, скажем, была математика, то ее надо как профильную и сохранить. Это сильно помогает, на мой взгляд, потому что дает больше маневра ориентировать прием на отбор более талантливых и подготовленных ребят для учебы по данной специальности.

К.ЛАРИНА: А что такое профильный предмет? Немножечко про это поподробнее.

В.САДОВНИЧИЙ: Профильный определяется сейчас тоже Министерством, хотя раньше это определял вуз, Московский университет в частности. Это тот экзамен, который, как бы для данной специальности считается основным. Если сказать совсем упрощенно, то для естественнонаучных специальностей – это математика, а для гуманитарных – это сочинение, русский язык и литература. Хотя, бывает и другое.

К.ЛАРИНА: Ну, математика – она же входит в обязательный перечень обязательных предметов для ЕГЭ.

В.САДОВНИЧИЙ: Да-да-да, он обязательный. Но также может быть и профильным. И профильный экзамен имеет еще некоторые добавки. Ну, например, по профильному предмету вуз имеет право ограничить баллы по ЕГЭ. Скажем, если результаты по ЕГЭ ниже данного ограничения, то вуз может отказать по профильному.

К.ЛАРИНА: То есть могут даже не допустить до профильного экзамена?

В.САДОВНИЧИЙ: Да. На данный профиль. Так что слово «профильный» имеет такой вес.

К.ЛАРИНА: То есть еще раз, важно. Профильный предмет, допустим, если речь идет об Инязе, о Лингвистическом университете, то это, безусловно, язык, да?

В.САДОВНИЧИЙ: Как правило, да. Хотя Министерство иногда устанавливает другой профильный предмет на отдельные специальности. На том же Инязе есть такое направление «Регионоведение»», и вот там – география. Теперь думаем, что делать.

К.ЛАРИНА: Когда должны заявить об этом вузы? Когда они должны информировать своих абитуриентов о том, какой профильный предмет будет приниматься в этом году?

В.САДОВНИЧИЙ: Очень хороший вопрос, потому что я уже сказал, что порядок прием вышел на днях, всего несколько дней назад. И вузам еще надо какое-то время для того, чтобы все это установить и разобрать. Мы надеемся, что основную информацию, не подлежащую уже никакому изменению, дадим 22 марта в дни весенних каникул школьников. Я думаю, что и большинство вузов распространит такую информацию именно к каникулам. И, конечно, все вузы будут стараться разместить информацию на своих сайтах, и я бы советовал ребятам, если они выбрали вуз, плотно работать с сайтом и с тем разделом, той страницей сайта, которая относится к поступлению.

К.ЛАРИНА: 24 вуза имеют в этом году право проводить свои дополнительные экзамены. Что это? Это творческие вузы или какие-то специализированные, элитные?

В.САДОВНИЧИЙ: Вы знаете, это тоже новация, которая еще до конца, по-моему, не отработана. В чем она состоит? Дело в том, что Правительством был выработан ряд критериев, которые дают право на дополнительный экзамен. То есть, надо, чтобы в данный вуз конкурс в предыдущие годы был не меньше, чем 2 человека на место отличников или медалистов. И чтобы среди зачисленных не было ни одного неотличника. Вот представим. Факультет. Надо, чтобы в предыдущий год на этот факультет конкурс среди отличников был не менее, чем 2 человека на место, и чтобы среди зачисленных не было ни одного неотличника. Очень жесткие правила. Думаю, пользуясь случаем, скажу, что их надо дорабатывать. И дальше просто рассматривались формально предложения. Вуз говорил: вот, моя база данных, вот прошлогодний прием, вот у нас количество зачисленных отличников, вот фамилии. Значит, мы по данному направлению, по данной специальности удовлетворяем критериям для получения дополнительного испытания. Все вузы подали. Их оказалось, удовлетворяющих этому критерию, 24. И в каждом университете несколько специальностей. В Московском университете таких оказалось 8, где выполняются эти 2 критерия. Таким образом, это как бы не волевое решение дать этому вузу такое право, это своего рода соответствие критерию. Другое дело, что эти критерия, на мой взгляд, требуют усовершенствования. К сожалению, я считаю, что они жестковаты.

К.ЛАРИНА: Категория льготников на сегодняшний день что из себя представляет? Я имею в виду абитуриентов прежде всего.

В.САДОВНИЧИЙ: Все сохраняется. Ребята-сироты, инвалиды, соответственно из армии те, кто имеет льготы. Все-все, что было в законах по льготам, сохраняется. Но есть и некоторые изменения. С этого года медаль не имеет права на льготу. То есть медалист-школьник не имеет права на льготу только потому, что он медалист.

К.ЛАРИНА: То есть остается только повесить ее на стенку и гордиться, что ты лучший.

В.САДОВНИЧИЙ: Ну, выходит так. В принципе, я тоже был не среди тех, кто считал, что это надо делать. Но приводились и противоположные аргументы. Это вопрос не обсуждения, хотя я бы считал, что если медаль получена трудовым способом – а я думаю, что в основном это так – то, конечно, это заслуга школьника, который 11 лет старался учиться так, чтобы быть медалистом и получить награду. Небольшую награду – определенную льготу при поступлении. Поживем – увидим.

К.ЛАРИНА: Ну, тогда тут как раз и уместно поговорить об Олимпиадах. Поскольку если отменены медали, то как раз очень активно развивается система Олимпиад. О чем здесь стоит помнить?

В.САДОВНИЧИЙ: Вот это как раз очень важный и хороший вопрос. И здесь мне кажется, что есть определенная роль и Московского университета. Дело в том, что я не был сторонником такого права Единого Государственного Экзамена быть единственной формой поступления. Считал и считаю до сих пор, что талантливые ребята могут и не быть такими уж отличниками, получать очень высокие результаты по ЕГЭ в силу определенной специфики устройства своего мозга. То есть так, как они размышляют. И масса тому примеров. Поэтому, конечно, талантливых ребят – это в каждой стране делается – надо искать. Их надо лелеять, их надо буквально как золото добывать, по крупицам, находить и поддерживать. Мы знаем случаи, когда абсолютный победитель по ЕГЭ, имеющий около 100 баллов, дальше не может учиться по этому предмету, и преподаватели однозначно говорят: «Он по-другому немножко устроен». Поэтому я выступил с предложением создать впервые в России мощную сеть Олимпиадных движений. Надо сказать, что Андрей Александрович Фурсенко поддержал эту идею. Это было непросто, были дискуссии и большая работа. И Союзу ректоров было поручено взяться за эту работу. Вот мы взялись, хотя, может быть, это не совсем наша прямая обязанность. Мы проанализировали все Олимпиады России – это тысячи Олимпиад. Мы выработали критерии по отношению этих Олимпиад: какая относится к первому уровню, второму, третьему уровню, и предложили Министерству, министру 120 Олимпиад в России по разным предметам или комплексному предмету. И попросили, чтобы эти Олимпиады были утверждены приказом, согласованы с Министерством юстиции, а затем установлены были льготы для поступления олимпиадникам. Итак, 120 Олимпиад, победители Олимпиад имеют большие льготы. Например, если победил школьник в Олимпиаде первого уровня и поступает по профилю, то есть по тому предмету, по которому он победил, он может быть просто зачислен без сдачи всего – без ЕГЭ, без сдачи любых экзаменов – он просто уже студент. Или вуз может установить, что, если он победитель, то получает 100 баллов по данному предмету. Ну, и так далее. Это очень хорошие льготы для ребят, но главное, что это не просто льгота, а что это талантливые парни, победившие во всероссийской Олимпиаде, и они имеют страховку от случайностей при сдачи ЕГЭ. Мы очень в Московском университете рассчитываем на победителей Олимпиад. В прошлом году мы взяли больше половины студентов в МГУ - победителей Олимпиад. Работаем по всем направлениям, и я надеюсь, что в этом году мы тоже возьмем значительное число ребят, наверное, около половины приема как победителей Олимпиад.

К.ЛАРИНА: Только победителей или финалисты тоже входят в это?

В.САДОВНИЧИЙ: Там победителем называется, как бы, диплом первой, второй и третьей степени. И разрешается по положению, до 45% участников заключительного тура считать победителями. То есть, в принципе, возможно. Если участвуют в заключительном туре 100 человек, то 45, в принципе, могут называться победителями, то есть иметь дипломы первой, второй, третьей степени. Это очень великое дело. Я считаю, что мы олимпиадное движение России просто должны лелеять, беречь, развивать, совершенствовать, потому что в итоге наши планы – и Министерство с этим согласно, и Андрей Александрович Фурсенко согласен, и мы с ним это обсуждали – что это может быть и 10, и 15 процентов ребят, поступивших в вузы через Олимпиады. Может быть, и больше. Вот наша цель состоит в поддержке олимпиадного движения.

К.ЛАРИНА: Условия приема на платное отделение чем-то существенно отличаются от бюджетных?

В.САДОВНИЧИЙ: По-прежнему, если это регулярный способ, мы берем на платное отделение тех, кто не прошел по конкурсу, немножко не добрал. Хотя есть в ряде вузов, и в Московском университете тоже, небольшие факультеты, которые целиком на платной форме. Но я говорю о тех, где есть и бюджетники, и платники. Итак, не прошел по конкурсу, есть минимальная цена оплаты за обучение в вузе – она устанавливается по формуле в зависимости от бюджета – и вот не ниже этой минимальной цены вуз устанавливает оплату. Если есть большой конкурс среди платников, вуз может поднять эту цену. Это называется рыночный механизм. Я как раз на предыдущей конференции и сейчас хочу сказать, что я выступаю за определенные ограничения роста платы за обучение. Нам надо это сделать. Потому что цель университета – не зарабатывать, а цель университета – дать доступ к образованию. В принципе, само платное образование, может быть, явление времени, я так считаю - в таких масштабах и такая цена. Но поскольку это уже есть, то я бы считал, что вот эту верхнюю планку тоже надо ограничивать.

К.ЛАРИНА: Ваше отношение к двухуровневой системе образования?

В.САДОВНИЧИЙ: В общем, это определенное, конечно, копирование мировых образцов.

К.ЛАРИНА: Ну, если это успешно, почему нет?

В.САДОВНИЧИЙ: Ну, да. Вот я скажу о своих позициях. Конечно, в принципе, такая форма подготовки может быть, и в ряде случаев она абсолютно оправдана. Не хотелось бы называть те науки и специальности, но ко многим это подходит. Но есть специальности, по которым 4-летняя подготовка будет в ущерб. Я неоднократно говорил, что, назовем их в кавычках «тяжелые» специальности, как технические – авиастроение, ракетостроение, различные направления, связанные с проектированием машин, механизмов, связанные со спецтематикой. Я считаю, что и математика, и биология, биоинженерия, и информатика, и химия фундаментальная – это те направления, которые требуют подготовки не менее 5 лет, а то и больше, у нас вот физики сейчас готовятся 5,5 лет. Поэтому я выступаю за то, чтобы очень внимательно отнестись к такому поголовному введению двухуровневой системы. Знаете, мы как-то любим: сделали, а потом говорим «Ой, а кто же виноват?» Вот мне кажется, что лучше не делать, а лучше сначала все продумать. Мы направили перечни направлений - Союз ректоров, технические вузы, Московский Университет – в Министерство, где мы просим и отстаиваем право подготовки не 4 года бакалавров, а 5-летних специалистов. Но, повторюсь, что, безусловно, есть направления, которые уже приняты, и вот, наверное, они будут продолжать существовать как двухуровневые – бакалавр, магистр. Мне задают вопрос «Ну, а почему вы против того, что потом после бакалавра еще 2 года – и вот он шестилетний магистр?» Но дело вот в чем. Ведь общее образование будет 4-летним, магистрами будут не все. Следовательно, магистров будет определенный процент. Можно спорить, какой – я считаю, что он не будет большим. Таким образом, если взглянуть в целом на проблему, то в целом образование будет 4-летним. Тогда я спрашиваю: а что лучше, 4 или 5, что больше? Ну, пока считают, что 5 больше, чем 4.

К.ЛАРИНА: Ну что же? Я не буду монополизировать все время эфирное сегодня в нашем собрании. Напомню, что у нас сегодня в студии ректор МГУ Виктор Садовничий. Мы объявляли горячую линию, и, конечно, главные вопросы, безусловно, будут связаны опять же с порядком приема в высшие учебные заведения. Я думаю, что во второй части после новостей мы будем принимать телефонные звонки. Также напомню, что вопросы ваши принимаются и на SMS +7 985 970-45-45. И телефон прямого эфира напомню: 363-36-59. И пока у меня к вам еще такой вопрос. Поскольку передача наша существует давно, «Родительское собрание», я уже могу себе представить, уже понятен перечень претензий к вузам и к школам, какие проблемы являются самыми главными и для учащихся, и для родителей. И как я понимаю, одна из главнейших проблем сегодня – это вот такой зазор, пропасть между школой и вузом, я имею в виду по уровню и по качеству знаний. Каким образом нам, все-таки, преодолеть вот это расстояние? Каким образом можно перейти на другой уровень качественного образования среднего, прежде всего, чтобы человек, выпускник школы, мог позволить себе, не прибегая к помощи репетиторов, поступить, допустим, в Московский государственный университет? Что для этого, на ваш взгляд, не хватает, ну и в принципе, как вы оцениваете общее качество среднего образования на сегодняшний день?

В.САДОВНИЧИЙ: Очень хороший вопрос, и он очень правильный. И действительно мы столкнулись с тем, что есть разрыв. В октябре-месяце было заседание Совета по науке, образованию и технологиям при президенте, и вел это заседание Дмитрий Анатольевич Медведев. И мне выпала честь делать доклад по ситуации в школе. В результате обсуждения президентом было принято решение создать такую программу «Наша новая школа», и это вошло в послание президента. Я считаю, что, действительно, сейчас самое время взглянуть на школу не как обычно и не такими частными действиями поддержать, а сделать это, в принципе, как стратегией государственной политики. Почему? Потому что многое накопилось. И 90-е годы трудные, и уход учителей, и старение учителей, и, конечно, то, что вузы стали отрываться по ряду причин от школы. Ушли из школы многие преподаватели из вузов, которые работали в школе. В общем, много проблем накопилось. Конечно, это задача не только федеральной власти, это задача региональных властей. Школа находится в непосредственном ведении региональных властей. Но без общих усилий мы школу не спасем. Что определяет контуры в нашей новой школе? Я считаю, что, прежде всего, это учителя. Даже было предложение, чтобы из Педвуза не каждого брать в школу, а создать некую ординатуру для учителей. Нужны льготы для тех, кто готовит педагогов, и для самих педагогов, и для школ. Вообще, школа должна быть и внешне другой. Это должны быть и красивые здания, и хорошая спортивная площадка. И к школе должны относиться по-другому и семья, родители. На самом деле, это общая задача – об этом много говорилось. А то получается, что, вот, мы отдали, вы там отвечайте.

К.ЛАРИНА: А содержание образования не должно какие-то вообще изменения претерпевать, на ваш взгляд?

В.САДОВНИЧИЙ: Безусловно. Вообще, это называлось - и это на Совете почти каждый выступающий называл – что надо выделить где-то 3 предмета примерно, на которые надо делать упор. Безусловно, это математика. Безусловно, это русский язык. Говорилось об истории. Потому что сейчас не поймешь, что главное? Все предметы важны, все нужны, и школьник, якобы, перегружен. Когда мы учились, предметов тоже было много, но мы не считали, что перегружены.

К.ЛАРИНА: Это вопрос методологии, скорее всего. Вопрос «как преподавать?»

В.САДОВНИЧИЙ: Вопрос «как?» Поэтому вопрос школы – важнейший. Что касается высших учебных заведений, то мы как-то постепенно пришли к всеобщему высшему образованию, практически. Потому что прием в вузы и выпуск школ сравнялся. А кто-то говорит даже, что сейчас больше принимают в вузы, чем выпускников школ. Поэтому, безусловно, если говорить в целом, это не есть проблема, куда поступить, потому что все поступили. А вот если говорить о поступлении в ведущие и сильные университеты, то, конечно, всегда остается вопрос - Вот я хочу, почему мне это трудно? Ну, это отдельная тема. Здесь нельзя обвинять и университеты – они ведь готовят элиту.

К.ЛАРИНА: Обвиняют в том, что завышенные требования предъявляют для выпускников.

В.САДОВНИЧИЙ: Но ведь надо подготовить тех, кто на мировом уровне готов конкурировать.

К.ЛАРИНА: Безусловно. Безусловно.

В.САДОВНИЧИЙ: На эту тему можно долго дискутировать. Безусловно, правда в этих вопросах есть, но я бы не стал считать, что отсюда следует, будто те университеты должны снизить требования и, следовательно, будут готовить как все.

К.ЛАРИНА: То есть лучше все-таки, чтобы школа подтягивалась?

В.САДОВНИЧИЙ: Лучше школы. И спецработа со школами. И Олимпиады, и спецшколы, и подготовка учителей. Вот, кстати, на Совете называлось: «Давайте сделаем курсы учителей при ведущих университетах, летние». Приезжает 500 математиков со всей страны в МГУ, и мы месяц преподаем для них, повышаем квалификацию, как говорится. То же самое делает другой университет. Университеты сейчас ушли – это тоже проблема нашего учителя: он оставлен. Но это мера. Здесь нет легкой победы.

К.ЛАРИНА: Понятно. Ну что? Сейчас новости слушаем, потом продолжим. Уже с вашим участием, обращаюсь я к нашим слушателям.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем «Родительское собрание». Здесь Ксения Ларина, здесь мой сегодняшний гость ректор МГУ и президент Союза ректоров России Виктор Садовничий. Я напомню все наши средства связи еще раз: SMS +7 985 970-45-45, телефон 363-36-59. И начну с вопросов, которые пришли на наш сайт. Каковы правила приема для абитуриентов из стран СНГ, Виктор Антонович?

В.САДОВНИЧИЙ: Тоже очень важный вопрос. Надо сказать, что до последнего момента они тоже были неизвестны. Более того, сказать, что я сегодня их видел уже принятыми, нельзя. Сначала было решение, что ребята из СНГ должны сдавать ЕГЭ. На комиссии по соотечественникам под председательством министра иностранных дел Лаврова и в других местах, я настойчиво говорил, что ребята из СНГ не могут сдавать ЕГЭ по нашим правилам и поступать по ЕГЭ. Договорились, что для ребят из СНГ будет сделано исключение, и они не будут сдавать ЕГЭ, а будут сдавать испытания в вузе, как было и ранее.

К.ЛАРИНА: То есть как вступительные экзамены?

В.САДОВНИЧИЙ: Как вступительные экзамены. Кстати, и такие же возможности, такие же правила относятся и к ребятам с ограниченными физическими возможностями – они тоже освобождены от сдачи ЕГЭ. Но для этого им надо принести справку, и сейчас в школах такие документы, мне известно, готовятся.

К.ЛАРИНА: Но, все равно, в любом случае документ о среднем образовании должен быть?

В.САДОВНИЧИЙ: Да-да-да, конечно. Документ о среднем образовании, аттестат, подлинник – все должно быть.

К.ЛАРИНА: «Уважаемый Виктор Антонович, - спрашивает Николай Новиков, учитель из Москвы. – Почему ректоры институтов тянут до последнего со списком экзаменов ЕГЭ для абитуриентов? Неужели так трудно с этим определиться? Мой сын поступает в Плехановское, и до сих пор нет списка экзаменов. Не верится, что и 1-го февраля список появится. Минобразования для экономистов определило 4 экзамена – русский, математику, английский, обществознание – и ничего не понятно. Теперь появилась информация, что будет только 3 экзамена. Еще вуз может еще какой-нибудь свой экзамен ввести. А перечень экзаменов от Минобраза – это просто филькина грамота для вузов», - считает Николай Новиков. Я прочитала, целиком процитировала этот вопрос, поскольку таких вопросов много, по каждому институту своя история вот таких вот неразберих. Пожалуйста, ваш совет?

В.САДОВНИЧИЙ: В первой части нашей передачи мы об этом уже говорили. Всего несколько дней назад вышел порядок приема. И, конечно, вузы до выхода порядка не могли определить свои правила. Сейчас они определяют свои правила, и в ближайшее время, в ближайшие дни – это, на самом деле обязанность вуза – принять свои правила приема. Что касается количества экзаменов, то мы уже говорили, что из рекомендованных ранее 4-х экзаменов, вузу дано право выбрать 3 по своему усмотрению. Причем, профильный сохранить, тот профильный, который на данный факультет, на данном направлении и на данной специальности есть. Теперь что касается того, что дополнительные какие-то экзамены вводятся – мы тоже это обсуждали - никаких дополнительных, кроме тех экзаменов, которые разрешены по списку, утвержденному Правительством, на самом деле Министерством, не будет. Они все перечислены в том списке. Это и те, о которых мы говорили, что там только отличники, а также те дополнительные испытания, где ребята поступают на творческие специальности – искусство, художественная подготовка и так далее.

К.ЛАРИНА: Вопрос от студента из Санкт-Петербурга, Антон спрашивает вас: «С чем связан запрет перевода на первый курс второй семестр на платное отделение в вузы Российской Федерации? Данное положение сохраняется как пережиток старой системы или из-за отсутствия процедуры перевода?»

В.САДОВНИЧИЙ: Ну, вопрос тоже хороший. На самом деле, МГУ может переводить – мы пользуемся определенными правами автономии – мы это делаем. Но в целом я думаю, что по агентству, наверное, есть такая рекомендация, а может быть даже и письменная – я точно не знаю, поскольку мы не входим в агентство. Аргумент я знаю, почему после первого семестра не приветствуется перевод. Считается, что это может быть способом обхода вступительных испытаний всего несколько месяцев назад. То есть, условно, вот только что были вступительные испытания, прошло 3 месяца и гражданин просит перевестись. Но я повторю, что на самом деле я бы не делал это абсолютно незыблемым правилом. Бывают разные обстоятельства, очень разные. И бывает так, что изменились семейные обстоятельства, какие-то другие обстоятельства. Или просто видно, что мальчик не туда попал – для этого надо с ним поговорить.

К.ЛАРИНА: То есть в каждом индивидуальном случае там особый разговор, да?

В.САДОВНИЧИЙ: Да. Мы это делаем. Я бы считал, что это надо делать. Хотя, конечно, регулярно переводы осуществляются летом, по окончании первого курса специальной комиссией каждого вуза.

К.ЛАРИНА: Ирина, абитуриентка из Москвы, будет поступать на Юрфак МГУ: «Можно ли узнать, когда будет известен точный перечень вступительных испытаний и может ли он изменяться в дальнейшем? – это первый ее вопрос, и второй. – Скажите, в каких Олимпиадах я имею право участвовать, если я окончила школу в 2008-м году?»

В.САДОВНИЧИЙ: Что касается Юрфака, то в ближайшее время это будет. Мы на дне открытых дверей 22 марта – это уже решенный вопрос – будем точно все объявлять и раздавать все материалы. Я советую быть связанным с сайтом Юрфака. Мы будем стараться в ближайшее время, еще до дня открытых дверей определиться – сейчас как раз то время.

К.ЛАРИНА: Про Олимпиады. Если человек школу закончил.

В.САДОВНИЧИЙ: Что касается, в каких Олимпиадах участвовать? Можно участвовать в любых Олимпиадах. Я еще не назвал Всероссийскую Олимпиаду, которая была и будет. Плюс это 120 Олимпиад российских, о которых мы говорили и которые утверждены. В любой из Олимпиад выпускница может участвовать. Что касается Олимпиады, которые наиболее близки Московскому университету, и за которые он организационно отвечает, - это Олимпиада «Ломоносов», очень большая. Где-то 20 тысяч абитуриентов на начальном этапе участвует в этой Олимпиаде. И Олимпиада «Покори Воробьевы горы», которую мы проводим вместе с газетой «Московский комсомолец» - тоже 10 с лишним тысяч на начальном этапе участников. Так что, мы приглашаем, если в МГУ, то на эти 2 Олимпиады. А так – любые 120.

К.ЛАРИНА: Ну что? Теперь можно взять наушники. И мы несколько телефонных звонков должны услышать. Пожалуйста, я напомню телефон 363-36-59, мы готовы услышать ваши вопросы. Алло, здравствуйте. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос к герою передачи.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста. Как вас зовут, только представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир Иванович из Челябинска.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я обращаюсь к товарищу Садовничему не как к ректору Московского университета, а как к председателю Совета ректоров страны. Ну, первый тезис. Вот, ЕГЭ по математике в том виде, в каком он существует, - это вредительство. Значит, почему? Потому что геометрия там представлена таким образом: 3 задачи из 26, и в периферийные вузы большинство поступающих задачи по геометрии вообще не решают. Учителя подстроились, и геометрию в школе практически не изучают. Значит, в связи с этим инженеров подготовить из выпускников нельзя физиков, нельзя (НЕРАЗБОРЧИВО).

К.ЛАРИНА: Это мы поняли, поняли, поняли. Да, пожалуйста. Покороче.

СЛУШАТЕЛЬ: Мой вопрос. Почему никто не борется с математикой?

К.ЛАРИНА: Все поняли. Спасибо за вопрос. Да, возникал тоже. И часто бывают у нас в студии учителя математики, которые тоже про убийство геометрии говорят.

В.САДОВНИЧИЙ: Ну, я думаю, что мне задал вопрос человек-профессор, который знает, что я математик. Я абсолютно также, как и в вопросе, считаю, что ЕГЭ по математике не является удовлетворительным. И, конечно, полностью согласен, что уходит геометрия, а это основа вообще математики. Это ведь воображение геометрическое и пространственное воображение. И считаю, что вообще говоря, по математике обязательно нужно дополнительное испытание. И, кстати, в МГУ оно будет. Но сказать, что мы не боремся, нельзя. Надо посмотреть, что мы делали, что говорим, и, собственно, Олимпиады – это есть ответ на то, что вы говорите. Я знаю, что Министерством сейчас предпринимаются дополнительные усилия. Именно по ЕГЭ по математике создана определенная группа из квалифицированных математиков, которая предлагает новую версию вопросов по ЕГЭ. Показывали и мне, как математику, эту версию. Но все-таки я считаю, что математика – это тот предмет, царица наук, которая обязательно должна быть проэкзаменована таким способом, чтобы понять, умеет ли человек мыслить и приспособлен ли он в принципе к этому? Так что ответы «Да-Нет», или даже простые вычисления – это, конечно, не способ приема на математические направления.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Московская область.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел задать вопрос Виктору Антоновичу относительно содержания школьного образования. Кажется, что в последние годы наметилась неприятная тенденция гуманитаризации этого школьного образования. Действительно, изгоняется математика, изгоняется геометрия. (НЕРАЗБОРЧИВО)

В.САДОВНИЧИЙ: Сергей, согласен. Согласен. Ну, может быть, слово «изгоняется» надо мягче сказать, но в принципе я полностью согласен: сокращаются объемы преподавания математики, химии, физики. Не преподается в школе астрономия – это вообще нонсенс.

К.ЛАРИНА: То есть этого предмета нет больше?

В.САДОВНИЧИЙ: Нет. В школе он не преподается. И, конечно, мы не против и никто не против того, чтобы были гуманитарные науки, но их надо умело выбирать, что преподавать. Вот на Совете, который мы упоминали, который вел Дмитрий Анатольевич Медведев, как раз и говорилось, что естественнонаучное образование – это, конечно, основа фундаментального образования. Я даже раздал членам Совета картину «Устный счет» - это известная картина о земской школе. И члены Совета решали эту задачку, и это было некое такое оживление на Совете. Почему? Потому что я хотел даже этой картинкой привлечь внимание, как важно преподавать естественнонаучные дисциплины. Гуманитарные – да, безусловно. Русский язык – безусловно. История – безусловно.

К.ЛАРИНА: Литература.

В.САДОВНИЧИЙ: Литература. Но все это надо суметь так подать, чтобы это любили и воспитывались, это было базовое гуманитарное образование.

К.ЛАРИНА: Еще вопрос. Алло, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Олеся из Казани. У меня такой вопрос, по поводу нового положения по поводу Олимпиад. Вот вы говорили то, что Олимпиады в прошлом году зачислили больше половины всех студентов, которые сейчас учатся.

В.САДОВНИЧИЙ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. В этом году такие же условия или нет? Потому что я слышала, что сейчас есть победители и есть призеры. Кого из них будут принимать?

К.ЛАРИНА: Спасибо.

В.САДОВНИЧИЙ: В этом году, конечно, есть новшества. Они связаны с тем, что введен приказ о 120-ти Олимпиадах, и там определены льготы. Победителями считаются призеры, получившие диплом первой степени, второй и третьей. И в принципе, все они могут быть приняты в вуз. Но в какой степени берет вуз без экзаменов? В какой степени он ставит 100 баллов по предмету? Это право дано вузу. Поэтому если вы выбрали свой вуз, вы просто посмотрите, какие льготы Ученый совет вуза предоставляет победителям с дипломами первой, второй и третьей степени. Есть одно новое обстоятельство в этом году. Оно состоит в том, что если вуз решил предоставлять льготы победителям Олимпиады первого уровня, то он обязан предоставить эти льготы всем победителям всех Олимпиад в России первого уровня. То есть, если, скажем, Московский университет проводит Олимпиаду «Ломоносов», и решил зачислять в МГУ победителей первого уровня, то университет не может отказать в зачислении победителям Олимпиад первого уровня, скажем, проводимых в Томске. Мы обязаны дать равные возможности всем победителям Олимпиад первого уровня по всей стране, по данному предмету. Предоставлять одинаковые льготы.

К.ЛАРИНА: Вопрос на SMS, Вадим спрашивает: «Изменится ли стоимость обучения в условиях экономического кризиса?»

В.САДОВНИЧИЙ: Вопроса мы коснулись в первой части. Безусловно, я думаю, что в целом система образования это ощутит, и, наверное, уже студентов, желающих учиться на контрактной форме, будет меньше и, соответственно, изменится и плата. Я даже выступаю за то, чтобы и обязательный минимум установить. Мы говорили о том, что верхнюю планку надо бы ограничить, и мы за это выступаем. Но я считаю, что, может быть, и формулу, устанавливающую минимум обучения, тоже, может быть, можно понизить. Но это вопрос к Министерству финансов, к Министерству образования, потому что это, безусловно, вопрос связан с бюджетом вуза.

К.ЛАРИНА: Ну вот буквально сегодня в день российского студенчества представители молодежного движения одной из партий проводят пикет, на котором требуют отмены Единого Госэкзамена и введения вообще бесплатного обучения в вузах хотя бы на период кризиса. Как вы думаете, насколько вообще выполнимы такие требования?

В.САДОВНИЧИЙ: Думаю, что сейчас, конечно, это невыполнимо. Но надо, конечно, иметь в виду, что ряд стран имеют бесплатное образование - например, Франция, Германия. Это, безусловно, вопрос важный. И надо построить такую систему образования, которая дает возможность получать образование человеку из любой страны – вот, только по таланту, если он сдал экзамен. И, в общем, я бы сказал, что с некоторым оцепенением наблюдал за ростом цен на обучение у нас в стране. Тем самым ведь устанавливается дифференциация. Уже есть цена за обучение более 10 тысяч долларов. Тогда вопрос: какая семья? Значит, уже есть неравенство. Поэтому об этом надо очень внимательно думать, наблюдать, и, конечно, я не знаю об этом митинге и не думаю, что это реально. Но, конечно, мы должны серьезно обсуждать, аналитически обсуждать, что вообще доступность образования – это главнейший вопрос.

К.ЛАРИНА: Мы сегодня с вами не касались самого щекотливого и популярного вопроса, связанного с коррупцией в высших учебных заведениях. Не знаю, что здесь можно предъявить аудитории в качестве доказательства того, что вы, как президент Союза ректоров России, этой проблемой тоже озабочены. Но не секрет, что существует теневая вузовская экономика. Все знают тарифы, даже сайты целые, которые на этом работают и публикуют те суммы, которые необходимо заплатить для того, чтобы куда-то попасть, что-то пересдать. Ну, в общем, короче говоря, вы поняли мой вопрос. Есть ли у вас что по этому поводу сказать, Виктор Антонович?

В.САДОВНИЧИЙ: Ну, отрицать, что ее нет – я не буду, и это неправда – она есть. Я все-таки уверен в том, что в это слово, в это понятие приписывается очень многое. И, кстати, некоторые наши коллеги из университетов дают цифры, размеры коррупции в России, которые стали гулять. Я не знаю, на примере кого они эти цифры выводили. Но, конечно, здесь есть еще и абитуриенты, которые платят за репетиторство, или родители. И в народе, конечно, говорится: вот я заплатила за поступление такую-то сумму – все это суммируется. Но повторю, что я не отрицаю и те преступные схемы, которые могут быть. Конечно, каждый вуз пытается как-то бороться. Мы не допускаем к аттестационным комиссиям тех преподавателей, которые репетиторствуют, и у нас есть подпись каждого преподавателя, прежде чем он станет членом Экзаменационной комиссии, что он не репетиторствует – просто личная подпись. Но я не исключаю, надо быть очень наивным, что нет таких корпоративных связей, которые что-то могут делать. Говорят, что ЕГЭ устранит коррупцию, вот даже есть записка. Я посмотрел с Украины, на украинском языке – спасибо, я хорошо говорю по-украински, в ней говорится: «Вот вы там боретесь, а Украина ввела и все вопросы решены». И «всего вам доброго, учитесь у нас». Ну, слава Богу, если на Украине все это решено, хотя у меня только что были ректоры Киевского университета и других вузов, и говорили другое. Но, слава Богу. Конечно, и ЕГЭ – это тоже не есть панацея, с ним тоже надо быть очень внимательным. Зло коррупции, безусловно, надо выжигать. И, наверное, не только такими обидными оскорблениями в адрес ректора. Ректор не может участвовать в этих схемах и никогда не будет – у него есть другие заботы. А вот бороться со схемами – здесь задачи всех – и органов, и общества. Ведь коррупция – это две части: кто-то дает, кто-то берет. Представить, что, скажем, немец даст взятку за поступление, невозможно.

К.ЛАРИНА: Да о чем вы говорите…

В.САДОВНИЧИЙ: Он сам этого не может себе позволить. Поэтому за это дело надо браться всем. А факты известной коррупции обязательно делать публичными. Обязательно.

К.ЛАРИНА: И еще одна тема, тоже которую просят наши слушатели коснуться. Место Московского государственного университета в мировых рейтингах: по одному – 5-е место, по другому – 87-е место. Ну, вообще, давайте. Насколько я знаю, там разные варианты, там тоже есть свои схемы, пользуясь этой терминологией. Насколько это все соответствует действительности все, что опубликовано в мировых рейтингах?

В.САДОВНИЧИЙ: Я вот хочу тут употребить слова: соревноваться надо по Гамбургскому счету. То есть надо предъявлять те рейтинги и те данные, которые проверяемы, не опровергаемы и просчитываемы. И только так можно определять место университета в табеле о рангах. Рейтинги, которые были до сего – я ответственно заявляю – у Московского университета не запрашивали ни разу никаких данных. Значит, они брали эти данные из каких-то других источников, а может быть, даже и без оных. Я встречался с руководителями рейтинга, приложения к газете «Таймс» - это 2 человека, и с ними беседовал. Мне кажется, они были смущены после беседы. Они извинились, что они не запрашивали у Московского университета никаких материалов. Недавно агентство «РейтОР», независимое рейтинговое агентство попросило более чем 500 мировых университетов представить материалы по данным вопросам. Главный критерий – это качество образования. Это и читаемые курсы, и соотношение студентов на одного преподавателя, это и цитируемость научных работ, и мировые премии разного уровня, и так далее. Значительная часть откликнулась, кто-то сказал, что можно пользоваться их отчетом или сайтом. Например, вузы Великобритании сказали, что берите отчеты в наших Министерствах. Все это было проделано, все открыто и подведен предварительный итог этого рейтинга. МГУ оказался на 5-м месте в мировом табеле – это высокое место. На самом деле, мы по ряду показателей были выше. Нас понижают 2 показателя – это количество иностранных студентов, мы меньше учим иностранных студентов, чем австралийские вузы, американские вузы и европейские. И финансирование. Но по другим мы вообще на первом месте. Но вот наше – 5-е место. 10 февраля будет презентация «РейтОР» этого рейтинга. Там будут предъявлены тома материалов, они все проверяемые. Это настоящий Гамбургский счет. Еще добавлю, что в первую сотню впервые вошло 5 российских вузов, а в Топ-500 – более 40. Это, я думаю, правда, потому что смотреть рейтинг, в Топ-500 которого только один российский вуз – это просто неправда. Ну, неправда. Давайте с кем угодно об этом поговорим. Так что вот рейтинг РейтОРа, мне кажется, это хороший взгляд через качество образования. И главное, он показал, что рейтинги – это не абсолют. Конечно, многое зависит от критерия, но все-таки он еще и показал, что есть так называемый Гамбургский счет – то есть считать по справедливости.

К.ЛАРИНА: Ну что же, и в конце мне хотелось бы все-таки, наверное, выразить соболезнование вам как ректору и вообще коллективу Московского Государственного Университета в связи с трагической гибелью вашей студентки, журналистки Насти Бабуровой, с которой, с этой истории, с этой трагедии началась эта неделя, хотя она заканчивается таким вот праздничным днем. И если вам есть что сказать по этому поводу, то вам слово.


В.САДОВНИЧИЙ: Я был на Журфаке, принес цветы к портрету Насти. Ее товарищи по группе рассказали, какой она была. Она была очень отчаянной. Она владела боевыми видами борьбы. И можно предположить, что она была просто уверена в себе, что она может оказать сопротивление, даже, может быть, и задержать. У нее был и характер соответствующий, и, безусловно, она имела, я думаю, то воспитание и ту гражданскую позицию, которые должна иметь настоящая студентка Московского Университета. Я написал письмо родителям и с извинениями, и со своим мнением о Насте. Конечно, трагедия. И когда погибает студент – это несправедливо. Ему надо жить и работать.

К.ЛАРИНА: Ну что же? Спасибо большое. Отпускаем вас. Счастливо, и надеюсь, продолжим наши разговоры, поскольку вопросов огромное количество, и они не иссякнут никогда. Так что, всегда рады вас видеть, Виктор Антонович. Еще раз с праздником.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо. С праздником.

По материалам радиостанции Эхо Москвы.

 

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь