Поволжский Образовательный Портал

В правительстве и в министрестве образования и науки разрабатывают срочные антикризисные меры, насколько они помогут?

Опубликовано 02 марта 2009

И как вообще быть в сложившейся ситуации абитуриентам, студентам и их родителям? Об этом мы беседовали с ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым.
 

ПОСТУПИТЬ В ВУЗ БУДЕТ ЛЕГЧЕ

- Ярослав Иванович, этим летом поступить в вуз будет проще, чем прежде. И дело даже не в кризисе. Во-первых, мест для первокурсников в вузах в этом году больше, чем выпускников школ. Во-вторых, заработал ЕГЭ - можно его результаты разослать хоть в десяток вузов и ждать, где «клюнет». На ваш взгляд, такая доступность высшего образования - это плохо или хорошо?

- Что поделать, у нас демографический спад. Примерно на 10 процентов каждый год сокращается количество абитуриентов в крупных городах. И такая ситуация будет продолжаться еще лет пять. С другой стороны, растет спрос на высшее образование. И правильно! Только что наш Центр трудовых исследований завершил интересную работу. Выяснилось, безработица среди людей с высшим образованием составляет полтора процента. Среди тех, у кого среднетехническое образование, - три с половиной - четыре процента. Среди остальных сидят без дела больше семи процентов.

Так что образование - явная гарантия получения работы и надежда на какую-то карьеру.

- В прежние годы Минобрнауки сокращало бюджетные места. И это было вполне логично - экономике страны не нужно столько народу с высшим образованием. Теперь, насколько я понимаю, чтобы смягчить ситуацию в период кризиса, сокращать бюджетные места не будут ни в этом году, ни в следующем: лучше пусть молодежь сидит за партой, хоть чему-то учится. Но таким образом вузы возвращаются к роли «камеры хранения», как как-то выразился министр Андрей Фурсенко. 

- У нас очень неоднородное высшее образование. Поэтому, когда говорят, что экономисты или юристы не нужны, педагогов слишком много, зато нужны медики и инженеры, речь идет скорее не о структуре образования. Нам не нужны плохие инженеры, не нужны слабые экономисты. Нам нужны толковые педагоги, умные врачи, а не те, кто еле-еле получил медицинский или учительский диплом.

  - Правильно. И вот в кризис, если бы нормально заработали рыночные механизмы, мы наконец лишились бы вузов, которые выпускают «товар», невостребованный на рынке труда. Замораживая бюджетные места, мы спасаем и тех, кто плохо учит.

- Насколько я знаю, окончательное решение по антикризисным мерам в вузах еще не принято. Но то, что предлагается, мне кажется несколько заполошным. Вообще, по-моему, не стоит предлагать людям дешевое бесплатное образование вместо хорошего платного. Это небезопасно для будущей экономики.

Есть такое исследование. Люди, окончившие вузы, которые по рейтингам входят в первые пять десятков, получают доход примерно две тысячи долларов в месяц. Окончившие следующие 150 вузов зарабатывают вдвое меньше. А знания, навыки человека, который окончил остальные четыреста госвузов, обеспечивают ему максимум 500 долларов.

К чему мы сейчас толкаем людей? Уходите из более продвинутых вузов в вузы послабее, но на бесплатные места. Выгода от такого решения обманчива. Если ты, недобрав баллов в Бауманке или питерском финэке, не поступаешь на имеющиеся у них – да, недешевые – платные места, а идешь, скажем в областной технологический или в региональную академию гос службы, то по окончании вуза оказываешься совсем в другой ситуации. Ты не выучился так, как выучился бы за деньги в более хорошем вузе. И перспектив у тебя существенно меньше.

Мне кажется, выход не в том, чтобы создавать много бесплатных мест в плохих вузах. Выход, в том, чтобы, сохраняя нынешнюю структуру, сделать более доступной учебу в лучших вузах. Например, ввести образовательный кредит. Сбербанк России сегодня предлагает под гарантии Правительства выдавать такой кредит под 12 процентов годовых в рублях. В течение 10 лет после окончания учебы можно будет его отдавать. Хороший вуз обеспечивает хорошую зарплату. И возвращать за кредит 20 - 25 процентов от заработной платы - не такая уж большая нагрузка.

Кредит - гораздо лучший ответ на кризис, чем расширение дешевых бюджетных мест в вузах. Куда уже больше – у нас в этом году будет больше 400 бюджетных мест в вузах на 1000 выпускников школы. В СССР, при полностью бесплатном образовании, было 170. У налогоплательщиков не хватит денег оплачивать это на достойном уровне. А оплачивать кое-как, символически – это мы уже проходили в 90-х. Тогда и учить будут символически.

- А как же тогда быть с вашей собственной идеей брать в вузы всех, у кого по ЕГЭ не менее 40 баллов? А ведь 40 баллов - это тройка!

- Так и сейчас в вузы идут 80 процентов выпускников школ! Если установить планку на уровне 40 баллов, абитуриентов окажется не больше, чем сейчас, а меньше - примерно две трети выпуска из школ. И сейчас с 35 баллами по ЕГЭ по физике и математике поступают. Причем куда? В технические вузы, где физика и математика - профильные предметы! А такой человек инженером быть не может! Вот если он идет в гуманитарный вуз, где за свои деньги получает возможность послушать умные предметы, что в этом плохого?! Важно, чтобы человек проявил желание учиться!

Закрывать возможность получать общее высшее образование я никак бы не стал. Впрочем, мы и так уже, по-моему, на вершине! У нас 630 человек на 10 тысяч населения получают сейчас высшее образование или после 11-го класса учатся в техникумах. Вот только зачастую учимся плохо.

ПОРА ДОУЧИВАТЬСЯ

- До половины выпускников вузов этого года не найдут себе работы. Уже сейчас, как мне рассказывали, в Москве многих студентов, которые совмещали учебу на старших курсах и работу, погнали с предприятий.

- Не всех студентов повышибали. У нас нет таких апокалиптических данных. Напротив, молодой специалист, если уже его взяли в штат, скорее всего, останется на рабочем месте. На них уже потратились, нет смысла их выбрасывать.

Есть другая тенденция. «Свеженьких» выпускников не готовы брать на работу. Наши средние вузы не дают достаточных навыков для работы на предприятиях. Работодатель в России в среднем тратит от одного до полутора месяцев для того, чтобы вновь нанятого работника переобучить, прикрепляя к нему «дядьку» - квалифицированного специалиста. Только за 2007 год работодатели потратили больше 500 миллиардов рублей на подготовку персонала. Деньги огромные и сопоставимы с бюджетом образования всей России.

Теперь на рынке появились люди квалифицированные, с опытом работы. Конечно, в первую очередь на работу будут брать именно их. Так что есть риск, что осенью до половины выпускников очных отделений работу себе не найдет.

- То есть в крупных городах появятся тысячи неприкаянных молодых людей с высшим образованием. И это действительно чревато социальным взрывом. Вот как раз чтобы молодые люди не болтались без дела, и собираются увеличить места в аспирантурах, магистратурах.

- Очень опасно профанировать и магистратуру, и аспирантуру. Если у нас есть необходимость включить потенциал образования в антикризисные меры, давайте будем делать это без ущерба для самого образования. Ну, например, есть у нас человек. Он пять лет просидел в вузе и явно не собирался идти учиться дальше. Зачем мы будем тянуть его в аспирантуру? Он не будет диссертацию писать, заниматься наукой!

Для него лучше создать программу дополнительного образования на год, на два года. Дать ему практические знания. Например, юриста научить основам экономики. Психолога - основам возрастной медицины. Думаю, деньги нужно тратить именно на создание программ дополнительного образования.

Через два года, когда кризис кончится, что мы будем делать с теми, кто пересиживал в магистратурах и аспирантурах?! У нас и так качество высшего и послевузовского образования ниже плинтуса.

ЦЕНУ НЕ ПОВЫШАТЬ!

- Президент страны рекомендовал вузам не повышать плату за обучение на коммерческих отделениях. Удастся ли это сделать? Смогут ли выжить вузы? Или, может, наоборот, сейчас как раз стоит закрыть слабые вузы, которые не в состоянии обеспечить нормальный уровень образования?

 - Мы в ГУ-ВШЭ тоже не будем повышать плату за образование. Но, честно говоря, мы это собирались сделать и сами по себе. Вполне естественно в кризис, когда у части семей падают доходы, идти навстречу людям. Но мне кажется очень опасными призывы заморозить цену на весь период обучения. Цену можно заморозить, но тогда ее нужно регулярно индексировать в соответствии с инфляцией. Вузы должны покрывать свои затраты.
 

- Тем более и госфинансирование вузов будет сокращено...

- Пока бюджеты вузов секвестированы на 15 процентов. Может быть, будет и 30-процентный секвестр. Но - так называемых незащищенных статей. Защищенных статьей - а это зарплаты и стипендии - секвестирование не коснется. Экономическую катастрофу госвузы не потерпят. Вот спад внебюджетных доходов на 20 - 25 процентов вполне реален.

У нас есть четыре группы вузов. Так вот, две - в рискованном положении, две – явно выживут.

Первыми окажутся в тяжелом положении слабые монопрофильные вузы, которые в последние годы даже на бюджет не добирали студентов. Вторая «рискованная» группа - это наиболее активные вузы, где 65 - 70 процентов бюджета - доходы от студентов-платников, и технические вузы, зарабатывающие на разработках для коммерческих фирм.

А вузы, где есть большие отделения дополнительного образования - Академия народного хозяйства, Финансовая академия - пострадают существенно меньше. Если спрос на первое высшее упадет, то спрос на дополнительное образование в кризис резко растет. В 1998 году было то же самое. Выживут и сегодняшние лидеры - Московский и Санкт-Петербургский университеты, МГИМО, ГУ-ВШЭ. Так сложилось, что в эти вузы идут не только самые талантливые, но и самые состоятельные студенты. У их семей достаточно денег, чтобы и в кризис обучить своих детей.

Мало пострадают и вузы с минимумом внебюджетных доходов. Они как были в своем пыльном углу, так и останутся. И будут радостно из этого угла поглядывать на своих более активных коллег: мол, мы же говорили, под лавкой лучше.

Безусловно, активным университетам надо будет помогать. Но и слабые вузы мы не имеем права оставить тихо догнивать. У них же есть нормальные студенты! Если эти вузы не соберут достаточно денег, чтобы продолжать обучение, это скажется на студентах третьего, четвертого и пятого курсов. Разумнее эти вузы присоединить к более сильным университетам.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИСПЫТАНИЯ

- Ярослав Иванович, вы были одним из тех инициаторов новой системы контроля знаний выпускников - того, что сейчас называется ЕГЭ. И вот прошло восемь лет. ЕГЭ стал обязательным. Не раскаиваетесь в своем предложении?

- Действительно, «Вышка» была одним из инициаторов ЕГЭ. И я был в числе тех, кто активно боролся за Единый государственный экзамен. Но мы – уже вместе с ректором МГУ Виктором Антоновичем Садовничим – начиная с 2002 года отстаивали и дополнения к нему - систему федеральных олимпиад и творческих конкурсов. Они нужны для того, чтобы отобрать наиболее талантливых и неординарно мыслящих ребят. Так что в конечном виде сегодня система нормальная.

- Но ваш же вуз получил право проводить дополнительные экзамены, которые во многом нивелируют ЕГЭ...

- Право на дополнительные экзамены Минобрнауки давало вузам, у которых большой конкурс. Такие экзамены не заменяют ЕГЭ, а дополняют его. Вот, скажем, на 50 мест бюджетных приходят 300 человек с баллами от 90 до 100. Понятно, что разница между 96 и 97 баллами - это статистическая погрешность. И было бы несправедливо не посмотреть, на что способны ребята с 96 баллами. Вот тогда вузу и нужна возможность провести дополнительный экзамен.

Двадцати четырем ведущим вузам страны дали право на дополнительный экзамен, в том числе ГУ-ВШЭ - практически по всем факультетам. Это свидетельство того, что министерство убеждено в репутации этих университетов, в том, что они не будут использовать это свое право во вред. Мы, собственно говоря, так и поступили. Наш Ученый совет принял решение о том, что мы воздержимся в этом году от дополнительных экзаменов на всех факультеты, кроме математического факультета и факультета журналистики. Таким же образом поступила, как мне известно, Российская экономическая академия.

По материалам издания Комсомольская правда.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь