Поволжский Образовательный Портал

В России будет введен новый государственный образовательный стандарт, речь идет о полном отказе от традиционной системы обучения

Опубликовано 06 апреля 2009

О том, что в России будет введен новый государственный образовательный стандарт, говорили давно. Но мало кто верил, что это состоится в реальности. Ведь речь идет о полном отказе от традиционной системы обучения и замене так называемого абстрактного образования развитием у учащихся навыков и умений. Сегодня все сомнения остались в прошлом.

Кому нужен этот стандарт?

Окончательный виток, выводящий российское образование на качественно иной уровень, должен быть завершен к 2010 году. Об этом с высокой трибуны заявил министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко. Ревнители всякого рода реформ утверждают, что новшество позволит установить реальное единство образовательного пространства, поможет регламентировать как условия обучения, так и критерии его результатов. Принимать свою программу каждое учебное заведение будет на основе этих стандартов. Правда, в какой мере оно сможет быть самостоятельным в этом вопросе, а в какой — зависимым от федерального стандарта, пока еще неясно.

Создается впечатление, что каждая школа России получит право учить детей как хочет и ребенок не сможет перейти из одной школы в другую. Просто потому, что некоторые предметы новичкам придется изучать дважды, а другие пропадут для них совсем. В советскую эпоху учебные заведения работали по единым программам. Ребенок, который учился, скажем, на Камчатке, переехав в любой другой город страны, попадал на ту же самую программу, на те же учебники. И требования учителей были схожими, поскольку все это образовательное пространство жестко регулировалось сверху. Возможно, ученики хуже воспринимали материал или учителя были недостаточно квалифицированными, но это уже иная тема. Важно другое — результаты.

Я, например, оканчивала школу в пригороде Екатеринбурга, и мои одноклассники, получившие потом высшее образование, стали ничуть не худшими специалистами, чем бывшие московские школьники. Несмотря на то, что по два месяца в году мы работали на уборке сельхозкультур — это было составной частью тогдашнего образования. В других республиках и областях школьников гоняли на хлопок, кто-то убирал урожай турнепса, собирал багульник, но никому это не мешало усваивать знания. Когда Советский Союз распался на множество суверенных республик и каждый бывший район стал продвигать свои «хотелки», в одночасье обрушилось все. В том числе и школа.

— Даже вспоминать не хочется то время, — говорит Людмила Губарева, педагог-историк с тридцатипятилетним стажем. — Одни восприняли это как свободу. Другие — как вседозволенность, потому что получили возможность говорить и делать что хочется, насколько хватает мозгов. В конце 90-х страна начала понемногу подниматься, возник естественный вопрос о состоянии образовательной сферы. Недолго думая, наши государственные мужи решили обновить образовательные стандарты. Их несколько поколений, и разработаны они, конечно, академиками, которые страшно далеки от народа...

В чем же смысл государственного стандарта в образовании? В том, что сообразно ему для каждого класса предлагается блок обязательных знаний, умений и навыков. Эти стандарты критиковали и критикуют поныне многие. Почему? Потому что объем необходимых наук, придуманный для школьников, с лихвой покрывает образовательные требования не только школы, но и вуза. Что же в итоге? С одной стороны, идеологи образовательных стандартов хотят, чтобы каждый ребенок получил определенный набор базовых знаний. С другой — объем информации увеличивается, требования к ее обязательному изучению ужесточаются, а количество часов на преподавание снижается. Не спрашивайте, что происходит в этом случае с качеством обучения.

Пять часов на войну

Попробуем провести сравнительный анализ. Скажем, в первом классе дети знакомятся с известной формулой, придуманной еще в XVI веке: 2 х 2 = 4. Есть и другие версии, утверждают математики, но именно эту решили взять за истину в последней инстанции и еще долго будут воспринимать ее таковой. Вплоть до окончания школы математика, а потом и алгебра раскрывают ученикам все ту же формулу, только в более усложненных вариантах.

Как складывается учебный процесс в других дисциплинах? Обратимся все к той же истории... С точки зрения психологии, школьник способен воспринимать историю окружающего мира только тогда, когда знает историю собственной страны. В 10-11 лет еще можно начинать воспитывать патриота на примере достижений своей страны, ее трагедий, побед и героев. И нужно. Если обратиться опять же к советскому времени, преподавать предмет начинали с «Истории России» именно в пятом классе. И целый год изучали биографию родного государства, а уже после переходили к Средним векам — этот раздел тоже изучали в течение года. Сейчас в 6-м классе на Средние века отведено одно полугодие. А что такое Средневековье? Это база. В нем вся европейская культура. Но школа проскакивает ее галопом и во втором полугодии шестого класса начинает заниматься «Историей России». Еще часть учебного периода уходит под историю нового времени — зарубежья, которое детям вообще «до фонаря».

— Следуя стандарту и требованию времени, учитель не может не давать им этих знаний. А в советское время мог! — продолжает Людмила Губарева. — У меня было право регулировать объем часов по разным темам, добавить на одну (предположим, увеличить число уроков на изучение событий Великой Отечественной войны) и уменьшить на другую. При этом тоже существовал государственный стандарт, но он давал поле для маневра. Сегодня все жестко регламентируется, и ни о каком творческом подходе к преподаванию предмета речь уже не идет.

На всю Отечественную войну, вместе со Второй мировой, дается пять часов. Даже на повторение времени не остается, каждый урок ученикам предлагается новая тема, никак не связанная с предыдущей. О каком закреплении материала, детальном изучении событий может идти речь? Учитель перечислит, что происходило, и заставит детей прочитать учебник. Кто талантливее, тот прочтет... Считается, что до 9-го класса школа дает детям базовое образование. В десятый класс они приходят для углубления знаний. А что углублять?.. Потому-то на просьбу назвать командиров Красной Армии школьники отвечают: «Колчак, Врангель»...

Что от нас могут потребовать в ближайшем будущем? А вот что. Есть госстандарт, то есть государственная программа, на основе которой работает преподаватель, и есть авторская, которую он тоже хотел бы использовать. Чтобы реализовать свои намерения, учителю необходимо сначала сравнить ту и другую, выделить соответствия и нестыковки и из программы авторской убрать все, что не имеет отношения к стандарту. В итоге бывает, что в некоторых авторских программах вообще ничего не остается. Характерный пример — учебник по Средневековью В. Сокурова. Интереснейший, неор-динарный. Но в стандарт он вообще никак не вписывается.

Безусловно, введение образовательных стандартов имеет под собой разумные основания. Но, видимо, широкая русская душа и здесь шагает через край, стандарты возвели в культ.

Реформа на три с минусом

Возвращаясь к началу разговора, хотелось бы привлечь внимание читателя к еще одной детали предстоящих изменений: переходу от абстрактного образования к практическому, ориентированному на реальные потребности экономики. Есть мнение, что этот пункт появился исключительно из-за того, что ряд экспертов признал систему российского образования излишне академической. По новому стандарту от этой избыточной научности следует отказаться. Среди новых качеств, которые учитель обязан привить ученикам, на первом месте так называемое критическое мышление. Под ним подразумевается умение «рационализировать свою производственную операцию».

«Одна из задач, которая сознательно ставится перед педагогами, — сделать так, чтобы школьник сознательно отказался от поступления в вуз и ориентировался на «горизонтальную» карьеру», — пишет учитель высшей категории, историк К. Ладогин (http. www comstol.ru). И поясняет, ссылаясь на содержание реформы, авторство которой приписывает Грефу, Кудрину и Фурсенко: «Руководство страны решило сделать наше образование «современным». Четко сформулировано желаемое место России в мировой экономике. Это не страна, поставляющая ресурсы и гастарбайтеров, но и не государство с инновационной экономикой (к таким счастливым землям отнесены США, Швейцария и др.), это страна, в которой производится то, что изобретается в «первом мире».

Следовательно, России нужны не научные работники, а квалифицированные рабочие. «Олимпиадники» и медалисты государству не нужны, а нужно поголовное освоение того самого стандарта «на три с минусом». Конечно, важно, чтобы выпускник был физически здоров, чтобы работал (имеется в виду руками, а не головой) и «не сидел на шее у государства».

Такой вывод делает автор приведенных выше строк. Но что думают на этот счет наши читатели, разделяют ли они прозвучавшее в публикации мнение? Мы намерены продолжить начатый разговор. Приглашаем к нему всех неравнодушных к проблеме людей.

Лариса Епишева.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь