Поволжский Образовательный Портал

Интервью министра образования и науки Андрея Александровича Фурсенко интернет-порталу Педсовет

Опубликовано 08 апреля 2009

Заботиться о здоровье школьников некоторым регионам не по карману

На жалобу о тяжести ранца учеников начальных классов Фурсенко ответил, что Минобр занимается этими вопросами, и добавил, что "один из путей - это делать учебники более легкими", например, разбивать по четвертям. Тем не менее, Фурсенко назвал такой способ решения проблемы "дорогим удовольствием" и уточнил, что у некоторых регионов не хватает на это денег.

"Платить надо больше хорошим учителям", а они "сегодня в большинстве регионов - не маргиналы"

На замечание о "нищенской" зарплате учителей Фурсенко возразил: "Вы знаете, я недавно сравнивал среднюю зарплату сотрудников моего Министерства и среднюю зарплату учителей в Москве. Средняя зарплата сотрудника моего Министерства, не исключая Министра и замминистров, 30 тысяч рублей. А средняя зарплата московского учителя - 33 тысячи, по февралю".

"Средняя зарплата учителей в ряде регионов благодаря нацпроекту Образование - я прошу прощения за ссылку, я понимаю, что поднадоело, но тем не менее, это правда - приблизилась или сравнялась со средней зарплатой по экономике по региону. Конечно, от региона к региону разные зарплаты", - добавил глава Минобра.

"Я согласен - платить надо было бы больше. Однозначно. Платить надо было бы больше, может, существенно больше хорошим учителям. Не все учителя хорошие. И думаю, что хорошие учителя сегодня в большинстве регионов - это не маргиналы, это, скорее, все-таки, ближе уже к среднему классу, - продолжил размышлять на тему учительских зарплат Фурсенко. - Я знаю, что существует целый ряд мер, которые делают начало работы, особенно для молодых учителей, более комфортным - выплачиваются специальные премии, подъемные, помогают учителю построить дом, если это в селе, получить жилье. Еще раз повторяю: платить надо больше, хорошим учителям платить надо больше. Но при этом я думаю, что в ближайшее время зарплата учителя и зарплаты людей, работающих в других сферах, будут сравнимы - к сожалению, не за счет того, что резко повысится зарплата учителей, а за счет того, что в связи с экономическими трудностями в ряде секторов экономики понизится зарплата". По мнению Министра, проблема в школе не объясняется главным образом вопросами низкой оплаты труда.

"Я думаю, вокруг ЕГЭ очень много мифов": Министр смог бы сдать ЕГЭ после полугодовой подготовки

На вопрос о том, смог бы он сам сдать ЕГЭ, Министр ответил, что если бы ему дали полгода подготовиться, он бы его сдал. "Потому что я некоторые задачи решал, и я их, даже забыв основные правила, просто, как говорится, прохожу", - уточнил Фурсенко.

"Я думаю, что вокруг ЕГЭ очень много мифов. Я думаю, что даже часть людей, которые задавали вопросы, они знакомились больше со слухами о ЕГЭ, чем с самим Единым Государственным экзаменом", - посетовал глава Минобра.

Фурсенко напомнил, что сам он не был инициатором ЕГЭ. "В 2004 году мне положили на стол готовый закон о ЕГЭ и сказали: все уже подготовлено. Так получилось, что министром стал другой человек, но надо срочно вносить его в Думу и принимать. Тогда я сказал Нет, давайте будем разбираться ", - пояснил он.

"С чего начался ЕГЭ? Давайте вспомним конец 90-х годов. Это был безудержный рост медалистов, значительная часть из которых не могла грамотно написать заявление о приеме в вуз. Это было тотальное неприятие вузами результатов школьной аттестации. И одновременно создание таких привузовских кластеров - когда каждый вуз имел несколько подшефных школ, выпускники которых одновременно со школьными экзаменами сдавали вступительные экзамены в вуз. То есть происходила такая кластеризация высшей школы, когда выделялись определенные группы. При этом, естественно, они имели региональную направленность - четко было ясно, кто приписан к Преображенскому полку, по какому рождению, а кто к Семеновскому. И это было очень сильно развито. И тогда эти вот процессы вызывали очень сильное отторжение. И борьба с этим была не менее громкой, чем сегодня разговоры о ЕГЭ. Что произошло дальше? Предложили идею единой аттестации для всей страны. Правильно это или нет? Думаю, что правильно. И результаты есть. Я могу сказать, что в то время, например, в Москве было где-то 25% иногородних студентов, а сегодня - больше 40%. То же самое и в Питере. И с широким введением ЕГЭ этот процент начал последовательно увеличиваться", - продолжал защищать ЕГЭ Фурсенко. - У нас полностью ушла система контроля над тем, как учат детей. Это означает, что, учитель выставлял школьную отметку, точно понимая, что она ни на что не повлияет. Потому что если ребенок будет поступать в вуз, то он будет поступать, отталкиваясь совсем не от школьного аттестата. И поэтому проще было не учить, а просто вывести хорошую оценку, а дальше пусть семья решает вопрос сама. И в результате качество образования в школе по целому ряду направлений очень сильно понизилось. Ведь задачи по ЕГЭ - я призываю всех оппонентов посмотреть: это обычные нормальные задачи. Я не говорю про гуманитарные предметы - это немножко отдельная тема, но по математике, по физике, по химии - нормальные задачи. Разговоры о тестах - на самом деле носят отчасти спекулятивный характер. Так называемая тестовая часть - это малая часть Единого Государственного экзамена".

"Я хочу сказать. У нас ежегодно проводится конкурс Лучший учитель года . Там 75, или иногда 80 учителей собираются вместе. Мы обсуждали с ними в последний раз вопрос ЕГЭ, и их этот вопрос абсолютно не беспокоит. Они говорят: а какое это имеет значение? Наши ребята могут сдать по этой системе, а могут сдать по другой системе: они все равно сдадут, потому что они знают предмет", - сказал глава Минобра.

"Мы все время говорим о том, что в ЕГЭ какие-то неправильные, неразумные вопросы. В чем, я считаю, ошибка? Мы сравниваем ЕГЭ с какой-то нашей идеальной схемой. Но давайте сравнивать с тем, что было до начала ЕГЭ, что было в тех же самых вузах, когда задавали настолько заковыристые вопросы, что ответить на него мог не просто специально натасканный абитуриент, а человек, который специально был обучен именно этому вопросу. А сегодня - с ЕГЭ - можно готовить к сдаче экзамена в этой форме. Я считаю, что это не надо. Потому что я считаю, что человек, который хорошо знает предмет, и я обращаюсь к авторитету Виктора Антоновича Садовничего, он легко сдаст этот экзамен. Но главное - не это, главное то, что преподаватель ни школы, потому что не в школе сдают ребята ЕГЭ, ни вуза не может сказать, что у тебя будет вот такой вариант. Он может попробовать научить ребят решать такие задачи, и я считаю, что это было бы неплохо. Мы вообще собираемся поменять систему сдачи экзаменов по математике, вывешивая заранее все возможные задачи в интернете. Сейчас самое главное - очень хотел бы, чтобы люди услышали -прекращать эти дискуссии и спокойно готовиться к экзамену. Ей Богу, это не такой страшный экзамен", - закончил свой рассказ о ЕГЭ Министр.

Об этом сообщает Педсовет.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь