Поволжский Образовательный Портал

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков о перспективах практики приема абитуриентов в вузы по итогам единого государственного экзамена

Опубликовано 21 апреля 2009

О перспективах практики приема абитуриентов в вузы по итогам единого государственного экзамена мы беседуем с президентом Всероссийского фонда образования Сергеем Комковым.

"Yтро": Сергей Константинович, давайте вспомним историю появления ЕГЭ в России и основные аргументы его сторонников и противников.

Сергей Комков: В России идея ЕГЭ возникла на рубеже 1997 - 1998 годов. К 1999 году она полностью созрела, и было принято решение о проведении эксперимента. Фактически он проводился насильственным путем, ибо согласия учителей и школьников на участие в нем никто не спрашивал.

В 2002 году в Государственной думе прошли слушания по этому вопросу, я выступил на них и предупредил, что идея ЕГЭ чревата очень тяжелыми последствиями. Меня тогда никто не послушал. Более того, мне сказали, что идея радостно воспринята учителями и с каждым годом количество участников эксперимента будет расширяться. Дескать, ЕГЭ позволит побороть коррупцию, будет способствовать продвижению талантливых детей, поспособствует поступлению ребят из глубинки в престижные вузы и так далее.

В январе 2006 года мы с коллегами собрали специальную Всероссийскую педагогическую конференцию, на которой обсуждалась роль ЕГЭ в системе российского образования. Участники конференции пришли к выводу, что единый госэкзамен не отвечает его требованиям. По итогам конференции мы писали в разные инстанции с требованием прекратить эксперимент. В конце концов нам пришло письмо из Рособрнадзора за подписью тогдашнего руководителя Виктора Болотова, в котором было указание по регионам не принимать во внимание рекомендации нашей конференции и вообще с нами не общаться. После этого начался период жесткой конфронтации. В 2006 году мы инициировали проверку Генеральной прокуратурой вопросов, связанных с проведением ЕГЭ. Однако летом 2006 года Владимир Устинов был освобожден от должности генпрокурора, с ним ушла вся его команда, и все расследования остановились.

В 2007 году Комитет по образованию, испугавшись того, что мы своими силами сумеем все-таки с экспериментом покончить, предпринял попытку очень быстро подготовить проект закона. Так появился Федеральный закон №117 о введении ЕГЭ, принятый в конце 2007 года. В соответствии с ним 2008 год был объявлен переходным, а с 1 января 2009 года все параметры были полностью переведены в штатный режим.

"Y": Существуют ли стандарты для разработки контрольно-измерительных материалов (КИМ) для проведения ЕГЭ?

С.К.: Российская система общего среднего образования работает с 1991 года без стандартов образования. В 1992 году, когда был принят новый закон об образовании, в нем прописали, что федеральный госстандарт общего среднего образования разрабатывается в соответствии с порядком, установленным правительством РФ. И больше с 1992 года ничего сделано не было. Стандарты так никто и не разработал, хотя этой проблемой занимались несколько научных институтов, на это шли огромные деньги, которые не известно как и куда распределялись. Ситуация стала катастрофической, и в 1998 году частично были приняты некоторые положения стандартов, в частности, дошкольного воспитания. Но общего среднего так и не появилось. Министр образования Филиппов утверждал, что работа идет, но ничего не появлялось. Сдавая свои полномочия в марте 2004 года, министр образования подписал приказ об утверждении компонентов федерального образовательного стандарта. Что такое компоненты, до сих пор объяснить не может никто. Компонент – это часть. Как можно утверждать часть, не зная, как будет выглядеть целое?

Так что КИМ составляются частично на основе этих компонентов, частично – на личной фантазии, частично – из старых советских стандартов. Особенно это касается предметов гуманитарного цикла. В начале 2008 - 2009 учебного года мы предупредили, что без стандартов внедрять ЕГЭ невозможно, потому что это противоречит самой идее единого государственного экзамена.

В октябре 2008 года в Госдуме проходило слушание по поводу ЕГЭ, куда был приглашен директор федерального Института педагогических измерений Ершов, который и отвечает за подготовку КИМ. Ему задали вопрос: объясните, на каких параметрах вы основываетесь, прорабатывая КИМ? Он не смог объяснить. Затем его спросили, есть ли сегодня утвержденные стандарты, на основе которых можно разрабатывать КИМ? Он сказал, что их только ожидают.

Затем 28 ноября 2008 года министр образования Фурсенко подписывает два приказа: №362 – о проведении итоговой аттестации выпускников средней школы на основе ЕГЭ, и №365 – о порядке приема в вузы на основе ЕГЭ. Спустя почти два месяца, 14 января 2009 года, эти приказы были зарегистрированы в Минюсте. Сразу после этого я объявил, что приказы незаконны, потому что стандартов образования как не было, так и нет. И тут началась внутренняя суматоха. Фурсенко срочно начал что-то готовить, и 24 января 2009 года внес в правительство проект постановления о порядке разработки и утверждения госстсандартов. Двадцать четвертого февраля 2009 года председатель правительства Владимир Путин подписал это постановление, которое так и называется: "О прядке разработки у утверждения федерального государственного образовательного стандартов сфере общего среднего образования", тем самым фактически расписавшись в том, что стандартов нет.

Первым пунктом этого постановления были отменены все предыдущие постановления правительства, касающиеся разработки и внедрения стандартов образования. При этом не указано, кто будет заниматься разработкой стандартов.

Согласно процедуре, с момента появления стандарта до момента его утверждения Министерством образования должно пройти не менее 50 рабочих дней. Сегодня, на конец апреля, на сайте министерства появился только один проект – начального образования. Ни одного другого предметного стандарта до сих пор нет. И даже если случится чудо и он появится сегодня, то с момента его появления до момента утверждения должно пройти 50 дней. Потом надо минимум полгода, чтобы на основе его разработать КИМ, потом надо подготовить тестовые задания, и только потом по ним принимать экзамены... Так что даже если сегодня появятся проекты стандартов, никакие экзамены по ним сейчас принимать нельзя, потому что по срокам все выходит за пределы следующего учебного года. В связи с этим возникает вопрос: какова правовая основа проведения ЕГЭ в 2009 году? С юридической точки зрения, те КИМ, по которым составлены тесты, не легитимны. Их взяли с потолка.

"Y": Начиная с десятого класса школьников натаскивают на сдачу ЕГЭ. Насколько это влияет на качество образования?

С.К.: С десятого класса начинается полная чехарда. Те предметы, которые не входят в ЕГЭ, оказываются в стороне, а занимаются только теми, которые будут сдавать, причем просто натаскивают на вопросы. То есть, 10-й и 11-й класс знаний не дают, фактически идет оболванивание.

ЕГЭ может привести к полной деградации всей системы образования. В старших классах работоспособность учащихся снижается минимум на 60%, нет развития интеллектуального потенциала школьников. Судите сами: в 2007 году двоек по русскому языку было 8,3%, в 2008 году – 11,4%, а в этом году мы ожидаем 14,5%. Идет абсолютное снижение успеваемости, несмотря на все уверения Министерства образования в том, что ЕГЭ – это благо. Математика: в 2007 году двоек 20,4%, в 2008 году – 23,5%, в этом мы предполагаем около 27%.

Есть еще один показатель – коррупция. Мы все время слышали о том, что ЕГЭ снизит коррупцию. На самом деле коррупционная составляющая увеличилась более чем в 20 раз в период с 2000-го по 2009 год. В 2000 году она была порядка $150 миллионов в год, в 2005 году – уже $500 миллионов (это данные ЮНЕСКО), а в этом году коррупция, по нашим прогнозам, может составить от $3 до $4 миллиардов.

Что касается талантливых детей, ректоры вузов говорят, что, если бы они не отстояли российские и региональные олимпиады для отбора абитуриентов, университеты и институты остались бы вообще без талантливой молодежи.

"Y": Какие социальные последствия будет иметь повсеместное введение ЕГЭ?

С.К.: Многие просто останутся без аттестата. Те, кто наберет проходной балл в вуз по результатам ЕГЭ и в итоге не сможет там учиться, тоже окажутся на улице. Самое страшное заключается в том, что за бортом окажутся многие талантливые ребята. Они неординарно мыслят, не могут понять тупиковые тестовые задания и выполнить их поэтому тоже не могут. Они не набирают балы на ЕГЭ, а поскольку в вуз зачисляют по баллам ЕГЭ, то они туда не попадают.

Я считаю, что порядка 120 тысяч выпускников в этом году могут остаться без аттестатов. А в целом прогноз как мой, так и Торгово-промышленной палаты, – что до 500 тысяч выпускников могут оказаться за бортом высшего профессионального образования. При этом расходы на образование в России сопоставимы с расходами Кении и Камеруна, расходовать на образование 3,5% ВВП в такой стране, как наша, – это преступление. Для сравнения: страны Европы расходуют на образование в среднем 7% - 8% ВВП, Китай – 12% ВВП, Япония – 14% ВВП, а лидером является Южная Корея – до 25% ВВП. Вот и задумайтесь над тем, что может ожидать нашу страну в столь непростой ситуации.

По материалам сайта utro.ru

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь