Поволжский Образовательный Портал

Кропачев: некоторые вузы нечестно вели приемную кампанию по итогам ЕГЭ

Опубликовано 15 сентября 2009

Недавно закончился прием на бюджетные отделения вузов, который в первый раз прошел по новым правилам: полностью по результатам ЕГЭ, в три волны и с возможностью подавать документы в любое количество вузов на любое количество специальностей. Для Санкт-Петербургского Государственного Университета (СпбГУ), насчитывающего около 40 тысяч студентов и более 150 специальностей, новые правила стали непростым испытанием, учитывая, что самые ретивые абитуриенты подавали заявления сразу на 56 специальностей. О приемной кампании, проблемах возникших в СПбГУ и методах их решения с корреспондентом РИА Новости Виталием Матвеенко беседовал ректор вуза Николай Кропачев.

- Каково ваше отношение к новой системе приема? Какие вы видите положительные и отрицательные стороны?

- В том, что введены правила единого экзамена много положительных моментов. Первое — это свободное поступление школьников из разных регионов страны в лучшие вузы России. Второе - возможность получения обществом информации о событиях, происходящих в образовательных учреждениях: о том, как учат, где лучше учат, какие ВУЗы более популярны.

Честность приема в ВУЗы в этом году была, безусловно, иная, по сравнению с тем, что было раньше. Фактически, с введением ЕГЭ и новых правил приема в ВУЗы положен конец целого периода в истории советского и российского высшего образования, который бы я назвал периодом списков. Деканских, ректорских и многих, многих других, в которых и определялось, кто будет поступать в вуз.
Теперь можно просто подать документы по почте, и нет нужды будущему студенту ехать в другой город для сдачи экзаменов. Более того, если раньше абитуриент в течение непродолжительного периода времени обязан был сдать два или более экзаменов - в школе, потом - в институте, то теперь достаточно результатов ЕГЭ.

- Получается, у новой системы только одни плюсы и нет недостатков?

- Недостатки, конечно, есть. Но я убежден, важно не только анализировать недостатки новой системы, а сравнивать ее с прошлой. И смотреть на тенденцию. Мое убеждение, что эта тенденция правильная – процесс приема в высшие учебные заведения изменяется от хаотического тяжеловесной системы к четко организованной, открытой и на самом деле оптимальной для абитуриентов.

На мой взгляд, один из недостатков касается самого факта проведения ЕГЭ в школе: возможно, тесты были не самые совершенные, где-то, допустим, организация приема экзамена могла проходить с нарушениями. Это вопрос просто механической организации такого трудоемкого процесса – и каждый понимает, что в тестовом режиме небольшие сбои очевидны. Единый экзамен сейчас  проводится традиционно территориально в школах и организует его РОНО. Зачем руководителям РОНО, директорам школ, учителям присутствовать на экзамене? Задумайтесь, что они там будут делать? Помогать? Этого нельзя делать. Объяснять, советовать? Это и есть помогать. Мое глубокое убеждение, что чем дальше прием экзамена будет от самой школы, тем более объективными будут результаты, тем менее стрессовой для учителей и директоров школ будет проверка результатов, и тем более спокойным экзаменационный процесс будет для абитуриентов. Значит, в этом случае одним из оптимальных решений была бы передача организации экзамена какой-то другой структуре. Желательно, федерального значения, имеющей разветвленную сеть.

Второе предложение по оптимизации приема касалось также пресловутого ограничения по максимальному количеству вузов, куда абитуриент может подать заявки.  Безусловно, со временем также будет целесообразно иметь федеральную информационную систему, в которой сразу же видно как происходит ротация документов и абитуриентов: кто забрал документы, куда отнес: централизация механического процесса принятия в ВУЗы привела бы к более четким и быстрым решениям при зачислении студентов. В этом случае не только руководитель каждого вуза, но и каждый абитуриент в любом уголке страны может в режиме онлайн смотреть, как происходит зачисление, какой конкурс на специальность, какие у него шансы.

Со временем, возможно, если на это будут средства, можно создать федеральную структуру, которая бы занималась приемом: таким образом, документы будут поступать не в вуз, а в некий центр, где информация находится в электронном виде. Пусть там зачисляют, отчисляют, проверяют соответствие документов, справок, льгот, пусть там работают юристы, аналитики, статистики, специалисты по делопроизводству, программисты. В задачи центра будет входить грамотно организовать поток заявлений, рассматривать спорные случаи, а руководство вуза просто должно будет заранее проинформировать об установлении определенных минимальных «проходных» баллов.

Прием по результатам ЕГЭ - это прием на основании только документов. Согласитесь, незачем же тогда обременять огромное количество людей, работающих в приемных комиссиях во всех вузах России, несвойственной им работой. Работники приемных комиссий были, как правило, преподавателями. Химики, физики, математики, социологи, филологи на несколько недель должны были оторваться от преподавательской работы для того, чтобы выполнить чисто техническую, механическую работу.

- СПбГУ стал одним из трех петербургских госвузов недобравших студентов, пусть и незначительно, и вынужденных объявлять дополнительный набор. В чем причина?

- К сожалению, руководство некоторых вузов не обеспечило своевременную выдачу документов абитуриентам, когда они хотели перейти в СПбГУ. Желавших перейти было гораздо больше, но людей «пугали байками» о том, что при переводе они потеряют право на бесплатное образование и отсрочку от армии. Выдавать документы стали только после того, как мы обратились в прокуратуру.
В третью волну абитуриенты переходят в те ВУЗы, куда хотели поступить изначально, но не смогли поступить ни в первую ни во вторую волну. Тот факт, что в третью волну студенты из других вузов идут к нам, а их еще и не отпускают, говорит об уровне СПБГУ, о том, что у нас традиционно хотят учиться лучшие.

Безусловно, если в следующем году будет еще более жесткий контроль не только со стороны абитуриентов, но и органов, проводящих экзамены, Рособрнадзора и правоохранительных органов, то правила будут исполняться четче и аккуратнее.

- Были ли в СПбГУ собственные нововведения в этом году?

- У нас по 14 специальностям были свои дополнительные вступительные испытания. Поскольку субъективный фактор у устных экзаменов всегда выше, председателями комиссий по творческим специальностям были назначены люди, основным местом работы которых является не санкт-петербургский университет. Это журналисты, дизайнеры, артисты, архитекторы.

В качестве нововведения в этом году для всех экзаменов была введена специальная система машинного шифрования, которая гарантировали скрытость информации об абитуриенте. Более того, впервые происходило шифрование даже на устном экзамене: в результате преподаватели, принимавшие экзамен не знали фамилию того, у кого они принимают экзамен, поскольку до начала экзамена студенту выдавали экзаменационный лист без фотографии и фамилии.

- В начале августа было подписано соглашение между МГУ и СПбГУ позволяющее студентам обучаться по программам двух вузов, пользоваться общими научными базами. Что это может реально дать студенту?

- Появление Болонского процесса позволило человеку, обучающемуся в вузе легко приехать в другой ВУЗ, а, например, полученные там за время стажировки оценки засчитать в своем «родном» вузе. Нас много призывали, и правильно, к вхождению в Болонский процесс, который бы позволил, например, нашим студентам учиться в зарубежном вузе. А в России разве нет хороших вузов? Например, СПбГУ и МГУ - ведущие научные площадки страны, лидеры в высшем образовании. И не секрет, что любой студент, аспирант, хотел бы посмотреть, поучиться, стажироваться в вузе-партнере, а преподаватели, профессора - обменяться опытом с коллегами, активнее сотрудничать, интегрировать уникальные знания в общие совместные проекты.

Такой процесс заставляет вузы совершенствоваться, изменяться, расти, делать все для того, чтобы студенты были бы удовлетворены качеством образовательного процесса. Это нормальная конкуренция за студента: не путем удержания аттестата, а качеством образования, непререкаемым авторитетом, уровнем образовательных программ и услуг, брендом, логотип которого будет красоваться в дипломе.

- Вы находитесь на своем посту не многим более года, но за это время был уволен декан медицинского факультета Сергей Петров, возник конфликт с деканом факультета журналистики Мариной Шишкиной, студенты проводят пикеты. В чем причина этих конфликтов?

- В основе этих конфликтов есть два действия, которые в университете проводятся еще со времен ректорства Людмилы Алексеевны (Вербицкой – прошлого ректора, а ныне президента СПбГУ – прим ред.). Первое - это соблюдение законности в использовании имущества университета, повышение эффективности использования ресурсов.

На данный момент ведется планомерная работа по повышению эффективности использования университетских ресурсов: площадей, кадровых ресурсов, управленческих (менеджерских) позиций, и многое другое. А второй момент, о котором я уже рассказал, это повышение открытости, честности приемной кампании в вуз. Нам важно, чтобы в СПбГУ поступали умные, мотивированные, образованные абитуриенты, а не те, кому посчастливилось иметь неких родителей или некие возможности. Неприятие этих изменений некоторыми людьми и лежит в основе их конфликта с законом.

 

 

Источник: РИА Новости, Виталий Матвеенко

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь