Поволжский Образовательный Портал

Как лечить ЕГЭ

Опубликовано 18 сентября 2009

Свой рецепт дает декан факультета ведущего вуза России

 

ЕГЭ в средней школе и, соответственно, изменение правил приема в высшие учебные заведения имеют свои плюсы и не подлежат полной отмене. Но надо понимать: результаты "жаркого лета-2009" - долгосрочного характера и будут ясны лет через 5-10.

Можно выделить три ключевые группы проблем, с которыми столкнулись практически все вузы: большое количество льготников, которые перекрывают практически все бюджетные места, большое количество заявлений от одного студента в разные вузы, соотношение роли вузов и министерства при организации приема абитуриентов.

Почувствуйте разницу

Не секрет, что результаты обучения в средней школе в разных регионах страны существенно различаются. И далеко не везде эти результаты отвечают современным требованиям. Достаточно сравнить такие регионы, как Камчатка, Чечня, Москва, Дагестан и т.д., чтобы "почувствовать разницу". Важнейшая задача ЕГЭ - ежегодно фиксировать реальное состояние и уже этим стимулировать повышение уровня среднего образования, подтягивание уровня подготовки школьников до необходимой планки. Дает ли решение этих проблем ЕГЭ-2009? Весьма спорный вопрос. Для того чтобы продвинуться в решении этой задачи, нужно было объективно изучить состояние дел в средней школе в каждом регионе, сравнить, определить меры для каждого региона с учетом его особенностей, проконтролировать выполнение.

Ничего этого сделано не было. Но дело даже не в этом. ЕГЭ-2009 не дал результатов, адекватных реальному состоянию дел в средней школе. Факты говорят сами за себя. Средний балл ЕГЭ по Москве заметно ниже, чем во многих регионах России, хотя понятно, что столичное среднее образование отнюдь не хуже. Общеизвестно, что есть регионы, где были заведомо завышены результаты единого государственного экзамена. Соответственно, если мы хотим иметь объективную картину, уже сейчас необходимо провести анализ, чтобы ситуация не повторилась вновь.

Экзамен для коррупции

Ликвидация такого болезненного явления, как коррупция в вузах, которая связывалась преимущественно с вступительными экзаменами, тоже входила в задачи ЕГЭ и новых правил набора студентов. Хотя сколько-нибудь заслуживающих доверия обобщенных данных о вузовской коррупции нет. Существует стойкое общественное мнение, что взятки на вступительных экзаменах - обычное дело. Есть некоторая информация в правоохранительных органах, были и реальные уголовные дела, хотя они мало повлияли на общую ситуацию.

Поскольку правила приема кардинально изменились, действительно можно с уверенностью сказать: уровень коррупции в вузах снизился. Правоохранительные органы к ЕГЭ и вступительной кампании в вузы не проявили никакого интереса, не было расследований, уголовных дел не заводилось. Однако на обыденном уровне общественное мнение убеждено, что коррупция никуда не делась, она перетекла на другой уровень. И в этом тоже нет никаких сомнений. Коррупция - это системное явление, и никакой экзамен, даже такой масштабный, как ЕГЭ, и никакие новые правила ее не ликвидируют. Коррупция может быть побеждена в решающей степени, если общество будет нетерпимо к этому явлению, а правоохранительные органы будут работать систематически и жестко.

В поисках таланта

Обеспечение доступности качественного высшего образования - важнейшая задача, в решении которой заинтересовано и общество, и государство. ЕГЭ и новые правила приема были призваны решить эту задачу. Действительно, число студентов из регионов в ведущих вузах России увеличилось, но не так существенно, как можно было бы ожидать. Увеличение приема талантливых ребят из регионов, из сельской местности - дело непростое. Я знаю это как декан факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова по многолетнему опыту работы со школьниками из российских регионов через Олимпиады.

Новые правила - это хорошо, но в Москве жить дорого. Для того чтобы реально обеспечить доступность высшего образования в лучших вузах, необходимо перестроить систему финансирования образования так, чтобы смягчить влияние социальных проблем. Такая перестройка может быть осуществлена по нескольким направлениям. Каким?

Это выделение специальных средств государства на поддержку талантливой молодежи, которая будет отбираться на олимпиадах, конкурсах высокого уровня для обучения в ведущих вузах России. Это адресность госзаказа на подготовку специалистов определенного уровня и определенной квалификации (специализации), реализация которого предполагает взаимные обязательства органов государственной власти и студента. Это формирование развитой системы образовательных кредитов за счет привлечения средств органов государственной власти и местного самоуправления, бизнес-сообщества. Это введение грантов на образование (в том числе за счет благотворительных фондов), которые предполагают не только оплату собственно образования, но и жилья, питания и других необходимых нужд.

Построить всех

Осознанно или нет, но в ходе летней кампании решалась еще одна задача, которая явно не формулировалась. Образование в нашей стране - и среднее, и высшее - в преобладающей степени государственное. Выделяются очень серьезные бюджетные средства на содержание этой системы. В 1990-е годы руководящая роль министерства образования была во многом утеряна. ЕГЭ и новые правила приема в вузы - это попытка установить для всех единый порядок, определенный сверху, и обеспечить управление всей огромной системой образования. Попытка через ЕГЭ "построить всех", и особенно ведущие российские вузы, которые часто высказывали идеи, не соответствующие министерским новациям, явно присутствует.

Разумеется, государство должно управлять тем, что содержится на общественные средства, но продуманно и гибко, с учетом того факта, что отстранение вузов, вузовских объединений (союзов, ассоциаций) от управления процессами образования не просто бессмысленно, но наносит урон высшему образованию. В этом году возникло много вопросов. Зачисление абитуриентов на программы бакалавриата и специалитета предполагалось провести очень динамично. По планам министерства выходило, что уже 27 июля вуз должен объявить пофамильный список абитуриентов, которые рекомендованы к зачислению. Затем планировалось, что рекомендованные представляют в приемные комиссии оригиналы своих документов (все это в масштабах страны), этот этап заканчивался 3 августа. А уже 4 августа руководители вузов должны были подписать приказ о зачислении. Если в результате так называемой "первой волны" набор не осуществлен полностью, предполагались вторая волна и третья, которая должна быть завершена 21 августа.

Однако приемная кампания 2009 года в такие оптимистические сроки не уложилась, поскольку многое было не продумано.

Захлестнуло волнами

Приведу пример из опыта факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова. На все специальности факультета было подано много заявлений, но они подавались неравномерно. На некоторые специальности конкурс определился практически сразу. На другие сложился в конце срока подачи документов.

Так получилось по специальности "управление персоналом": на 25 контрактных мест, вынесенных на конкурс, было подано 600 заявлений. Если работать по предложенным правилам, то период зачисления студентов по этой специальности занял бы не менее 16 недель, что просто нереально. Три волны приема - это звучало красиво, но на практике получилось не так. Эти волны не дали закрытия бюджетных мест.

При этом надо учитывать, если крупные университеты и академии страдали от огромного наплыва "абстрактных" абитуриентов, то небольшие отраслевые институты и академии так и не смогли укомплектовать многие специальности. Выбор абитуриентов оказывался во многом ситуативным, что свело на нет всю большую работу вузов по профориентации. Предполагалось, что объявленная "четвертая волна" позволит заполнить оставшиеся бюджетные места по важнейшим направлениям подготовки. Но в итоге продлен и коммерческий набор.

В вуз по льготе

Большой и непростой проблемой оказался наплыв льготников разных категорий. В России 153 категории граждан имеют привилегии при поступлении. Большинству из них, для того чтобы стать студентом, достаточно набрать минимум баллов по ЕГЭ. В результате в ведущих вузах на некоторых специальностях число заявлений от льготных категорий граждан превышало количество бюджетных мест.

Не вызывает сомнений сам вопрос о льготах для молодых граждан с ограниченными возможностями - они должны быть и необходимо их гарантировать. Но при этом нельзя ограничивать право граждан, не имеющих льгот, но обладающих всеми необходимыми показателями для обучения в ведущих российских вузах, участвовать в конкурсе на заполнение бюджетных мест. Такие случаи реально возникали (например, в Московском университете), когда абитуриент с высокими баллами по ЕГЭ и дипломами престижных олимпиад не мог рассчитывать на зачисление.

Решить эту дилемму непросто, необходим гибкий подход. Можно обозначить несколько вариантов. Один - закрепление в законодательном порядке квоты для детей, имеющих льготы на образование. Размер этой квоты может обсуждаться с учетом числа льготников в нашей стране. В печати уже звучала цифра 10 процентов - с этой цифры можно начать обсуждение. Есть опыт такого подхода в других странах. Так, в Казахстане для различных категорий льготников выделяется квота в 3% от приема.

Другой вариант: если по каким-то соображениям неприемлемо квотирование, надо пойти на выделение дополнительного количества мест в конкретные вузы. После проведения обычного конкурса на заполнение бюджетных мест в вузах министерство выделяет дополнительно специальные места для льготников в зависимости от числа заявлений. В этом случае ничьи права не ущемлены, а, наоборот, полностью обеспечены.

Может быть и третий подход: стимулировать поступление льготников на специальности, в которых общество заинтересовано, но эти специальности не пользуются большим спросом (педагогические, технические и т.п.). Как пример, в уже упоминавшемся Казахстане есть специальная льгота для сельской молодежи (30% приема!), но по специальностям, связанным с развитием села и сельского хозяйства.

Получите бонус

Вторая обозначенная проблема - неразумно большое количество заявлений от студентов. Заявления подавались некоторыми абитуриентами в такое количество вузов и на такое количество специальностей, что сами студенты не помнили, куда подали.

Уже высказывалось предложение ограничить число вузов, в которые один абитуриент может подать заявления о приеме. Возможны и другие варианты, нетрадиционные. Например, бонусные баллы (15-20 баллов по каждому предмету) для тех, кто представляет в приемную комиссию сразу не копии, а оригиналы документов. Это легализует ту реальную ситуацию, которая сложилась в ряде вузов и приведет к уменьшению "абстрактных" абитуриентов.

Наконец, можно обсуждать и некоторые финансовые меры, которые позволят ограничить неумеренные желания. Например: введение денежного задатка при сдаче документов. Если абитуриент поступил в данный вуз, задаток возвращается, а если вуз рекомендует абитуриента к зачислению, а тот отказывается в связи с более предпочтительными вариантами, задаток не возвращается, идет на компенсацию расходов вуза по приему. Полагаю, этот вариант вполне приемлем при приеме на договорные программы, хотя вряд ли возможен при поступлении на бюджетные места.

Провести границу

Третья проблема - необходимо сформировать принципиально иное взаимодействие министерства и вузов в процессе набора студентов. Можно сказать, совместное управление этим процессом. Механизм может быть таким: министерство, основываясь на предложениях вузов, опыте прошлого года и потребностях общества и государства, фиксирует такую нижнюю границу баллов по ЕГЭ для поступающих в высококонкурсные вузы, чтобы конкурс в такие высшие учебные заведения составлял не более 2-3 реальных абитуриентов на место.

Самим же вузам следует предоставить право проводить комплекс испытаний (экзаменов), которые позволят отобрать наиболее способных для обучения в данном вузе. В этом случае, убежден, повысилась бы и ответственность вузов, так как они сами участвовали бы в отборе абитуриентов, и одновременно уменьшалась бы возможность поступления "блатных" как по линии руководства вузов, так и в процессе проведения ЕГЭ.

Огромное количество документов прошло в этом году через вузовскую систему (через крупные вузы - буквально вал), немалое число людей (200-300 человек в каждом вузе) было занято на приеме, остались без полноценного отпуска, без возможности спокойно подготовиться к учебному году. Не говоря уже о трудностях работы - ненормированный рабочий день (иногда по 12 часов) и т.п. Поскольку в приемную кампанию вузы выполняли чисто техническую работу (дополнительные к ЕГЭ испытания имели всего 24 вуза и только по отдельным специальностям), в случае если такая практика сохранится в будущем, стоит подумать о создании специального агентства (или агентств по регионам) по работе с поданными заявлениями и первичной обработке данных, а затем уже передавать результаты на уровень вуза.

В заключение - о наболевшем. Вузы были отстранены от набора в приемную кампанию 2009 года, играли в основном техническую роль. В увлечении борьбой с коррупцией и прочим не стоит забывать о главном - о качестве специалистов, которые вольются в активную трудовую жизнь через 4-5 лет. Мы не знаем, с каким реальным уровнем подготовки пришли студенты в наши аудитории в этом году. Это покажут первый семестр и первая сессия. В центре внимания правил приема в вузы и самой приемной кампании должны быть именно вопросы качества будущих специалистов. На это должны быть направлены усилия и министерства, и усилия высших учебных заведений.

 

Источник: сайт Российской газеты, автор Алексей Сурин, декан факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь