Поволжский Образовательный Портал

Ректор РГГУ знает, чего не хватает школьным учебникам

Опубликовано 30 сентября 2009

Вчера в МГУ под патронажем РАН и Государственного архива РФ открылась международная конференция, посвященная изучению и преподаванию современной истории.

Ведущие ученые из разных стран обсуждают, как при множестве взглядов и версий получить целостную картину еще недавнего прошлого. От этого во многом зависит и содержание школьных учебников. Чем хороший историк отличается от плохого? Как надо преподавать историю и религиоведение в школе? Об этом и многом другом корреспондент "РГ" беседует с ректором РГГУ Ефимом Пивоваром.

Российская газета: Ефим Иосифович, мы уже поняли, что есть плохие экономисты, юристы, а вот плохие историки бывают?

Ефим Пивовар: Бывали. Плохим историком я считаю того, кто иллюстрирует с помощью исторических данных то, что от него хотят услышать.

РГ: Не кажется ли вам, что многие делали это на протяжении десятилетий и в какой-то мере делают это и сейчас?

Пивовар: Можно знать, что от тебя хотят услышать, но все же стремиться познать, что было на самом деле. А можно такую цель даже и не ставить. Забегать вперед и иллюстрировать то, что от тебя ждут. Но я согласен с тем, что любой историк не может существовать вне общества. У каждого есть свое историческое время, и оно тоже влияет.

РГ: Много спорят о содержании учебников по истории. Как вам кажется, для преподавания истории в школе нужна какая-то единая линия авторов или допустимо множество позиций?

Пивовар: У нас страна экстримов. Истина где-то посередине. Единая догматическая линия в наши дни просто невозможна. Но и безграничное количество пособий, которые не прошли экспертизу, тоже ни к чему хорошему не приведут. Какие-то книги надо лишить грифа "одобрено", "рекомендовано" - это правильно. Я среди авторов одного из учебников истории. Писал разделы 20-х годов и с 45-го по 85-й год.

Перед тем как сесть за работу, решил, что книги других современных авторов читать не стану, чтобы не сбиваться. Но специально съездил в Германию, в Брауншвейг, в институт учебников истории и географии. Когда закончил работу, полистал и современные российские учебники. Во многих из них доминирует политическая история - история принятия политических решений. И очень мало реальной жизни людей, истории повседневности, быта. Еще одна ахиллесова пята - культура. Она всегда в последней части, последним параграфом. Словом, сначала Хрущев, потом Пахмутова. Я в своих разделах все вопросы культуры, повседневной жизни и быта пытался органически включать внутрь текста.

РГ: Как учителю сориентироваться в этом ворохе книг?

Пивовар: Для настоящего учителя учебник - дополнительное чтение, а занятие опирается на материал, который собирается из разных источников. Кстати, есть хороший зарубежный опыт, когда ученики пользуются учебником только на уроке. Это такая толстенная книга, которую они даже домой не носят. Учитель, конечно, должен иметь выбор - 2-3 учебника, но не 35 или 57, как раньше. Причем ведь чаще всего идет борьба не между учебниками, а между издательствами, которые заинтересованы продать как можно больше своей продукции.

РГ: Филологи утверждают, что каждые 25 лет появляется необходимость в новых словарях и учебниках русского языка. А часто ли надо переписывать учебники истории?

Пивовар: Наука не может развиваться без постоянного переписывания учебных материалов - становятся известными новые факты, открываются архивы. Но бывает и так, что история переписывается на потребу кому-либо. Приведу пример из энциклопедии "Великая Отечественная война" 1985 года издания. Там было три исторических справки о выдающихся личностях, которые внесли решающий вклад в победу, - Сталине, Брежневе и Черненко! А возьмите 20-е годы прошлого столетия. Сейчас полностью поменялся взгляд на политическую борьбу в этот период и путь Сталина к власти. Мы совершенно ничего многие годы не говорили о Бухарине, Троцком.

РГ: Ну как же, про иудушку Троцкого все знали!

Пивовар: Вот только про иудушку, троцкизм и правый уклон. Существовала масса мифов. В том числе о том, что Ленин руководил страной чуть ли не до 21 января 1924 года. Материалы показали: в России в чистом виде не было ни нэпа, ни военного коммунизма. Теперь мы по-другому оцениваем масштабы исторических событий в Тамбове и Кронштадте. У нас ведь были только антоновщина и Кронштадтский мятеж.

После выхода в 1994 году документальной публикации историка Данилова, где описано все вплоть до применения химического оружия и истории семей, ясно, что события были гораздо более драматичные, чем представлялось. Нельзя не вспомнить академика Александра Фурсенко с трехтомной публикацией записей заседаний президиума ЦК. Это потрясающий материал. Жалею, что не знал многое, когда писал свой учебник для вузов "Наше отечество".

РГ: Гуманитарные исследования востребованы бизнесом?

Пивовар: Бизнес не очень хочет в них вкладывать деньги. Хотя мы готовы к сотрудничеству.

РГ: Как вам кажется, уроки религиоведения, которые могут появиться уже скоро в школах, смогут сделать молодежь более терпимой?

Пивовар: Да. Но только в том случае, если эта хорошая идея будет подкреплена серьезной подготовительной работой. Надо разработать учебные планы по этому предмету. Пока их нет. Нужен учебно-методический комплекс для учителей. Его тоже еще нет. Сказано, что вести этот предмет будут светские педагоги. Какие именно? Нужна сеть подготовки учителей. И пока не ясно, кто сможет готовить такие кадры.

Эксперты определились, что ученикам предложат пять модулей - христианский, исламский, иудаистский, буддийский и светский. Можно переработать в учебное пособие для учителей книгу под редакцией академика А.О. Чубарьяна "История мировых религий". Наш вуз готов подключиться к этой работе - в РГГУ есть большой центр религиоведения. Можно обучать учителей в том числе и на базе РГГУ.

РГ: Задача нового предмета - познакомить ребят с разными религиями. Но не получится ли так, что все они выберут то, что исповедуют сами?

Пивовар: Независимо от того, что выберут дети и их родители, какая-то часть курса должна быть общей и включать знания по другим религиям.

РГ: Может ли православный педагог преподавать буддизм или ислам?

Пивовар: В свое время я участвовал в разработке стандарта теологии для высшей школы. Церковные иерархи тоже принимали активное участие в этой работе. В стандарте было закреплено, что православный может заниматься исламской, иудейской или буддистской теологией. То есть, будучи приверженцем одной религии, он может заняться изучением другой. Это можно использовать в качестве модели для школы.

РГ: Толерантность, принятие чужой культуры - это ведь не только знание основ чужой религии. Вы говорили, что из учебников истории выпало то, что называется бытом. Где получить эти важные знания?

Пивовар: Собираемся в нашем университете читать курс о толерантности, где дадим представления не только о религии, но и о культуре, быте, языке разных народов. В вузе ведь те же проблемы, что и в школе. Приезжает молодежь из разных регионов, представлены разные конфессии, бытовые и национальные традиции. И это надо учитывать.

РГ: Курс будет обязательным ?

Пивовар: В виде рекомендованного факультатива.

РГ: Уже есть проект поправок в законодательство по ограничению количества вузов, куда может подавать документы абитуриент?

Пивовар: Должно быть определено не только количество вузов, но и программ, на которые можно подавать документы.

РГ: А нет желания увеличить в университете список специальностей, на которых разрешено проводить дополнительные вступительные испытания?

Пивовар: Это зависит не от вуза. Но мое личное мнение: вступительные испытания должны быть на ключевых программах фундаментального гуманитарного знания. Так легче найти "своих" абитуриентов.

РГ: Какие тут перспективы, если все время говорят о переизбытке гуманитариев?

Пивовар: Речь идет не о гуманитариях вообще, а конкретно о юристах, экономистах, менеджерах.

РГ: Так у вас они все есть.

Пивовар: В РГГУ большое количество гуманитарных программ, которые никогда не были массовыми. Россия, что бы ни говорили, великая образовательная держава с точки зрения уровня и качества образования и экспорта этих услуг. Иначе не было бы утечки мозгов и мы поставляли бы миру дорожных рабочих. Может, малые программы не определяют прорыв с точки зрения прибыли. Но они нужны - и классические, и восточные, и западные. Возьмем египтологов или реставраторов. Стране их много не надо, но и без них нельзя обойтись.

Сколько стоит история

В федеральном перечне учебников для российских школ на 2008-2009 учебный год 23 "рекомендованных" и 5 "допущенных" книг по истории.

Средняя стоимость учебника по истории Древнего мира для 5 класса - 200 рублей. Ученики 6-го и 7-го классов могут приобрести свои "ключи" в мир знаний за 350 рублей. Те же самые пособия можно заказать в Интернете на сто рублей дешевле.

Книги по истории для 9-11-го классов в магазине стоят около 350, в Интернете - около 400. При наличии "добавки" в виде компьютерного диска цена учебника вырастает на треть.

 

Источник: Российская газета, Ирина Ивойлова

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь