Поволжский Образовательный Портал

Приключения российского врача в Италии

Опубликовано 03 сентября 2010

Почему на Западе пока практически не признаются дипломы российских вузов, в том числе медицинских? Какие есть пробелы в подготовке отечественных врачей? Что неплохо было бы взять нам из зарубежной практики? Об этом корреспондент "РГ" беседует с профессором медицинского факультета Римского университета "Ла Сапиенца" - одного их старейших университетов мира - врачом-специалистом по мануальной терапии Джалалом Саидбеговым.

Джалал уже 20 лет работает и живет в Италии. А в 1971 году он окончил лечебный факультет Дагестанского медицинского института, защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Был назначен заведующим неврологическим отделением Московской городской клинической больницы N 40 и главным невропатологом Бабушкинского района Москвы. Но в 1991 году пришлось уехать.

Российская газета: Почему так случилось?

Джалал Саидбегов: В московской больнице я был заведующим нейровертебрологическим отделением с применением нетрадиционных методов лечения (мануальной терапии, иглотерапии и пр.). Оно было в то время единственным в СССР. И, кстати, открыли его тогда благодаря журналистам, которые много писали на эту тему. К нам приезжали пациенты из разных стран, очередь была лет на десять вперед. Ездил и я на консультации, чаще всего - в Италию. И когда начались гонения на метод мануальной терапии по методу Касьяна - этот знаменитый специалист по мануальной терапии был моим учителем, я решил уехать совсем.

РГ: Вы без проблем устроились в Италии на работу?

Саидбегов: Вообще по итальянским законам и в европейских странах в целом дипломы российских вузов практически не признаются. До сих пор. Вот перейдет Россия полностью на болонскую систему - будет другой разговор. Так что когда я приехал в Рим, мне пришлось окончить там медицинский факультет университета. Кстати, Италия в этом году первая из европейских стран пошла навстречу России: подписан закон о признании российских дипломов. Но как это будет - пока не знаю, нужно время.

РГ: Как вы поступали в вуз Италии?

Саидбегов: Меня принимали на пятый курс. Сдавал шесть экзаменов. Пришлось учить заново практически всю медицину: от гинекологии и детских болезней, психиатрии и неврологии до судебной медицины. Мне выдали диплом, как всем, потом защитил диссертацию на докторскую степень, а потом было, наверное, главное испытание - на соответствие профессии - еще 6 экзаменов.

РГ: Что это такое?

Саидбегов: Специализация - это когда уже после получения основного диплома ты еще в течение пяти лет зарабатываешь себе право называться специалистом в какой-то определенной области. Нужно писать статьи, выступать на конгрессах. Попасть на специализацию тоже непросто - на кафедру дают 1-2 места, бывает конкурс. Помню, землячка-педиатр из России хотела попасть на специализацию по педиатрии, имея диплом об окончании ординатуры во втором медицинском институте Москвы. Пять лет она работала бесплатно на кафедре и потом все-таки поступила. В Италии медицинское образование - это 6-7 лет плюс еще 5 - по специализации.

РГ: А какой конкурс в Римском университете на медицинском факультете?

Саидбегов: Очень большой, 10-20 человек на место. Кстати, медицинский, а также юридический и архитектурный факультеты - самые популярные сегодня в нашем вузе.

РГ: У вас есть возможность сравнить медицинское образование в России и в Италии. Что скажете?

Саидбегов: Сейчас, мне кажется, отечественное медобразование не в очень хорошем состоянии. Сужу по знаниям, которые вижу на консультациях, когда приезжаю в Россию.

РГ: Чего не хватает нашим медикам сегодня и чему бы итальянцы могли поучиться у России?

Саидбегов: Я бы рекомендовал итальянцам побольше практики, потому что в Европе практика врача, по сути, начинается только в специализации. Практика, правда, очень насыщенная: допустим, нужно сделать 30 удалений аппендицита, 30 уколов в вену... Чтобы довести все до автоматизма. России посоветовал бы в последипломном образовании ввести систему баллов, как в Европе. Каждый врач должен заработать так называемые кредиты. К примеру, я, профессор университета, должен иметь 48 кредитов в год. Одна поездка на конгресс - это 8-9 кредитов. Так оценивается моя деятельность. Вот и посчитайте, сколько надо ездить, писать и участвовать в научных мероприятиях. Это мотивация. А иначе можно очень долго "сачковать", а через пару лет тебя попросту выгонят из профессии.

РГ: В Италии "скорые" быстро приезжают на место происшествия?

Саидбегов: Если бывали в Италии, наверняка слышали иногда, как гудят машины хором. Это они пропускают "скорую помощь". Все останавливаются, в том числе и полиция. Поэтому помощь приезжает очень быстро. К сожалению, в Москве и у себя в Дагестане, когда приезжаю, я этого не вижу. Такое ощущение, что люди специально препятствуют движению "скорой".

В России на здравоохранение тратится чуть более 3 процентов ВВП. А сколько останется, пока эти деньги дойдут до места? В Италии на здоровье уходит 8,5 процентов ВВП. И такая ситуация во всех европейских странах. У нас в больницах у каждой койки специальный аппарат, к которому подсоединен пациент, и 24 часа в сутки информация о его состоянии поступает на пост медсестры. При обходе она тоже ничего не пишет, у нее в руках такой маленький компьютер. Туда вводится фамилия пациента, устройство подсоединяется к аппарату пациента и "скачивает" данные.

Я бы хотел пригласить моих коллег, чтобы они посмотрели, как это делается. А вот другой пример. Зашел в одну из больниц Махачкалы, жара была 35 градусов, комната завкафедры нагрелась неимоверно. В палатах и операционных было такое же пекло. И ни одного кондиционера. А ведь это элементарно!

 

 

 

 

 

 

Источник: официальный сайт Российской газеты

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь