Поволжский Образовательный Портал

По проекту нового закона "Об образовании" начальный уровень профподготовки отдадут колледжам и институтам

Опубликовано 12 октября 2010

Завтра в Госдуме начнутся парламентские слушания по проекту нового закона "Об образовании". Самые большие изменения ожидаются в системе профессионального образования.

Как учить рабочим профессиям? С кого за это брать деньги? Что делать с лицеями и колледжами, которые выпускают невостребованных экономикой специалистов? На них "РГ" попросила ответить директора Института педагогики и психологии профобразования РАО, академика Гузел Мухаметзянову.

Российская газета: Гузел Валеевна, в новом проекте закона "Об образовании" нет понятия "начальное профобразование". Значит ли это, что сантехники, электрики, плотники нам больше не нужны?

Гузел Мухаметзянова: Нужны. Везде в мире есть начальный базовый уровень подготовки. И у нас он будет сохранен. По проекту закона "Об образовании" начальный уровень профподготовки отдадут колледжам и институтам. Лицеи и другие учебные заведения начального профобразования, видимо, закроются. Идея такова - собрать разные уровни под одной крышей. Не важно, как называется учебное заведение, главное - какие программы у него есть.

РГ: МИФИ уже так и работает. Вуз предлагает программы высшего и среднего образования. Хочет человек получить профессию электромонтера или слесаря, поступает, допустим, в Красноярский промышленный колледж, который вошел в состав вуза. Как вы относитесь к тому, что и в дипломе у слесаря, видимо, будет написано МИФИ?

Мухаметзянова: Я очень плохо к этому отношусь. Но в дипломе, надеюсь, будет зафиксировано, на кого выучился человек. С тем, что под одной крышей сливаются разные уровни образования, пока много неразберихи. Например, учащиеся начального профобразования имеют право на бесплатное питание, а в среднем такой льготы нет, и как быть, если дети занимаются вместе? У начального и среднего профобразования разные финансирование, организация учебного процесса и материальная база. Соединить механически все это нельзя.

Еще пример. В колледжах открывается прикладной бакалавриат. Но ведь бакалавриат - ступень высшего образования! Для того чтобы иметь право выдавать диплом бакалавра, учебное заведение должно пройти аккредитацию, иметь 60 процентов сотрудников с научной степенью и 10 процентов докторов наук.

Выполнить такое требование колледжи не могут. До сих пор преподаватели в системе начального и среднего профобразования вообще не получают надбавки за ученые степени. Потому таких кадров в колледжах почти нет. Я не знаю, кто писал главы по профобразованию в проект закона, но текст вызывает большое недоумение. Получается, что исчезает целый тип учреждений, я имею в виду начальное профобразование. И искажается природа среднего проф-образования.

РГ: Сколько же придется теперь учиться на сантехника?

Мухаметзянова: Ну вообще-то, сантехник - это начальное профобразование. У нас пока что начальное и среднее звено пестрят огромным количеством специальностей. Сейчас создается национальная система классификаций, и очень скоро будет создан новый перечень специальностей, которые нужны производству. Многие специальности объединятся. Классификации будут учитывать требования профстандартов по крупным группам специальностей. А разрабатывают эти проф-стандарты сами предприниматели. И 50 процентов времени в программах подготовки предполагается отвести на изучение требований производства. Если раньше мы выпускали специалиста, который все знал, но станок включить не мог, то сейчас теоретических знаний потребуется меньше, а умений - больше.

РГ: Если российская экономика на 80 процентов состоит из добывающей отрасли, то и классификатор на 80 процентов будет состоять из профессий этой сферы?

Мухаметзянова: Отвечу так: вся система профобразования сейчас находится в поиске соответствия существующей экономике. Неустроенных выпускников во всей системе профобразования - колоссальное множество. Причина отчасти в дисбалансе системы. Если, к примеру, взять уровни подготовки, то у нас явно преобладает высшее образование. Если посмотреть на специальности, то превалируют гуманитарные. Я знаю государственный технологический институт, где преподается все - от туризма до кройки и шитья, и технический вуз, где в этом году открыта специальность "турбизнес и гостиничный сервис"!

РГ: Но это же не на федеральные деньги, а за счет самих студентов - на платных отделениях. Что же в этом плохого?

Мухаметзянова: Хорошего специалиста можно подготовить только в профессиональной среде и профильном учебном заведении. Это касается не только высшего образования, но и других уровней профподготовки - начального и среднего. Вот почему хотелось бы их сохранить.

РГ: Экономисты считают, что степень востребованности на рынке определяется уровнем зар-платы. Если лифтеру платят пять тысяч, значит, он не нужен. Разве не так?

Мухаметзянова: Не совсем так. Надо смотреть, кто зарегистрирован в центрах занятости. Обычно это люди, получившие гуманитарное образование. Слесаря, токаря или зоотехника вы там не увидите. Это значит: что эти специалисты уходят в малый бизнес или полулегально работают сами на себя. Хорошего токаря, например, пятого разряда вообще не найти, потому что в отличие от токаря первого или второго разряда это уже средний уровень профобразования и готовить его надо на современных станках. Вот с этими высококлассными специалистами самая сложная ситуация на рынке труда, хотя зарплату им предлагают очень хорошую.

РГ: Сегодня колледжи и техникумы в России принадлежат двум хозяевам - кто-то государству, кто-то - регионам. Федеральные живут неплохо, а многие региональные влачат жалкое существование. Что их ждет?

Мухаметзянова: Успешные должны быть пристегнуты к производству, а слабые будут объединяться, становиться многопрофильными и главное - мобильными, предлагая новые программы. Будущее - за ними. Кто-то, конечно, останется и за бортом. Тут встает больной вопрос - куда девать преподавателей? Увы, сокращать. Большинство из них - глубоко пожилые люди. Они просто не смогут написать программы по новым профстандартам. А списать со старых программ нельзя - меняются требования и количество часов.

РГ: Идет много разговоров о том, что надо переориентировать профобразование под нужды предприятий и перспективы производств. Как это сделать?

Мухаметзянова: Прежде всего надо подключать работодателей к подготовке специалистов - они должны вкладывать деньги в обучение кадров. Допустим, по примеру Европы, где очень развито социальное партнерство между предприятием и учебным заведением: работодателю уменьшаются налоги на ту сумму, которую он вложил в образовательное учреждение.

Технологий взаимодействия работодателя и учебного заведения - множество. Например, корпоративные университеты. В Татарстане, к примеру, это Альметьевский нефтяной институт, который готовит кадры для нефтедобывающего предприятия. Есть училище N 19, которое взаимодействует с предприятием "Оргсинтез", авиационный техникум при объединении им. Горбунова. Техникум, кстати, работает по дуальной системе, разработанной в Германии, где для обучения выделены современные цеха с новейшим оборудованием и каждого учащегося опекают наставники и мастера.

РГ: В свое время было много разговоров о кластерах - объединениях учебных заведений и предприятий, связанных одной отраслью. Из этого что-то вышло?

Мухаметзянова: Если отрасль сильная, то и кластер становится успешным. Если нет возможности для сотрудничества в рамках кластера, то колледжи, училища и техникумы должны стать многопрофильными и каждый год предлагать новые программы. Во всяком случае - для промышленного производства. К сожалению, пока что у нас не так громко звучит лозунг: образование через всю жизнь. Хотя вся Европа именно так и живет.

 

 

 

 

Источник: официальный сайт Российской газеты

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь