Поволжский Образовательный Портал

Как государство вспомнило о главном — о науке

Опубликовано 03 ноября 2004

Не прошло и четырех лет, как государство вспомнило о главном — о науке, которая в программе правительства от 2000 года обозначена национальным приоритетом. В отличие от еще одного национального приоритета — нефти, наука никогда не закончится. Наоборот, ее возможности неиссякаемы и неисчерпаемы. Вот власть и решила сделать науку главным источником удвоения ВВП. Только если «черное золото» практически под рукой, бери и продавай, российская наука находится в таком кризисе, что потребуются не один год и не один миллион рублей, чтобы исправить ситуацию. А на это у государства нет ни времени, ни денег, ни желания.

В одной обойме


Члены Совета министр экономического развития и торговли Герман ГРЕФ и министр образования и науки Андрей ФУРСЕНКО
 
О том, что ученые в России вымирают, как мамонты, известно даже студентам первых курсов. Потому и немногие стремятся в науку. По результатам исследования, проведенного Государственным университетом — Высшей школой экономики (ВШЭ) и обнародованного на очередном заседании Российского общественного совета развития образования (РОСРО), посвященном перспективам развития интеграции науки и образования на современном этапе, средний возраст научных работников без научной степени составляет сегодня 48 лет, кандидатов наук — 53 года, докторов — 60 лет.

Сегодня государство тратит на науку столько, сколько и страны с малым научным потенциалом: доля затрат в ВВП из всех источников к началу 2004 года составила 1,28% по сравнению с 2,03% в 1999 году. Немудрено, почему многие НИИ растеряли свой научный потенциал и преобразовались в чисто хозяйственные структуры, главным направлением деятельности которых стало поддержание инфраструктуры. Еще в более плачевном состоянии находится вузовская наука, где более 80 процентов программ высшего профессионального образования не базируется на научных разработках, а на долю российских вузов приходится только 5 процентов государственных затрат на научные исследования, что в 3-4 раза ниже, чем в ведущих странах мира.

Чего уж скрывать: вузовская и академическая наука существует обособленно, между ними нет преемственности. Поэтому в стране такой дефицит молодых ученых, поэтому они все чаще предпочитают уезжать за рубеж. Если бы наука и образование были в одной обойме, если бы видные ученые со студенческой скамьи постоянно «подогревали» желание заниматься наукой, проблема решилась бы сама собой. На заседании во ВШЭ РОСРО выдвинул ряд рекомендаций, которые призваны помочь эффективной интеграции науки и образования.

Чтобы вернуть университетам былую славу академических единиц, необходимо увеличить финансирование их научных исследований с нынешних 100 млн. долларов до 1-1,5 млрд. долларов. Еще 500 млн. долларов в год необходимы на программы развития кадровой, информационной и материальной базы университетов. Эти средства — 0,4% ВВП — должны быть дополнительно выделены из федерального бюджета.

Интеграция науки и высшей школы не должна сводиться лишь к объединению НИИ и вузов. Эти слияния ни к чему хорошему не приведут: вместо совместной работы научные организации и вузы начнут делить имущество. Так что в этом вопросе не грех обратиться к истории: в советское время Академия наук фактически выполняла функции исследовательских университетов. Через ее НИИ протекало большое количество молодых ученых в качестве стажеров-исследователей и аспирантов. Сегодня эту образовательную функцию РАН в новой форме также можно возобновить, финансируя ее по разделу «Образование». Например, создать в ведущих институтах РАН магистратуры с ежегодным приемом 5-6 тысяч человек и финансировать научные исследования в ведущих университетах.


Владимир ПУТИН выслушал пожелания ученых
 
Также РОСРО предлагает перейти от ныне действующих интеграционных программ к выделению из федерального бюджета средств на конкретные проекты совместных исследований «НИИ — факультет вуза» (600-800 тысяч долларов в год) и «отдел НИИ — кафедра вуза» (порядка 100 тысяч долларов в год). Такая логика позволит наладить действительную кооперацию между вузами и научными учреждениями, а также будет способствовать созданию условий для конкурсного отбора исследовательских проектов и доведения их до практического использования.

По мнению участников заседания, отбор вузов для присвоения статуса исследовательского университета должен осуществляться на конкурсной основе. К этой категории должны быть отнесены крупнейшие научные центры в секторе высшего образования, которые осуществляют в качестве равноценных видов деятельности как подготовку специалистов с высшим образованием всех уровней — бакалавров (причем с фундаментальной базовой подготовкой широкого профиля), магистров, аспирантов и докторантов, — так и выполнение научных исследований и разработок мирового класса. Финансирование исследований в университетах должно основываться на сочетании различных инструментов, таких, как базовое финансирование академических исследований (10-15% расходов на исследования и разработки), научные гранты (35-40%), программы среднесрочного развития (25-30%), заказы компаний (20-25%).

 

Ликвидации не будет

О том, что одним из путей спасения науки и образования может стать их интеграция, а также об увеличении ВВП несколькими днями позже говорили и в Кремле на заседании Совета по науке и образованию под председательством Владимира Путина. Во вступительном слове президент страны подчеркнул, что образование и наука не просто приоритеты, а капитал, без которого не может развиваться экономика. Но пока кардинального роста от вклада науки в удвоение ВВП незаметно, в то время как государственные расходы на науку с 1999 по 2004 год увеличились в 4 раза (так ли это на самом деле, смотрите выше) и к концу года финансирование составит 46,2 млрд. рублей. Президент согласился, что этих средств недостаточно, денег всегда не хватает, даже в очень развитых странах, но с их помощью можно решить несколько важных для страны задач. И решить эти задачи может не только прикладная, но и фундаментальная наука. Но сначала в первой надо навести порядок, чтобы она работала на государство (удельный вес инновационной продукции в экономике страны составляет всего 6%), а вторую сохранить и правильно организовать. То есть РАН ждет реорганизация. Как успокоил Владимир Путин, не без участия самой академии, от которой ждут «не просто ревизии, а вдумчивой и результативной модернизации, соответствующей реалиям сегодняшнего дня». В общем, ученые лично от президента страны наконец-то дождались обещания, что ликвидироваться РАН не будет.

В своих выступлениях члены Совета, и в частности президент РАН Юрий Осипов, не отрицали тот факт, что прикладная наука действительно может способствовать увеличению ВВП, однако не стоит забывать о роли фундаментальной науки. Последнюю часто отодвигают на второй план, считая, что счастье в деньгах, а не в получении новых знаний. Однако между прикладными и фундаментальными исследованиями часто трудно провести грань. Ведь они зависят друг от друга. Убери одно, исчезнет другое. Более того, и фундаментальная, и прикладная наука не может развиваться без молодых кадров. Поэтому сейчас так важна интеграция науки и образования. Необходимо стимулировать научные исследования в вузах, предоставить НИИ и вузам возможность совместного использования дорогостоящего оборудования, следует законодательно закрепить за РАН ведение образовательной деятельности с соответствующим финансированием. И как бы власть ни хвалилась, что каждый год расходы на науку растут, их все равно не хватает. А что касается увеличения ВВП, так это пожалуйста, надо только продумать правильный механизм работы. И не с бухты-барахты, а с чувством, толком и расстановкой, при непосредственном участии ученых. Хочется верить, что все пожелания и рекомендации членов Совета будут учтены и это заседание не выйдет боком для науки.

Джамиля САЙРАМОВА

По материаллам сайта Учительская газета.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь