Поволжский Образовательный Портал

На важнейший предмет отводится лишь один урок в неделю

Опубликовано 27 марта 2012

Как работать с одаренными школьниками? Почему ученики блестяще выступают на химических олимпиадах, но редко сдают ЕГЭ по химии? Что лучше для юного таланта - дистанционное обучение или интернат? Об этом "РГ" рассказывает декан химического факультета МГУ, академик РАН Валерий Лунин.

Валерий Васильевич, подписан закон об электронном обучении, которое дает право всем учебным заведениям, в том числе и школам - учить дистанционно. А как надо заниматься с одаренными?

Валерий Лунин: Личный контакт ничто не заменит. Скажем, есть Брянский лицей, куда дважды в год приезжают профессора МГУ. Читаем лекции, проводим мастер-классы для учителей и уроки для школьников. Я веду в лицее химию. Звенит звонок, говорю детям: "Перемена!" А они: "Нет, расскажите еще!" У них горят глаза.

На одном из конкурсов девочка из Тверской области представила свое исследование - "Влияние смс-сообщений на чистоту русского языка". Я был потрясен! Такие примеры! Школьница даже перевела письмо Онегина к Татьяне на язык"эсэмэсок". Было страшно слушать.

Школьники плохо знают химию. Это факт. Но как объяснить, что почти всегда "золото" на химических олимпиадах, включая международные, забирают наши ребята?

Валерий Лунин: Это успех конкретного учителя. Например, Раиса Андреевна Коркина из Барнаула подготовила более ста победителей и призеров олимпиад и конкурсов. Прекрасные результаты у Сергея Анатольевича Москвина из Екатеринбурга. Каждый год хотя бы один их ученик попадает в сборную команду. В специализированных лицеях, химико-биологических классах, где учатся одаренные дети, химия преподается 4-5 часов в неделю. Вот эти выпускники и побеждают на олимпиадах. А в обычной школе химия - "второстепенный" предмет. К ней так и относятся.

Может, химия - самый трудный школьный предмет?

Валерий Лунин: Не согласен. А вот что самый дорогостоящий - да. Требуются средства на лабораторное оборудование, реактивы. К сожалению, во многих школах нет ни химических лабораторий, ни лаборантов, а в некоторых вообще нет в расписании и самого предмета. Потому, что нет учителя.

Но, согласитесь, есть ученики, которые осилить химию например, просто не в состоянии. Для них предложили ввести в школе естествознание. Почему вы были против?

Валерий Лунин: Предмет "естествознание" требует специальной программы, подготовки учителей. У нас сегодня таких педагогов нет. А значит, вести его может даже учитель пения или физкультуры. И если он что-то недодаст ученикам, предъявить претензии будет невозможно.

Те замечательные педагоги, о которых вы говорили, из старшего поколения. Какую оценку вы поставили бы молодым учителям?

Валерий Лунин: Из 38 вузов, которые готовят преподавателей химии, 22 выпускают бакалавров. Говорить о качестве образования учителей-бакалавров не приходится. Знаете, каких учителей сегодня больше всего не хватает? Именно химии, а еще иностранного языка. Тот, кто хорошо знает язык, в школу не идет - нагрузка большая. А тот, кто знает химию, - потому что нагрузка маленькая и нет условий для работы.

В концепции поддержки одаренных детей упор сделан на пропаганду научных знаний. Будет ли толк? Школьники рассуждают так: зачем, скажем, учить химию, если она не нужна при поступлении?

Валерий Лунин: Да, сегодня в технические, инженерные университеты не требуется ЕГЭ по химии. Из-за этого большинство студентов ее просто не знают. А без знания химии будущий инженер не сможет создать новые композиционные материалы, новые лекарства, биотехнологии, нанотехнологии. Все новые прорывные технологии рождаются на основе междисциплинарных знаний. Так что я - за экзамен по химии в инженерных и технологических вузах. Надо увеличить количество уроков химии, биологии, физики в школе. И, может, преподавать химию не с 8-го класса, а с 7-го. Или даже в 6-м, когда начинается физика.

Еще один ЕГЭ отпугнет абитуриентов от технических вузов. А туда и так маленький конкурс.

Валерий Лунин: Вузы недосчитываются абитуриентов из-за снижения интереса к науке. В последние два года почти в половине университетов, готовящих химиков, зачислили на первый курс гораздо меньше студентов, чем планировалось. Допустим, вуз набрал не 50 химиков, а 40 или даже 20. А минобрнауки требует, чтобы были заполнены все 50 мест. И как быть? Закрыть специальность? Мы считаем, что надо разрешить университетам открывать группы неполного состава. Иначе регионы в ближайшем будущем окажутся без химиков.

Нужны ли гуманитариям физика, химия, биология, математика?

кстати

В 1956 году русский физикохимик Николай Семенов - выпускник физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета - получил Нобелевскую премию за "исследования в области химических реакций". Семенов занимался ионизацией газов, изучал электрическое поле и явления, связанные с прохождением тока через газы. Он продолжал печататься в научных журналах до глубокой старости и умер в 90 лет. В 1977 году еще одну Нобелевскую премию по химии получил уроженец Москвы бельгийский химик Илья Пригожин, который родился в семье инженера-химика Романа Пригожина. В 1921 году семья Пригожиных эмигрировала из России и осела в Бельгии.

 

 

 

 

 

Источник: официальный сайт Российской газеты

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь