Поволжский Образовательный Портал

Студенты юрфака МГУ оказались умнее сверстников из престижных вузов мира

Опубликовано 29 ноября 2012
Через три дня в жизни юридического сообщества состоится важное событие - будет вручаться самая престижная профессиональная премия "Юрист года". С одним из лауреатов почетной награды, деканом юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, членом президиума Ассоциации юристов России Александром Голиченковым встретился член президиума АЮР Михаил Барщевский.

Войти в первую сотню

Александр Константинович, откроем читателям секрет: 3 декабря вы станете лауреатом премии "Юрист года". Поздравляем! Как вы думаете, за что?

Александр Голиченков: Мне особенно приятно, что эта высшая юридическая премия присуждена не за какое-то эпохальное достижение или открытие, а за повседневную, зачастую рутинную работу в сфере юридического образования и просвещения в качестве декана факультета.

5 процентов в год - таковы, по оценкам специалистов, необходимые темпы роста экономики. Но она не окрепнет, если это будет лишь рост экспорта сырья

Эта работа велась в нескольких направлениях, и так сложилось, что в этом году многие из них сошлись в единой точке. Факультет впервые разработал и успешно реализует собственные стандарты МГУ по юриспруденции. Наша олимпиада школьников "Ломоносов" по праву впервые получила первый уровень. Команда студентов юридического факультета, впервые из российских команд (!), победила в самом престижном англоязычном конкурсе по международному праву имени Филипа Джессопа. Несмотря на то что соревнования проходили не на родном для ребят языке, они обыграли команды престижнейших вузов - университетов Оксфорда, Гарварда, а в финале - команду Колумбийского университета. Победа не была случайной, шли к этому не один год. Но главное, эта победа - прямое подтверждение качества российского юридического образования. Поэтому, наверное, мы и получили свидетельство общественной аккредитации АЮР под номером 1.

Уже больше года Ассоциация проводит работу по общественной аккредитации юридических вузов. Произошли ли, на ваш взгляд, какие-нибудь заметные улучшения, и если да, в чем они выражаются?

Александр Голиченков: Качественное состояние чего бы то ни было в социальной сфере, в жизни людей так быстро не меняется, это процесс достаточно длительный. Но изменения произошли в восприятии самим юридическим сообществом стоящих перед ним задач. Люди поняли, что надо браться за конкретные дела, нельзя все время сетовать, будто все плохо, надо пытаться что-то изменить. И в этом плане, конечно, аккредитация сыграла очень важную роль, выявились вузы, которые условно можно включить в первую-вторую сотни. Дальше пойдет процесс ротации, обновления этого списка, гонки за лидером. Кому-то придется из первой сотни выйти, но все будут стремиться в нее попасть, потому что это престижно и денежно. Определились и вузы, которые, очевидно, вообще игнорируют позицию юридического сообщества и общественные потребности. Они отказываются проходить общественную аккредитацию или не в состоянии ее пройти. Закрыть такие вузы с помощью административных методов было бы болезненно для студентов и их родителей, преподавателей (хотя параллельно такой процесс идет). Мы выбрали другой путь: оценка профессионального сообщества доводится до потребителя - студентов и их родителей. Им как бы дают сигнал - в этом вузе не все в порядке. Уверен, наша информация не могла пройти мимо адресатов и, наверное, кто-то уже сделал для себя определенные выводы.

К сожалению, востребованность так называемого плохого образования имеет под собой и объективные причины. Например, абитуриент, может быть, никогда не пошел бы в плохой вуз, но у того есть возможность дать отсрочку от армии на период обучения. И родители отдают туда детей, платят деньги и получают диплом о якобы "высшем образовании", с которым работу по специальности не получишь.

Осудишь - никто не упрекнет

Юрфак МГУ всегда славился своим профессорско-преподавательским составом, здесь много и успешно занимаются научной работой. Скажите, как часто обращаются к научному опыту факультета государственные органы?

Александр Голиченков: Достаточно часто. Прежде всего это Верховный суд, Совет Федерации, отдельные министерства. В неделю я расписываю своим коллегам несколько поручений по запросам органов государственной власти - законодательной, судебной, исполнительной. В основном речь идет об их просьбах дать заключение (предложения и замечания) по проектам тех или иных документов, от законопроектов до постановлений, скажем, Пленума Верховного суда. Кроме того, в последние годы мы очень активно участвуем в конкурсах на выполнение государственных заказов, но уже по договорам. Совсем недавно выиграли конкурс на 18 миллионов рублей, где заказчиком будет выступать министерство природных ресурсов и экологии.

Каково ваше отношение к отмене предварительного следствия и переходу к полицейскому расследованию и судебному следствию?

Александр Голиченков: Право - очень национальное явление. Любые предложения об изменениях не должны рассматриваться в отрыве от истории и традиций нашей страны, уровня культуры людей. Существует и кадровая проблема. Конечно, судебное следствие - это, наверное, идеал. Что может быть лучше, чем следствие беспристрастного суда? И с этой точки зрения перенос центра тяжести на суды вроде бы совершенно очевиден. Но как это будет выглядеть в России, с точностью сказать не могу.

Удовлетворены ли вы репутацией судебной власти в обществе?

Александр Голиченков: Нет. Если внимательно посмотреть вокруг себя по жизни, то я, наверное, мог бы привести не один пример, когда суды при рассмотрении того или иного дела занимают достаточно странную позицию. И почти всегда не в пользу подсудимого. Иногда даже складывается ощущение, что существует некий альянс, действуют сложившиеся, привычные схемы, когда судьям проще поддержать позицию следствия, а не обвиняемого.

Я думаю, что суд, конечно, прежде всего должен быть реально независимым.

Судьям надо платить столько, чтобы они могли спокойно, по рыночным ценам, купить себе дом или квартиру. Назначение должно быть таким по процедуре, чтобы соответствующая закону позиция судьи в процессе не могла впоследствии никем использоваться в упрек при его переназначении. Знаю случай, когда судью упрекали в том, что он выносил частные определения в адрес прокуратуры. А это не его право даже, это его обязанность, если он видит нарушение.

Суд - как раз то место, где происходит смысловая оценка действий всех участников процесса: следователей, прокуроров, адвокатов, самих судей. Ведь согласно Конституции РФ смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления определяются правами и свободами человека и гражданина. Именно они обеспечиваются правосудием.

Природа нам мстит

Вы специалист в области экологического права. Ситуация с экологией во всем мире стабильно ухудшается. Неужели нельзя с помощью правовых механизмов, в том числе международных, переломить ситуацию?

Александр Голиченков: Право не является тем единственным и основным инструментом, при помощи которого можно решить проблему подобного рода. Экология и состояние окружающей среды, воздействие этой среды на человека, его здоровье, разумность отношения к природным ресурсам - все это вопросы социально-экономические. Законы здесь имеют значение, но с помощью принятия любого, даже самого блестящего закона эта проблема не будет решена, поскольку корни ее лежат в другой сфере - в экономике. Мы живем за счет потребления природных ресурсов, присвоения продуктов их переработки. Специалисты утверждают, что России необходимы темпы роста экономики как минимум на 5% в год. Но это должен быть рост, не основанный на экспорте сырья и государственном перераспределении ресурсов из сырьевого сектора в сектора экономики с низкой эффективностью и высокой занятостью.

Ключевой вопрос

Каково ваше самое сокровенное желание?

Александр Голиченков: 8 лет назад мы инициировали и все эти годы курируем строительство нового корпуса юридического факультета. Это чуть ли не единственный корпус МГУ, строительство которого полностью финансируется из федерального бюджета, а не по инвестконтракту, когда инвестор приносит деньги и что-то взамен получает. Строится он тяжело: кризис отразился, свои тоже нелегко заработанные внебюджетные деньги вкладываем. Желание - дожить до момента, когда люди туда переедут и начнут работать и учиться на современной базе. Это будет прорыв для факультета и, учитывая его роль, для юридического образования в стране в целом.

 

 

 

 

 

Источник: официальный сайт Российской газеты

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь