Поволжский Образовательный Портал

Единый Государственный Экзамен: максимум минусов, минимум плюсов

Опубликовано 30 ноября 2004

Экспериментальное введение в некоторых российских регионах Единого Государственного Экзамена (ЕГЭ) уже сейчас позволяет подвести некоторые итоги и сделать кое-какие выводы, касаемо целесообразности и эффективности проводимого эксперимента.

Как предполагается, намеченная на самое ближайшее время реформа системы российского образования затронет практически все ее сферы (от среднего до высшего образования), в том числе посредством введения новых критериев и подходов к образованию. В числе таких инноваций - запланированное введение Единого Государственного Экзамена, как единственно возможного, по мнению его разработчиков, способа контроля знаний учащихся общеобразовательных учреждений, которое должно стать сколь повсеместным, столь же и обязательным.

Короче говоря, введение ЕГЭ в дальнейшем призвано убить сразу двух зайцев: заменить старую систему сдачи школьником выпускных экзаменов и объединить тем самым школьные выпускные испытания со вступительными в ВУЗ.

На первый взгляд все представляется весьма простым и эффективным. Но это лишь на первый взгляд, потому как стоит только вникнуть в суть этого нововведения становится очевидным тот факт, что никаких проблем в образовании оно ровным счетом не решает. Более того, уже сейчас, когда появились первые результаты этого эксперимента, стало ясно, что ЕГЭ, как форма контроля получаемых нынешними школьниками знаний, обнажила множество своих недостатков.

На состоявшемся не так давно в Москве в Высшей Школе Экономики заседании Российского Общественного Совета по Развитию Образования (РОСРО), в президиум которого входят непосредственно разработчики проекта Единого Госэкзамена, было по-настоящему жарко. Как выяснилось, среди многочисленных членов РОСРО, в числе коих немало представителей из регионов (от рядовых учителей до ректоров региональных ВУЗов) есть как ярые сторонники, так и ярые противники ЕГЭ. Имеющая место быть в настоящее время бурная дискуссия между ними – доказательство того, что с ЕГЭ складывается все далеко не так гладко, как, наверняка хотелось бы его разработчикам. Столь резкие изменения в выпускной политике российских школ, хотя и официально обозначенные пока только как эксперимент, выявили больше минусов, нежели плюсов ЕГЭ.

Несмотря на то, что сторонниками ЕГЭ сейчас упорно продвигается суждение о ЕГЭ, как о единственно возможном объективном способе контроля знаний выпускников, возникает много вопросов как раз в отношении его объективности. Во-первых, как утверждают его сторонники, переход на систему сдачи ЕГЭ вместо прежних экзаменов во время выпускных испытаний в школах сможет наконец-таки искоренить факты зачастую неоправданных послаблений в отношении того или иного выпускника со стороны экзаменатора, или, иначе говоря, коррупции.

С подобным доводом в некотором смысле можно согласиться, потому как на этот раз оценку за экзамен выпускнику выдает компьютер, а не экзаменатор, соответственно, если учесть все возможные погрешности, степень объективности оценки должна кратно возрасти. При всей видимой убедительности этого довода, вспоминается, однако, практика сдачи Государственного Централизованного тестирования, которое, как изначально предполагалось, должно было стать своеобразной альтернативой вступительным экзаменам в ВУЗы. Принцип проверки и оценки Централизованного тестирования схож с Единым выпускным Госэкзаменом в школах, а значит, нет причин сомневаться в его объективности.

Однако даже в этом случае аксиома «в России все продается, и все покупается» пришлась к месту. Многочисленные факты подкупа членов приемных комиссий в большинстве российских ВУЗов превратились в нечто само собой разумеющееся. Кто, в таком случае, может дать 100% гарантию того, что и с ЕГЭ все не пойдет по тому же сценарию? Думается, никто, а значит, тем родителям, которые захотят, чтобы их чадо набрало высшие баллы, придется, скорее всего, сильно раскошелиться. Во-вторых, по мнению большинства учителей-гуманитариев (в основном – русский язык и литература), введение тестовой формы ЕГЭ по их предметам абсурдно.

Если тест, как форма экзамена худо-бедно применима в отношении точных наук (математика и т.п.), то как сдавать, например, литературу тестированием, представить очень непросто. Ну не представляют себе учителя, как это, возможно, оценить степень знаний и творческих способностей выпускника посредством теста. Или российские чиновники додумались до изобретения способа анализа «Преступления и наказания» подобного математическому? Однако, разработчики ЕГЭ очень грамотно, как им кажется, обыгрывают эту непростую ситуацию, напоминая о том, что в каждом из вариантов Единого Госэкзамена помимо частей А и В, есть еще часть С (творческая часть), предлагающая выпускнику написать сочинение или эссе по заданному тексту. Там же оговорены рамки задания и условия. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.

К такому выводу можно прийти, стоит лишь взглянуть на эту «творческую часть». В третьих, до сих пор не понятно, было ли учтено разработчиками и внедрителями ЕГЭ существование специальных классов для детей с так называемыми ограниченными возможностями (отсталое развитие и пр.). Если одному ребенку по силам справиться с тем, что предлагает ему ЕГЭ, то это не значит, что ребенку из спецкласса это тоже по силам. Пытаясь поставить всех в равное положение посредством Единого Госэкзамена, чиновники, выступающие за ЕГЭ, и его разработчики тем самым в еще большей степени усугубляют ситуацию. И после этого они сами же начинают возмущаться по поводу тех 20% «двоек» за ЕГЭ, которые они в итоге получают. Из этого можно сделать вывод о том, что в глазах чиновников и разработчиков ЕГЭ нынешние выпускники школ предстают не как личности с индивидуальными возможностями и способностями, а подобно роботу – «что получил – то и верни».

Еще одна, не менее острая проблема, связанная с внедрением ЕГЭ в школах, опасность возникновения которой в ближайшем будущем становится все более очевидной – это влияние ЕГЭ на процесс и суть преподавания тех или иных предметов в школе. На этом акцентировали внимание представители Тульской области на уже упомянутом заседании РОСРО, состоявшемся в Москве. На их взгляд, самая главная опасность состоит в том, что в школах, вместо нормальной системы преподавания, уже с 10-го класса может начаться примитивное «натаскивание» по тестам, что лишит школьное образование всякого смысла.

Существующая в данное время система ЕГЭ (сдача 2-х обязательных предметов: русский язык и математика) может привести к тому, что «натаскивание» будет проводиться только по этим предметам в ущерб всем остальным. У некоторых членов РОСРО есть опасения, что в связи с этим количество часов, отводимых на преподавание других предметов, может сократиться, и, как результат, сократится и без того мизерная зарплата учителей. Чтобы избежать этих и других проблем, если ЕГЭ все-таки суждено в ближайшем будущем вытеснить обычные экзамены, почему бы не предоставить школьнику возможность выбора 2-х дисциплин из 5-6, а не из 2-х, как в настоящее время?

Помимо проблем, связанных с внедрением Единого Государственного Экзамена в школах, существует ряд проблем, при сдаче выпускником этого экзамена и дальнейшем зачислении его в ВУЗ по результату ЕГЭ. Во-первых, в настоящее время ни один ВУЗ страны не решил для себя как будет им проводиться такое зачисление и будет ли проводиться вообще. Как показывает, опять же, опыт проводимых РОСРО заседаний, среди ректоров ведущих российских ВУЗов (государственных) есть как сторонники, так и противники ЕГЭ, но одинаково ни те, ни другие еще не выработали четкой позиции по этому вопросу.

В этом случае наиболее эффективным было бы принятие решения о сочетании различных форм конкурсного поступления в ВУЗ: зачислении абитуриентов либо по результатам сдачи ЕГЭ, либо по собственным испытаниям ВУЗа. Во-вторых, непроясненной остается ситуация по вопросу о том, каким образом в дальнейшем соотносить результаты ЕГЭ и результаты Олимпиад (как общероссийских, так и регионального уровня). В-третьих, проблемой на сегодняшний день является уже то, что сдается Единый Госэкзамен однократно, а все последующие возможности пересдачи можно осуществить, по словам разработчиков ЕГЭ, «за небольшую плату». Что это за «небольшая плата» и с какой стати вдруг школьнику при окончании среднего (обязательного!) образования придется платить за пересдачу экзамена? Это, кстати, вполне можно отнести к вопросу и об уничтожении бесплатного образования.

Поскольку сдача ЕГЭ однократна, а пересдача за «небольшую плату» по карману далеко не всем, получается, что в случае введения ЕГЭ, как обязательного при поступлении в ВУЗ, выпускник, по какой-либо причине, не сдавший Единый Госэкзамен или сдавший его неудовлетворительно, теряет возможность получить высшее образование? Это, как минимум, нарушит его конституционные права.

Согласно опросу, проведенному некоторыми членами РОСРО в 89 регионах России, порядка 60% учителей выступили против введения в школах Единого Государственного Экзамена.

Очевидно, что недостатков у ЕГЭ гораздо больше, нежели преимуществ, но, несмотря на это, большинство членов РОСРО все-таки поддерживают инициативу внедрения ЕГЭ в школах. «Как сделать так, чтобы ЕГЭ из прекрасной услуги, предложенной государством обществу, не превратился в навязанную обязанность?» - задается вопросом господин Кантарович, проректор Высшей Школы Экономики. Во-первых, не совсем понятно, что конкретно имел в виду Кантарович, называя ЕГЭ «прекрасной услугой, предложенной государством обществу». А во-вторых, для того, чтобы это не стало «навязанной обязанностью» просто напросто не стоит ее навязывать.

Единый Государственный Экзамен, если он на столько необходим, как утверждают это его разработчики, должен стать, прежде всего, добровольным или, как минимум, на начальном этапе вариативным. Потому как если оставить все так как есть, присовокупив к этому все те "преобразования", которые предполагает грядущая реформа образования, и без того не блестящая система образования в России может оказаться на грани краха.

По материаллам сайт Учитель.ру

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь