Поволжский Образовательный Портал

Одобренная правительством реформа школ и вузов попала под огонь критики

Опубликовано 16 декабря 2004

Каким должно стать российское образование? В один день ответ на этот вопрос искали сразу на двух этажах власти: правительство, которое одобрило приоритетные направления развития образования, и депутаты, которые обсудили предлагаемые реформы на парламентских слушаниях. Оказалось, что мнения у членов кабинета министров и думцев по многим проблемам расходятся принципиально.

 

Напомним, что предлагает министр Андрей Фурсенко. Ввести непрерывное образование с детского сада. Снизить нагрузки на школьников, пересмотрев учебные стандарты и оставив объемы необходимых для поступления в вузы знаний. За то, чему будут учить сверх этого, ученикам придется платить. В профильных классах ученики смогут выбирать предметы, которые хотят изучать более основательно. Эксперименты с ЕГЭ и ГИФО будут расширяться. Учебу в вузе предлагается разделить на два этапа: четыре года будут готовить бакалавров, еще два года - магистров. Бюджет оплатит только подготовку бакалавров и лишь тех магистров, которые нужны государству. Выпускник вуза должен вернуть государству потраченные на его образование средства, либо отработав определенный срок, либо компенсировав затраты в денежной форме.

Чтобы повысить качество обучения, предполагается из нынешних более чем трех тысяч государственных и негосударственных вузов оставить около 600. Статус университета сохранится у тех, где ведется научная работа.

Почти все из этих предложений правительства были восприняты большинством из 350 участников парламентских слушаний негативно. Почему?

Олег Смолин, первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке:

- В документе, в частности, записано обеспечение равных возможностей доступа к качественному образованию. Однако беда в том, что если этот документ будет реализован, то результат окажется большей частью противоположный объявленным целям. Почему? Причин несколько. Например, говорится о введении частично платного обучения в школе под лозунгом сокращения нагрузки. Но если на 25 процентов снизить нагрузку, то те, кто захочет в непрофильных школах получить полноценное образование, вынуждены будут за него платить.

Вроде бы малообеспеченным обещают выплатить адресные субсидии. Их придется платить почти поголовно, а на всех денег в бюджете не хватит.

Нам предлагают принять новые организационно-правовые формы образовательных учреждений: автономные учреждения (АУ) и государственные (муниципальные) автономные некоммерческие организации (ГМАНО). Риски для них намного превышают расширение обещанных свобод. Потому что ни для одних, ни для других не установлены ни налоговые льготы, ни отсрочки от воинской обязанности, ни досрочные пенсии.

Я согласен с намерением ввести в школьный стандарт условия образовательной деятельности. Однако финансовые гарантии из госстандарта минфин убрал, по сути он стал рамочным. А после принятия закона N122, из закона вообще ушли и социальные гарантии для педагогов и учащихся.

В документе правительства по-прежнему нет ответа на ключевые вопросы образовательной политики. Неясно, будем ли и как увеличивать бюджетное финансирование образования? Отдельные заявления вызывают по этому поводу, мягко говоря, удивление. Например, признавая, что уровень зарплаты крайне низок, авторы документа пишут об изменении доли зарплаты в структуре расходов на образование. Как будет трактовать минфин - понятно. Зарплату будут повышать еще медленнее или не повышать вовсе. Другое умолчание в документе - налоги. Будут ли сохранены налоговые льготы или они должны быть компенсированы? В то же время декларируемый минфином принцип, что все должны платить абсолютно одинаковые налоги, не работает ни в одной из стран мира. Складывается впечатление, что мы так и будем мерами казарменного коммунизма вводить дикий капитализм в нашей стране.

Что касается образовательных кредитов, то идея прекрасная, но опять остается множество вопросов. Кредиты вместо бюджетного финансирования или плюс к бюджетному финансированию? Кредиты образовательные, то есть на обучение, или социальные образовательные, на время обучения?

Любой документ о стратегиях и перспективах образования должен отвечать как минимум на шесть вопросов. Первый: финансирование, налоги и финансовый механизм. Второй: уровень оплаты и социальные гарантии для преподавателей и учащихся. Третий: система мер по ограничению неравенства возможностей в образовании. Четвертый: организационно-управленческие меры. Пятый: каково содержание образования. Шестой: ценности, на которые система образования ориентирует обучающихся. В предложенном документе нет исчерпывающего ответа ни на один вопрос. Боюсь, что этот документ получит название "образование без перспектив".

Он нуждается не в доработке, а в переработке. Мы готовы представить альтернативный проект, который базируется на трех основных принципах: образование для всех, образование через всю жизнь, хорошего образования много не бывает.

Юрий Похолков, ректор Томского политехнического университета, президент Ассоциации инженерного образования России:

- Мы не имеем права заявлять, что наше образование лучшее в мире, потому что наша экономика не является лучшей. Посмотрите вокруг: ведь почти все, чем мы пользуемся, сделано не в России. Даже вот этот микрофон, перед которым мы все сейчас выступаем, или мобильные телефоны, диктофоны - иностранного производства. А кто построил эту неконкурентоспособную экономику, кто ею управляет? Выпускники российских вузов, а не зарубежных. И решения, которые они принимают, основываются на тех знаниях, умениях и навыках, что получены ими в вузах.

Надо прекратить обманывать самих себя и свой народ, декларируя, что мы лучшие и нам ничего не надо менять. Нам нужны коренные изменения в образовании, но пока они идут не так, как хотелось бы. Дело в том, что эти изменения происходят сверху. Инициатива идет от правительства, от Думы, а те, кого они касаются, нередко плохо понимают, почему принимаются те или иные решения и почему не принимаются другие. Низы должны активней участвовать в обсуждении реформы образования и не тогда, когда документы почти готовы, а на самой ранней стадии.

И еще о документе, который мы сейчас обсуждаем. В нем я не вижу настоящей стратегической цели развития образования в стране. Там записано: создать общество, основанное на знаниях. Но это слова. Какова стратегическая цель? Опросы показали, что почти 90 процентов россиян хотят, чтобы их дети имели высшее образование. Значит, надо объявить: мы хотим создать все условия для всего населения, чтобы оно имело возможность получить высшее образование. Вот ясная цель. А каковы средства достижения? В частности, надо развивать кредитную систему или страхование, чтобы любой человек имел возможность получить высшее образование. Я присоединюсь к мнению, что нужно дорабатывать этот документ, а может, и перерабатывать.

Иван Мельников, член комитета Госдумы по образованию и науке:

- В августе 2001 года состоялось заседание Госсовета под председательством Владимира Путина, где планировалось создать концепцию модернизации образования на период до 2010 года. Тогда были ожесточенные дебаты, но в итоге найден компромисс. В частности, заявлено: не решив самый важный вопрос - об улучшении материального положения учителя - нельзя в принципе что-то кардинально менять в системе образования. Кроме того, договорились, что сначала нужно провести эксперимент по ЕГЭ и только по итогам решать, вводить его повсеместно или нет.

Сейчас нам представлен новый документ, который фактически отвергает прежние договоренности. Например, в нем нет даже попытки решить самую больную проблему образования - достойную оплату труда педагогов. Мне кажется, что цель предложений правительства сводится к тому, чтобы реформаторские предложения, вызвавшие наибольшую критику образовательного сообщества, втихую протащить в эти документы.

Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики:

- Сегодня с бешеной скоростью разрастаются очаги "подвального" образования, когда дети просто присутствуют на занятиях, когда преподаватели не учат, а отрабатывают часы. Все это напоминает мне времена МММ и других финансовых пирамид.

Реформа должна в первую очередь ответить на вопрос тех, кто учит: что они получат от этой реформы? Тот же преподаватель вуза, который получает, по нашим подсчетам, 25 процентов от сопоставимой зарплаты в коммерческом секторе. Тот же мастер производственного обучения, который имеет 50-60 процентов от заработка квалифицированного рабочего в данной отрасли... Необходимо соблюдать как минимум два ключевых ресурсных показателя в образовании: средний уровень зарплаты преподавателей и бюджетное обеспечение одного студента или школьника. На сегодняшний день мы отстаем от других стран по доле ВВП в образовании в 3,5 раза. Процент ВВП у нас даже ниже, чем в Китае и Индии. К 2010 году мы смогли бы выйти на достаточно приличный уровень зарплаты работникам образования: 500 долларов в месяц для учителя, 1000 долларов - для доцента среднего вуза и около 2,5 тысячи - для преподавателя ведущего вуза, вовлеченного в научные исследования.

Мнения

Анатолий Востриков, ректор Новосибирского государственного технического университета:

- В реформе, предложенной министерством, от концепции участия государства в управлении собственностью учреждений образования, о которой так горячо спорила научная и образовательная общественность осенью, не осталось по сути ничего. Предложения Российского общественного совета по развитию образования куда более прогрессивны и радикальны. Прежде всего надо повысить качество высшего образования за счет усиления университетского сектора науки. Что касается нормативного финансирования, то нам еще предстоит наблюдать борьбу за него. Некоторые региональные вузы получают по смете в 4-5 раз меньше, чем столичные.

Фарид Мустафаев, студент Дагестанского педагогического университета:

- Отношение к двухуровневому обучению положительное. Ведь когда между этими ступенями обучения есть такое серьезное препятствие, как сдача государственных экзаменов, у многих студентов возникает дополнительный стимул к учебе, им некогда "расслабляться". После получения образования в бакалавриате у нас появляется возможность проверить себя в трудовой практике, чтобы понять, ту ли специальность выбрал.

Владимир Васильев, ректор Санкт-петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики:

- Система бакалавр-магистр имеет право на существование, но по ряду специальностей нужна непрерывная подготовка. Это инженеры, медики, студенты творческих вузов. Их система подготовки отличается от других вузов. Кроме того, министерство предлагает после бакалавриата ввести обязательную трехлетнюю отработку на предприятии по профилю. Мы считаем, что такой жесткой привязки быть не должно. Для некоторых специальностей прерывать образование просто недопустимо.

Владимир Михайлов, студент Томского университета:

- Надо сокращать не количество вузов, а прием в них. Некоторые студенты, доучившись до четвертого курса, только тогда и понимают, что инженеры из них выйдут плохие. В ряде западных стран проблему решают следующим образом: пусть будет меньше студентов, но зато условия их обучения лучше и стипендии выше. И профориентацией надо заниматься еще в девятых-десятых классах школы.

Мы привели выдержки из выступлений, которые вызвали наибольшее одобрение зала, а также мнения о реформах тех, кто и дает это самое образование. Учтут ли эти пожелания депутаты, огда придет время отдавать свои голоса за тот или иной вариант законопроекта?

Маргарита Шац.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь