Поволжский Образовательный Портал

Ректор ищет своих. Студентов

Опубликовано 09 ноября 2005

Тысячу часов математики в год в "Бауманке" выдерживает не каждый. Почти три часа отвечал на вопросы читателей "РГ" ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана, председатель совета ректоров вузов Москвы и Московской области ИгорьЬ Федоров.

Особой активностью отличились будущие абитуриенты: останутся ли в "Бауманке военные кафедры, принимает ли ведущий технический университет по результатам ЕГЭ и на какие специальности, не введут ли тест на наркозависимость? Игорь Федоров был предельно откровенен.

Даешь специалистов!

Российская газета: Игорь Борисович, вы участвовали в последнем заседании Совета при президенте по науке, технологиям и образованию, посвященном проблемам образования. Как вы отреагировали на то, что Совет поддержал предложение минобрнауки отобрать тридцать лучших вузов страны и обеспечить им приоритетное финансирование?

Игорь Федоров: Конкретной цифры, сколько вузов будет отобрано, не звучало. Я считаю, что выделить ведущие вузы, безусловно, целесообразно, и это, кстати, делается практически во всех странах. Они пользуются определенными приоритетами, получают повышенное финансирование. Но их чрезвычайно сложно отбирать.

РГ: Вас у страивают критерии, которые обнародовало министерство?

Федоров: Там есть, конечно, разумные предложения. Но много и спорных. Например, оценка инновационных вузов по числу выпускаемых ими бакалавров, магистров, аспирантов, обладателей дипломов МВА. Но инженерный вуз выпускает в основном "специалистов". Получается, что он не может быть инновационным. Где логика? А часть критериев, на мой взгляд, просто приведет к снижению уровня российского образования.

РГ: Вы настаивали на том, чтобы в инженерных вузах был сохранен уровень "специалиста" (наряду с бакалавром - магистром), и министр Андрей Фурсенко пошел вам навстречу. Надеетесь быть услышанными и сейчас?

Федоров: Конечно. Министр проявил себя как человек, умеющий прислушиваться к аргументированной критике. К тому же за нас говорит и зарубежный опыт: ведущие немецкие вузы также выступают за сохранение уровня "специалиста". Во Франции так и сделали. А уж России с ее традиционно сильным инженерным образованием сам Бог велел.

Я тут не только на свое личное мнение опираюсь. Президент национальной инженерной академии США Вульф - последовательный приверженец российской инженерной школы. В США действует жесткая система "бакалавр - магистр". И это основная причина, почему инженерное образование там хуже европейского. Вульф хочет ходатайствовать перед президентом Бушем, чтобы в США была введена непрерывная подготовка специалистов.

РГ: Почему вы так озабочены тем, чтобы образование не прерывалось?

Федоров: Я могу еще представить экономиста или юриста низшей и высшей квалификации. Но разработчик ракетных двигателей низшей квалификации? Это невозможно. Да его просто к работе нельзя допускать! Работодатели нам так и говорят: пусть будут и бакалавры, и магистры, но в инженерном образовании должен остаться уровень "специалиста", готовящегося по монопрограмме. То есть, когда студент учится с первого по шестой курс без перерыва в учебе и приходит к дипломному проекту.

РГ: Какие еще решения министерства кажутся вам спорными?

Федоров: Мы с самого начала резко выступали против связи ЕГЭ с финансированием обучения в вузе, с государственными именными финансовыми обязательствами (ГИФО). Помните, как нам предлагали? Чем меньше баллов набрал выпускник школы на ЕГЭ, тем больше он должен платить за обучение в вузе. Но высший балл могут набрать всего пять процентов выпускников. Значит, всем остальным пришлось бы платить? Мы, что называется, насмерть стояли. И сейчас эксперимент с ГИФО прекращен.

РГ: Однако возглавляемый вами совет ректоров рекомендовал недавно принимать ЕГЭ всем вузам и по всем специальностям.

Федоров: ЕГЭ по-прежнему вызывает у меня много вопросов. Качество тестов надо улучшать. Но мы выступали не столько против ЕГЭ, сколько против того, чтобы он был единственным способом поступления в вуз. Очень важно оставить и другие - олимпиады, творческие конкурсы, традиционные экзамены. И законом, который скоро будет принят Госдумой, именно эта многовариантность будет закреплена. Поэтому мы и приняли такое решение, а вузы его поддержали.

РГ: МГТУ еще в прошлом году принимал по результатам Единого госэкзамена. Довольны ли вы студентами, которых тогда отобрали?

Федоров: Тогда результаты ЕГЭ подали 600 абитуриентов, из которых мы отобрали двести. Это при том, что общий набор у нас 3200 человек. Студентами стали хорошие ребята, которые справляются с учебной программой.

РГ: А какой был конкурс?

Федоров: Три человека на место. Но если учитывать и нашу программу "Шаг в будущее", а через нее проходит 18 - 19 тысяч школьников со всей страны, то конкурс примерно 5 - 6 человек на место.

РГ: Многие читатели интересуются, как стать участником программы "Шаг в будущее".

Федоров: Мы придумали ее, чтобы возместить потерю различных технических кружков - во дворцах пионеров, ДОСААФ, через которые в советское время прошла большая часть наших студентов. Чтобы не потерять "своего" студента, мы сами пошли в школы. Начали, естественно, с Москвы, потом мы организовали восемьдесят центров по просмотру школьных проектов. Европейский союз каждый год проводит соревнования молодых ученых. Лет восемь назад мы стали направлять на них победителей "Шага в будущее", и наши ребята сразу же стали завоевывать там призовые места. Потом МГТУ предложили участвовать в конкурсе на проведение этих соревнований. И в 2003 году мы такой конкурс в Брюсселе выиграли. Месяц назад мы провели международные соревнования. На них приехали представители практически всех стран Европы, молодые ученые из США, Японии и Китая. Мы получили благодарность Европейской комиссии.

Квота для платника РГ: Однако впервые россияне не заняли призовых мест. Это провал? Уровень работ россиян оказался ниже, чем иностранцев?

Федоров: Отнюдь. Наши работы были одними из лучших. Меня, честно говоря, результаты сначала огорчили. Но нам объяснили, что существует традиция: из этических соображений не принято награждать представителей страны, которая принимает соревнования.

РГ: То есть у вас учатся студенты, "просеянные" через сито многочисленных конкурсов. А отчисляете за неуспеваемость многих?

Федоров: До "Шага в будущее" отчисляли примерно 1200 студентов в год. Затем отсев сократился до 850. И это, замечу, из 20 тысяч студентов. Кстати, у нас существует только дневное отделение.

РГ: А с какого отделения отсев больше - с платного или бесплатного?

Федоров: Платное отделение у нас небольшое, всего пятьсот человек на курсе - около 15 процентов. Мы сознательно ограничиваем прием за деньги. Считаем, что конкурс на платное и бюджетное отделения должен быть примерно одинаков.

Мы очень тщательно выбираем студентов-платников. Пока платников немного, они не делают погоду в вузе. Наоборот, тянутся за остальными. У них есть стимул: тех, кто за два семестра сдал экзамены на одни "пятерки", переводим на бюджет. А двоечников отчисляем.

РГ: Иван Бирюков из Москвы спрашивает: если студента-бюджетника отчисляют за неуспеваемость, может ли он, чтобы все-таки продолжить учебу, перевестись на платное отделение?

Федоров: Да, начиная с 4-го курса. Мы даем такую возможность.

РГ: Некоторые ваши коллеги, в том числе ректор МАИ Александр Матвеенко, считают, что каждый студент должен пусть и немного, но платить за свое обучение. Другого выхода, для того чтобы поднять зарплату профессорам, он не видит.

Федоров: Все не так однозначно. Например, в Англии всеобщее платное образование. Студент платит пять тысяч фунтов в год. Причем если он не может платить, то берет ссуду. За него ее может погасить и работодатель. Такая схема вполне возможна и у нас, но для этого придется менять нашу Конституцию.

РГ: В принципе это разумно?

Федоров: По крайней мере это можно обсуждать.

РГ: По словам министра Фурсенко, сейчас вузы самостоятельно зарабатывают столько же, сколько получают из бюджета. И еще столько же средств поступает в вуз теневыми путями. Это действительно так?

Федоров: Я очень скептически отношусь к подобным утверждениям. На мой взгляд, эти данные недостаточно достоверны. У нас в вузе такого нет совершенно точно. Все общежития "Бауманки" объединены в локальную сеть. Если в вузе что-то произошло, то я узнаю об этом первым. Но там, где берут взятки, это надо выжигать каленым железом.

РГ: Вопрос доцента Сургутского государственного университета Б.У. Серазетдинова: "На какой стадии находится разработка прибора по тестированию на наркозависимость? Ваша точка зрения о форме 086 для поступления в вузы с подписью нарколога?"

Федоров: Такая работа у нас ведется на кафедре валеологии. Пока тестирование на наркозависимость проходят только те, кто идет на военную кафедру. С наркотиками в вузе строго. Да и, честно говоря, наркоман просто не сможет у нас учиться. Человек, который выпадает из сумасшедшего ритма учебы, мгновенно вылетает из вуза. Тут вообще нелегко учиться - тысячу часов математики выдержит далеко не каждый.

Пишите на 2-ю Бауманскую

РГ: На вузовские исследования приходится не более пяти процентов от общих расходов на науку. Представить себе, как может она развиваться в таких условиях, довольно сложно. Как вы выживаете?

Федоров: В инженерном вузе без науки никак нельзя. Иначе это будет просто ремесленная школа или техникум. И то, что в 90-е годы финансирование науки упало, поставило нас в очень сложную ситуацию. Материально-техническая база не обновлялась, на это не было средств. Сейчас положение несколько улучшилось. Возросло бюджетное финансирование. Но инженерные вузы рассчитывают даже не столько на него, сколько на прямые контакты с фирмами.

В 2004 году общий объем финансирования науки в университете достиг 509 миллионов рублей. Из них 370 миллионов мы заработали на контрактах.

Кардинально изменить ситуацию и в образовании, и в науке можно только за счет их интеграции. По сути, каждый из наших восьми факультетов интегрирован с научным институтом. В Дмитрове находится наша научная база - уникальные лаборатории, причем оснащенные таким оборудованием, которого нет даже на солидных отечественных фирмах.

РГ: Работодатели часто жалуются, что вузы выпускают не тех специалистов. К примеру, завод купил в Германии холодильное оборудование, а наладить его некому. Вы встречаетесь с такими нареканиями со стороны бизнеса?

Федоров: Работодателям советую: обращайтесь к нам, на 2-ю Бауманскую улицу. Но, конечно, проблема есть. Поэтому мы постоянно контактируем с бизнесменами и директорами предприятий, интересуемся: в чем недостаточна подготовка наших выпускников, что надо изменить?

70 процентов наших выпускников работают по специальности. Мы поняли, что в рыночных условиях надо готовить более универсальных инженеров, усиливать их фундаментальную подготовку. Тогда он сможет гибко реагировать на требования рынка, без особых проблем менять профиль работы.

РГ: Читатель Сергей Любимцев из Таганрога задает вопрос: "Оставили ли МГТУ военные кафедры?"

Федоров: Да. У нас будет и учебно-военный центр - для выпуска кадровых офицеров. Студент должен подписать контракт на 3 - 5 лет службы, на время обучения он получит солидную стипендию. Минобороны поставит вузу современную военную технику. Финансирование самого центра - тоже за военным ведомством. На этой же базе будет вестись подготовка офицеров запаса, которые не будут служить в армии по контракту.

Предчувствие космоса РГ: Беспокоит ли вас сейчас проблема "утечки мозгов" за границу?

Федоров: Наши выпускники пользуются спросом у самых авторитетных зарубежных фирм, которые приезжают к нам на ярмарки вакансий. Со многими из них мы создали совместные учебные центры, куда из-за рубежа бесплатно поставляется университету самое современное и очень дорогое оборудование. 70 процентов времени на нем работают студенты, в оставшееся - повышают квалификацию инженеры, работающие на "западников" в Москве. Что же касается "утечки мозгов", то планы наших студентов за последние 6 - 7 лет сильно изменились. Такой пример: канадская фирма "Авионика" попросила направить по контракту двадцать ребят на 2 года. Согласились всего шестеро. Ребят не прельщают долгосрочные контракты: они боятся потерять перспективу здесь, в России.

РГ: Вопрос от читательницы Ларисы Безуховой: "Слышала, что в МГТУ создается современный центр управления полетом, где студенты будут накапливать опыт управления космическим аппаратом. Это так?"

Федоров: В конце ноября в Кремлевском дворце мы будем торжественно отмечать 175-летие нашего вуза. В честь этого события запускаем спутник "Бауманец" весом около ста килограммов. Его наши ребята сконструировали и изготовили совместно с НПО "Машиностроение" в Реутове. Действительно, создается и свой ЦУП. Так что скоро наш спутник будет передавать сигналы с орбиты.

Маргарита Шац.

Другие матералы рубрики:

Архив новостей

2017Последние новостиЯнварь